Ужас в веснушках

22 августа 2003 в 00:00, просмотров: 305

В прошлую пятницу во все отделения милиции Московской области полетела “молния”.

“Спецсообщение.

15.08 в 15.00 из психиатрической больницы №5 совершил побег находящийся на принудительном лечении, судимый Анатолий Иваненко, проживающий по адресу… Перед тем как сбежать, Иваненко нанес телесные повреждения сестре-хозяйке. Женщина в тяжелом состоянии находится в реанимации. Приметы… При задержании соблюдать осторожность”.

Репортеры “МК” решили узнать, насколько случаен этот побег и велика ли угроза жизни москвичей, ведь преступник, на счету которого уже имеются и изнасилование, и убийство, проживал ранее в столице и, как предполагается, прячется сейчас именно здесь.

В 1996 году 17-летний Толик изнасиловал и избил школьницу. А через месяц в своем родном Солнцеве в подъезде дома убил молодую женщину. Вот только преступником называть его не положено: раз суд признал его невменяемым, значит, 24-летний Толик Иваненко всего лишь больной человек. Но лечиться Толику в психиатрической больнице под Чеховом не понравилось, он сбежал, прокладывая дорогу молотком.

“Пятерочка” в селе Троицкое под Чеховом — самая большая в мире. Рассчитана на 2000 больных из Москвы и Московской области и 3000 сотрудников. Огромное трехэтажное мрачное здание из красного кирпича построено до революции, и уже тогда предназначалось для психически больных особо опасных преступников. От прошлого в больнице остались табуретки в виде бревен и кандалы в музее.

В кабинете и.о. главврача психиатрической больницы №5 Юрия Кагановича на стене висят благодарственное письмо от теперь уже бывшего начальника МУРа Трутнева и грамота МВД. Юрий Каганович снимает со стены фотографию: “Видите, это такая же больница, как у нас, только в Англии. Заборчик семь метров! Гладкий как нога в рекламе. А у нас двухметровый, кривой, да и “колючку” недавно натянули, все корили, будто нарушаем права человека”.

Врачи считают, что во всем виноват либерализм. Пациентов рекомендуется занимать в лечебнице делом.

— Никто не думает, что шизофрения может дать внезапный всплеск, — жалуются психиатры.

Похожая история случилась и с Анатолием. В больнице он был на хорошем счету, хотя выводы комиссии, которая собирается каждые полгода, не отличались разнообразием: болезнь Иваненко представляет опасность для общества, лечение продолжить. С виду покладистому Толику одно время доверяли приносить еду с пищеблока, потом он чинил мебель, латал обувь для коллег по несчастью, зашивал кроссовки персоналу. А в начале этого августа случилось у Анатолия очередное обострение и его изолировали.

Как душевнобольной человек, судимый за убийство, в стадии обострения болезни, оказался на территории, мы узнали от сестры-хозяйки первого отделения больницы 55-летней Софьи Делегаевой.

Женщину мы нашли в чеховской больнице, в отделении травматологии под капельницей. На шее и груди несколько синяков размером с ладонь, спутанные волосы в крови. Узнав, что нас интересует, больная отворачивается и начинает плакать...

— Все началось, когда обед как раз заканчивался, — немного успокоившись, рассказала пострадавшая. — Я заметила, что у двух стульев в столовой дерматиновые спинки оторваны: у нас пациенты всегда что-нибудь ломают. Толик вызвался починить стулья. Наш заведующий отделением и говорит, возьми, мол, Софья, с собой Иваненко, он и починит. Мне-то этот паренек не нравился, я его сроду в помощники не брала, вечно ходит, высматривая что-то, и глаза такие колючие.

Спустились в подвал. Больной стал ремонтировать мебель молотком с железной ручкой, а сестра-хозяйка взялась гладить халаты и вязать узлы из грязного белья.

— Я и не заметила, как он сзади ко мне подошел, обхватил шею рукой и стал душить меня, — вспоминая этот жуткий день, несчастная женщина захлебывается в рыданиях. — Я извивалась и видела только глаза его — холодные-холодные. Потом я упала на подушки, и он стал бить меня по голове тем же молотком, которым только что чинил мебель. Я взмолилась, чтобы он не убивал меня, и он почему-то послушал и убежал, прихватив молоток.

Делегаева очнулась в реанимации. Ссадины на лице, шее, отек гортани, ушибленная рана затылочной области, сотрясение головного мозга. Рану на голове зашили, но больная сейчас очень слаба, у нее кружится голова и даже сидеть на кровати она пока не может.

— У меня никогда такого не было, — вытирает слезы полотенцем Софья Николаевна. — Я 20 лет в этой больнице, сколько премий мне за хорошую работу давали и в пример другим ставили. Теперь говорят, что я самовольно его взяла. Никогда бы я так не сделала. Люблю свою работу, но теперь не хочу туда возвращаться…

После того как пациент разделался с сестрой-хозяйкой, он вышел из подвала и направился к проходной. Периметр и КПП охраняют две разные организации, на КПП почему-то держат одних пенсионеров, говорят, местный начальник считает, что с ними легче работать.

Из протокола допроса охранника ЧОП-7:

“Я находился на своем рабочем месте, мой напарник в это время отошел. Из-за угла пищеблока, расположенного в 50—100 метрах от КПП, вышел мужчина, одетый в черное: куртку, штаны и высокие ботинки. В руках у него была черная сумка. Когда он подошел ко мне, я попросил предъявить пропуск, но он достал из сумки молоток и бросил в меня. Я поймал его руками, а тот человек открыл решетку и убежал. Напарник побежал за ним, но не нашел”.

Это объяснения охранника 1950 года рождения, его напарник на два года старше. В объяснении он пишет, что побежал за преступником, но в овраге его след “потерял”. Но сами врачи признались “МК”, что предполагают, что после того, как Иваненко пульнул в охрану молотком, немолодой уже человек просто спрятался в сторонке: от буйных-то можно ожидать всякого...

Затем следы Иваненко потерялись. Чеховские милиционеры с замиранием сердца просматривают сводки происшествий: от этого человека, не отдающего себе отчета в своих действиях можно ожидать чего угодно.

Сбежавшего душевнобольного, способного на любые преступления, ищет милиция в Москве и области. Только все больше кажется, что событие это в психиатрической больнице №5 не только не случайное, но и однозначно не последнее. Больничной формы, чтобы беглеца было всем гражданам видно за версту, здесь от бедности позволить себе не могут. Носят пациенты в основном спортивную одежду. Охрана на проходной, мягко говоря, не вполне ориентирована на специфику заведения. Пожилым тучным мужчинам сложно даже мух вокруг себя отгонять, а не следить за порядком на таком сложном объекте. Кстати, когда мы подъехали вечером к больнице, нараспашку были и проходная, и ворота для автотранспорта. Некстати вспомнилась дурацкая шутка про день открытых дверей в дурдоме...


Приметы сбежавшего: рост 176 см, крепкого телосложения, глаза карие, узкие, на лице веснушки, волосы черные короткие, одет в майку и тренировочные брюки черного цвета. Если вы узнаете Анатолия Иваненко, просьба позвонить по телефонам в Чехове: 8(272) 3-17-50, 8(272) 3-13-95, в Москве: 923-70-27



Партнеры