Израиль отправил Газзаева в отставку

22 августа 2003 в 00:00, просмотров: 305

...В 1993 году в Кубке УЕФА “Динамо” на своем поле проиграло немецкому “Айнтрахту” — 0:6. Сразу же после окончания матча главный тренер Валерий Газзаев заявил об отставке руководителю клуба Николаю Толстых. Тот попытался успокоить Газзаева, предлагал ему “не торопиться, подумать”. “Нет, — ответил тот. — Настоящий мужчина должен быть твердым и последовательным в своих решениях. Я ухожу”.

Этих же слов от Валерия Георгиевича ждали и болельщики сборной России — после позорных поражений в Албании и Грузии. Он их произнес вечером 20 августа 2003 года — после домашнего провала в игре с командой Израиля.

Собственно, об игре нашей и израильской сборных ни писать, ни говорить не хочется. Кто видел — все понял, кто не видел — ничего не потерял и, может быть, благодаря этому еще сохранил крупицы уважения к главной команде страны за счет прошлых побед и успехов.

На пресс-конференции тренер гостей Грант был краток: “Я буду говорить только о своей команде. Это первая победа сборной Израиля в России над очень сильным, организованным противником (лукавит господин Грант, явно лукавит. — Б.Л.). О положении дел в российском футболе не мне говорить, это функции других людей и организаций”. На вопрос, почему его команда второй тайм провела намного лучше, тренер пояснил, что сборная по ходу игры выяснила, что с таким соперником можно играть в другой футбол.

Пресс-конференция Газзаева длилась 40 секунд, говорил он какими-то отрывками: “Недопустимое безволие... Это позор... Сегодня я приму решение...” Какое — предсказать было несложно.

Бледный, как после болезни, микрофоном завладел президент РФС Вячеслав Колосков. Ему явно хотелось высказаться, тем более что повод представился как нельзя лучше.

— Я неоднократно объяснял игрокам, что самое страшное для профессионалов — потерять уважение к себе. Они не защищают свою профессию, не защищают футбол, честь страны. Они сегодня расписались в своем полном бессилии. А другой сборной, к сожалению, у нас нет. Ведь все равно играть придется им. Как же можно так себя позорить? Неужели не понимают, до какого состояния они докатились? Мне больно говорить такие слова, но... (пауза) больше половины израильтян еще не сыграли ни одного матча. У наших же позади полсезона. Футболисты уходили от единоборств, столкновений, играли между прочим.

Симонян однажды рассказал мне, что, получив установку на игру, команда поняла, что соперник играет не так, как они предполагали, и тут же перестроилась, стала играть в другой футбол. Они решали все на поле, выбирали тактику победы, но это были Нетто, Сальников, Парамонов, Ильин, Исаев... Они знали, будучи на поле, лучше тренера, что нужно делать и как. При высочайшем мастерстве той команды каждый футболист был максимально заряжен чувством ответственности. У нас же получается наоборот: спрос только с тренера, руководителей. А что, у нашей сборной нет зарплаты? Нет премий? Команда обеспечена всем. Я вошел в раздевалку и не увидел на лицах игроков отчаяния, грусти... Сегодня я не стал принимать у Газзаева заявление об отставке. Его можно понять. Впереди ночь, мне предстоит многое обдумать, посоветоваться с людьми, работающими в сборной, с теми, кто точно знает все болевые точки.

— Верите ли вы, что эта команда может успешно выступить в Ирландии?

— Если откровенно, то в положительный результат верится с трудом. Но, повторюсь, другой сборной нет.

— Сборная уступила Албании, Грузии, Израилю, да и клубный футбол оставляет желать лучшего. Неужели это и есть уровень нашего футбола?

— Если удручающие результаты повторяются, стало быть, мы находимся в глубокой... (Колосков осекся). Это реальность.

— Вы готовы к отставке Газзаева?

— Мы встретимся, и, если он не изменит решения, я приму отставку.

— Может быть, футболисты желают сплавить Газзаева?

— Ради чего? Они представляют не Газзаева, не Колоскова, они себя представляют прежде всего.

— Еще год назад сборная играла, победила ирландцев.

— Может быть, был подъем, а потом газет начитались о себе, великих.

— Может быть, сказалось отсутствие Смертина?

— Что же это за сборная, если из-за одного игрока команда так низко пала?!

— Кого вы видите на посту главного тренера?

— Пока на ум приходит фамилия Бородюк. Он работал в этой команде.

— А Бышовец? Романцев?

— Оба уже были. Нужен кто-то новый. Вот кто? Если бы у нас в очередь стояли классные тренеры...

— Вы не изменили своего отношения к приглашению иностранного тренера?

— Нет, не изменил. Сборной осталось три игры. Но есть желание играть в финале чемпионата Европы.

— И вы в это верите?

— На сто процентов. (Смех в зале.) В понедельник соберем исполком РФС — и в этот же день примем решение.


P.S. Как нам стало известно из достоверных источников, Валерий Георгиевич своего решения не изменил. По мнению экспертов “МК”, пост главного тренера сборной может быть предложено занять или помогавшему Газзаеву Александру Бородюку, или главному тренеру “Локо” Юрию Семину, или безработному на сегодня Георгию Ярцеву.



Партнеры