Проигранная победа

21 августа 2003 в 00:00, просмотров: 189

Отсутствие узнаваемых лиц и завсегдатаев политических аншлагов вызывало досаду ораторов и навевало тоску на зрителя. Очень вяло стартовал первый день годовщины трагических событий 1991 года на Горбатом мосту. “Где эти десятки тысяч москвичей, 12 лет назад вставших в живое кольцо на защиту, как тогда казалось, свободной России?” — окинул взором пенсионеров с транспарантами Лев Шумаев, в свое время доверенное лицо Ельцина на выборах.

Времена меняются — и мы меняемся вместе с ними. Согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, трагическими, имевшими гибельные последствия для страны и народа считают те дни 31% опрошенных россиян. Добрая половина населения оценивает их как обычный эпизод борьбы за власть в высшем руководстве. Победой демократической революции назвали их лишь 10% респондентов. Опрошены были 1600 жителей в преддверии 19 августа.

Редеют ряды общественно-политической организации “Живое кольцо” — осталось тысячи три членов, если брать со всеми регионами. А сколько их было в августе 1991-го! Спрашивается, за что боролись? Что произошло за эти 12 лет? “Начиналось все хорошо, не надо было демократам дробиться на мелкие партии”, — сетуют активисты “Живого кольца”.

А еще будто бы виноват Гайдар, который в 1992 году отвернулся от агитпехоты — двух тысяч старух, бывших приверженцев Демократической России, от обиды подавшихся в коммунисты и “Трудовую Россию”.

Многие связывают неудачную, по сравнению с предыдущими годами, годовщину с уходом из жизни депутата Юшенкова. Ведь он был одним из главных организаторов ежегодных мероприятий у Белого дома. А теперь пришли к выводу: уж лучше ничего, чем такой “праздник”. Может, на следующий год его и отменят. “Плохое быстро забывается… С религиозной точки зрения человек настроен на вечную жизнь”, — почти что проповедь прочитал перед телекамерами Глеб Якунин, облаченный в рясу. Журналисты заметно оживились — непрерывные выступления малоизвестных поэтов и политические частушки полоумной бабки их изрядно утомили. Сопредседатель “Демократической России” Глеб Якунин также заявил, что у него было видение. В том, что ему явился святой лик, он не видит ничего удивительного — ведь дни путча приходятся как раз на праздник Преображения Господня.

Плохое быстро забывается… Все можно забыть, наверное. Однако, кто еще помнит, сегодня панихида в честь трех погибших героев. В десять утра сбор на Ваганьковском кладбище. Вчера на месте гибели Дмитрия Комаря, Ильи Кричевского и Владимира Усова был поднят флаг. У организаторов памятных мероприятий теплится в душе надежда, что лидеры партий придут-таки в последний день годовщины, 22 августа, в Дом-музей Сахарова на общественное собрание. А то и с утра пораньше на площадь Свободной России. И вместе поднимут флаг. Все-таки официальный праздник — День Государственного флага…

Что хотели демократы в августе 91-го?

— Приватизации российской собственности, оцениваемой тогда в 6000 триллионов рублей, в результате которой должно было обогатиться население. А сама отданная в частные руки собственность начала бы работать на благо граждан страны.

Через 12 лет оказалось, что собственность была фактически “подарена” особо предприимчивым деятелям типа Мавроди, директорам предприятий и особам, приближенным к президенту и его дочери. Населению достались невразумительные бумажки, стоившие пару бутылок отвратной водки, “сгоревшие” в апреле 1992 года вклады и низкий уровень жизни. Зато в России появились долларовые миллиардеры.

— Сокращения военных расходов и конверсии ВПК, которые должны были создать отечественное товарное изобилие и новые рабочие места и “снять” страну с нефтяной иглы.

К 2003 году в России насчитывается около 1553 предприятий, задействованных в оборонном комплексе, а доля предприятий ВПК в промышленном секторе — 12,5%, причем продукция этих предприятий на российском рынке составляет 76%. Что же касается расходов на оборону и силовые структуры, то их рост ежегодно измеряется десятками процентов.

— Решения земельного вопроса. Предлагалось расформировать колхозы и раздать землю и технику непосредственно тем, кто на них работает.

Формально гайдаровское правительство так и сделало, но на деле земельные паи оказались в крепких руках председателей колхозов, переименованных в АО, и агрочиновников. А фермеры до сих пор работают на земле полулегально: Земельный кодекс разрешает продавать или покупать лишь городские земли, а вот насчет пашни — снова табу..

— Улучшения условий труда и перехода к постиндустриальному обществу.

Через 12 лет Россия имеет Трудовой кодекс, не позволяющий работникам добиваться улучшения условий труда, не дающий оснований жестко наказывать работодателя за невыплаты зарплат и не вводящий норму обязательной минимальной почасовой оплаты труда, как в цивилизованных странах.




Партнеры