Дело Пичугина ушло в ООН

27 августа 2003 в 00:00, просмотров: 173

Уголовная возня вокруг компании “ЮКОС”, которая за последние месяцы вылилась в несколько уголовных дел, продолжает обрастать невразумительными подробностями. Тем более что все они касаются экономических проблем.

Пожалуй, только одно дело выбивается из этого ряда. И, возможно, поэтому именно на него в первую очередь обратили внимание правозащитники. Это дело Алексея Пичугина, начальника 4-го отдела внутренней и экономической безопасности компании, которого обвиняют в организации заказного убийства.

Недавно представители российских правозащитных организаций, включая Комитет за гражданские права, провели пресс-конференцию, поставив под сомнение законность содержания Пичугина под стражей.

Они отметили, что Генпрокуратура в ходе боевых действий против “ЮКОСа” допускает массу стратегических ошибок, не говоря уже о правовых. Правозащитники обратились в Комитет ООН против пыток, куда уже направили соответствующее письмо.

Андрей Бабушкин, председатель Комитета за гражданские права, обратил внимание и на то, что следственный изолятор ФСБ РФ “Лефортово” до сих пор не входит в уголовно-исполнительную систему страны, а, соответственно, “регулируется непонятно какими законами”. Он просто лишен общественного контроля: “даже на законные ходатайства допустить независимых медиков следствие и руководство изолятора отвечают отказом”. Бабушкин считает, что причина отказа проста — врачи могли бы выяснить, действительно ли Пичугина накачивали психотропными препаратами. А это вызвало бы международный скандал и провал следствия. Если уж не последний человек в крупной компании лишен законных прав, что же говорить об обычных заключенных?

Врач-консультант Комитета за гражданские права Татьяна Антонова считает “грубейшим нарушением” отказ в предоставлении Пичугину “элементарного медицинского обследования”. А если к Пичугину действительно применялись психотропные средства, он находится в состоянии психического расстройства. Независимые медики предполагают, что психотропные препараты явились лишь составляющим так называемой “сыворотки правды”, основную часть которой составили наркотики. Последствия, по словам Антоновой, могут быть необратимыми. У него резко ухудшилось состояние здоровья, появились признаки сахарного диабета, болят зубы. Вот уже месяц он лишен свиданий. Кстати, по совместному приказу Министерства здравоохранения и Министерства юстиции заключенные, больные сахарным диабетом, актируются — освобождаются даже после обвинительных приговоров.

Несомненно, что в данном случае судьбу заключенного Пичугина решает даже не руководство тюрьмы, а чины, стоящие выше.

Валерий Габисов, директор Центра регистрации информации и помощи жертвам пыток, предположил, что в этом деле применяется не УПК РФ, а “какой-то новый УПК — может быть, УПК Федеральной службы безопасности”.

Андрей Бабушкин сформулировал происходящее как курс на вмешательство правоохранителей в дела гражданского общества. Трудно не согласиться.




Партнеры