Добрый доктор “Всё болит”

22 августа 2003 в 00:00, просмотров: 429

“Еще неизвестно, что хуже — платная медицина или бесплатная”, — рассуждал недавно мой знакомый юрист, специализирующийся на пострадавших от медиков клиентов. Недостаток бесплатной медицины — всем на всех плевать. Платная медицина — отдушина ипохондриков. Вас будут лечить долго и упорно, пока у вас не кончатся деньги. Будут лечить от того, чем вы никогда не болели и вряд ли заболели бы.

Алчность платной медицины поражает: врач запросто может запломбировать здоровый зуб или попросить вас сдать анализ спинного мозга. История москвички Лены Р. — яркий тому пример.

“Веселая” молочница

Беременная женщина, особенно носящая первого ребенка, — легкая добыча для врача-коммерсанта. Наивная, всего боящаяся, готовая выложить все сбережения, лишь бы все было в порядке. Она без звука сдаст все анализы и пройдет любые процедуры, которые ей назначит врач. У Лены первая беременность была долгожданной. Это было чудом при ее диагнозе “первичное бесплодие”. Кстати, заработала она его из-за халатности врачей. Несколько лет назад она заметила признаки инфицирования.

— Молочница, — на глаз определила врач из районной консультации.

Лена хотела сдать анализ на хламидиоз, но врач сообщила, что этого не требуется. Но если она будет настаивать, то анализ можно сдать только за деньги. Настаивать Лена не стала, и год Лена лечила молочницу. Врач прописывала все более интенсивные препараты, но воспалительный процесс от них только усиливался. Как-то раз после принятия очередного антигрибкового препарата у Лены резко ухудшилось самочувствие: девушка побелела, у нее резко упало давление, даже не могла пошевелиться. Дело было ночью, “скорой” она так и не дождалась. Как она потом узнала, это был токсический шок. В ту ночь она выжила буквально чудом.

— Ничего, надо потерпеть, — ласково улыбнулась гинеколог-фельдшерица из консультации в ответ на просьбу сменить препарат.

Но терпение девушки лопнуло. Быстро найденная через знакомых платный врач из Зеленограда подняла брови: “Такого не бывает, чтобы молочницу за год не вылечить!” Анализ показал-таки хламидиоз. К тому моменту воспалительный процесс достиг пика. Даже после проведенного лечения Лена долгое время не могла ходить из-за постоянных болей. Врач из женской консультации развела руками: “Кисты яичника у тебя нет. Почему болит — не знаю. И разбираться с этим не буду”.

А потом случилась новая беда. После пережитых нервных расстройств у Лены обнаружили гормональное заболевание аденомиоз, при котором женщине очень трудно забеременеть. Назначать необходимую в таких случаях гормональную терапию врачи не рисковали: с Лениным весом в 41 кг при росте 166 см это было опасно, так как могло привести к раннему климаксу. И врачи так и сказали девушке: “Повезет — забеременеешь”.

И через четыре года ей повезло.



Договор дороже денег

Все было замечательно, пока Лена не сделала ЭКГ. Оказалось, в сердце шумы. Ее предупредили: нужно рожать в специальном, сердечном роддоме или в роддоме при клинической больнице — чтобы рядом была реанимация. Например, в Центре акушерства и гинекологии на Опарина, ГКБ №15, центре на Пироговке, МОНИИАГе. Но увы: все эти клиники на период Лениных родов закрывались на сезонную мойку. А в остальных говорили прямым текстом: “Мы за тебя ответственности нести не хотим, вдруг что случится”. И Лене ничего не оставалось, кроме платной медицины. Она выбрала фирму “Евромед”, базирующуюся в 67-й больнице. Первого и долгожданного малыша хотелось родить в комфортных условиях.

Пациентке там очень обрадовались и сразу же сообщили, что контракт на роды обойдется в 31500 рублей. Это если без осложнений. Первая врач, в руки которой попала Лена, начала торопить: “Контракт нужно заключить быстрее. Мы с 36 недель беременности заключаем. У вас 34? Ничего страшного, напишем, что 36”. Еще врач сказала, что Лена слишком нервная, ей непременно понадобится психолог, который входит в стоимость контракта. Правда, впоследствии Лена его так и не увидела. Врач, к которому ее прикрепили (ни о каком выборе врача и речи не шло), регулярно опаздывал на “встречи”, не узнавал свою пациентку в коридорах, а телефон оставил только домашний, по которому застать его было невозможно (согласно контракту Лена могла звонить в любое время, как только почувствует приближение родов, чтобы он приехал по первому ее зову). Во время первой встречи доктор сказал: “Сначала заплатите, а потом я вас посмотрю”. Супруги внесли в кассу фирмы 31500 рублей.

— У вас проблемы с сердцем, — вынес вердикт врач, просмотрев Ленины документы (на нее он даже не взглянул). — Мы вынуждены делать вам дополнительные исследования, вызывать на роды бригаду кардиологов. Придется заплатить еще 5 тысяч рублей. Если не заплатите, это обойдется вам еще дороже, — весьма загадочно закончил свою речь эскулап.

Кстати, к тому времени проблемы с сердцем перестали быть актуальными: эхокардиограмма показала “проллапс митрального клапана первой степени”. А в этом нет ничего страшного. Но когда Лена сказала, что у нее больше нет денег, ей ответили, что это ее проблемы. И за последствия никто ответственности нести не будет.

Тогда супруги одолжили деньги у очень хороших знакомых. Лишь после этого врач заполнил карту, куда был вложен листочек, где говорилось, что если вдруг потребуются еще какие-то исследования или методы лечения, то клиент должен оплатить их максимум в течение двух дней (!). Иначе действие договора приостанавливается. То есть роды могут и не принять.

Отдельного упоминания заслуживал постоянный развод врачами пациентов на деньги. Стоило пациентке пожаловаться на усталость, врач назначал капельницу за 4 тысячи рублей в день. Стационар в стоимость контракта не входил, и если бы появилась необходимость госпитализации перед родами, пришлось бы платить за него отдельно — около 100 у.е. в день. Кстати, согласно договору пациент должен был исполнять все предписания врача.

— Моя беременность обошлась мне в 5 тысяч долларов. Самое смешное, что меня даже ни разу не взвесили, а кровь и мочу проверили всего дважды, — напугала Лену бывшая клиентка фирмы.



КонтУЗИя

На 38-й неделе врач осматривал Лену на гинекологическом кресле. Долго что-то изучал, потом вдруг убежал. А вернулся вместе с и.о. заведующей фирмы.

— Девочка, и с ЭТИМ ты собираешься рожать?! Ты видела, что там у тебя творится? — всплеснула руками над раздвинутыми ногами фельдшерица.

Лена не видела. А зря. Оказалось, там сплошные папилломы. И рожать с ними строго противопоказано, ибо ребенок обязательно зацепит инфекцию, вирус папилломы матери. Но даже если этого не случится, у Лены все равно будут жуткие разрывы и страшное маточное кровотечение, остановить которое врачи не смогут (!), посему будут вынуждены удалить матку. С каждым словом Лена холодела и готова была рухнуть в обморок прямо в кресле. Все это значило одно: нужно еще 10 тысяч рублей на кесарево сечение. И 750 рублей на консультацию одного медицинского светила.

Но денег у Лены больше не было. И она ушла из “Евромеда”. Девушка принялась лихорадочно искать роддом, где можно сделать кесарево. Но увы. Лену опять отказывались принимать: “Вдруг с тобой что случится, мы за тебя отвечать не будем”. И когда Лена уже подумывала, где бы занять 10 тысяч, неожиданно раздался звонок из “Евромеда”. Звонила заведующая.

— Что вы, что вы, — говорил ласковый голос. — Неужели вы думаете, что мы не сделаем вам кесарево бесплатно? Приезжайте, нам не нужны ваши десять тысяч.

— Кесарево мы вам сделаем. Но может быть сильное кровотечение, и все равно мы вам удалим матку, — завели при встрече старую песню врачи. С какой стати у нее должно было начаться кровотечение, которое бывает довольно редко, ей так и не объяснили. Следующий шок ждал Лену на УЗИ. После сорокаминутного осмотра “лучший узист Москвы” мрачно констатировал: “При 38-недельной беременности ребенок развит лишь на 36. Зато плацента созрела и плохо проводит питательные вещества плоду”. Это значило, что ребенок голодает и подвергается стрессу и атаке инфекций. Диагноз звучал устрашающе: “Внутриутробная задержка плода”.

— Вообще-то тебе нужен стационар. Но раз денег у тебя нет, мы тебе его предложить не сможем. И если что случится, отвечать не будем, — предупредили врачи.

К слову, контракт на роды предусматривал проведение 5—7 анализов, контракт с удорожанием (как у Лены) гарантировал еще столько же. Однако из всего этого Лене сделали лишь ЭКГ и УЗИ (это она могла сделать и бесплатно в соседнем роддоме). Кроме того, ее два раза осматривал на кресле врач.

После вердиктов врачей Лена пришла домой в шоковом состоянии. “Ребенок голодает, а мне все вырежут”, — доступно объяснила она свое состояние мужу.

Но все же ради интереса Лена позвонила в 29-й роддом и попросила прокомментировать выводы “лучшего узиста”.

— Голова 101, — начала читать она...

— Такого не бывает. Это бред, — сообщили ей на том конце провода. В отчаянии Лена кинулась в Интернет: “Девчонки! Подскажите мне хорошего врача!” И ей подсказали. “Хороший врач” Галина Юрьевна С. весьма удивилась принесенным девушкой анализам. “Ребенок нормальный, на 38—39 недель, ты прекрасно родишь сама, сердце у тебя замечательное. Признаков папилломатоза не вижу...”

От удивления глаза у Лены полезли на лоб.

В итоге Лене просто повезло — она успела родить в последний перед закрытием роддома на мойку день, где работает “хороший врач”. Все закончилось прекрасно, и ребенок родился совершенно здоровым. И соответствующим своим 39 неделям.

В общем, история закончилась хеппи-эндом. “Евромед” даже вернул Лене деньги. Правда, со скрипом и с 10-процентной удержкой “в счет утраты материальной выгоды”.

Конечно, с пациентки можно было сорвать куш и покрупнее. Ну не беда — сколько их еще в Москве, этих дурочек...






Партнеры