“Kрокодиловы” слезы

27 августа 2003 в 00:00, просмотров: 461

С 18 августа на Дальнем Востоке проходят беспрецедентные по масштабу учения, в которых принимают участие силы 16 ведомств — Минобороны, МВД, ФСБ, Железнодорожных войск, МЧС, Минздрава, администрации четырех субъектов Федерации. Цель учений — отработка взаимодействия всех этих ведомств в случае чрезвычайного положения. Чтобы, если что-то случится из ряда вон выходящее, все были готовы и каждый знал, что ему делать.

В ходе учений отрабатываются различные варианты бед, из-за которых объявляются ЧП. 22 августа министр обороны отправился на Дальний Восток, чтобы наблюдать варианты, связанные в основном с агрессорами и террористами, поскольку в таких случаях все взаимодействие организуется вокруг главного стержня — действий военных.

Во вторник утром министр Иванов отправился на Сергеевский общевойсковой полигон ДВО, расположенный в ста с лишним километрах от Владивостока, чтобы присутствовать на полковых тактических учениях с боевой стрельбой 5-й армии ДВО.

Действие началось ровно в 11 утра (4 утра по московскому времени). Разыгрывалась ситуация прорыва границы незаконными бандформированиями. На самом деле под противником, по всей видимости, подразумевались китайцы (граница от полигона всего в 30 километрах), но по политическим соображениям теперь принято на учениях представлять противника в виде террористов, наемников, наркоманов — в общем, “всякого сброда”, как объяснил корреспонденту “МК” полковник из штаба 5-й армии.

“Сброд” тем не менее был хорошо вооружен — помимо стрелкового оружия у него имелась бронетехника и вертолеты. Соответственно, с нашей стороны ему были противопоставлены 5 тысяч человек личного состава, включая части боевой готовности, силы ПВО, 58-й погранотряд, фронтовую артиллерию и авиацию. Задача состояла в том, чтобы отсечь зарвавшийся “сброд” от границ, рассеять его и уничтожить, что и было успешно выполнено в ходе трехчасового боя. Министру были продемонстрированы возможности 5-й армии во всем их великолепии. Артиллерия била, не жалея снарядов, вертолеты выпускали ракеты, но гвоздем оказался запуск тактической ракеты “Точка-У” — оружия настолько дорогого, что его “пробуют” здесь не чаще, чем раз в два года.

Учения закончились около часа дня. Министр отметил слаженность действий, однако воздержался от окончательной оценки, сказав, что итоги будут подведены только дня через два. После этого всех гостей повели в палатки-столовые — обедать, и около двух часов дня колонна автомобилей министра и сопровождения отправилась в аэропорт Кневичи. Два боевых вертолета “Ми-24”, участвовавших в полковых учениях, разбились примерно через 40 минут.

На подходе к аэродрому они запросили групповую посадку. И уже над взлетно-посадочной полосой на высоте 30 метров старший пилот ведомого вертолета зацепил хвостовой винт и балку ведущего.

В одном вертолете находилось три человека, в другом — четыре. В катастрофе погибли шестеро, один летчик каким-то чудом остался жив.

“Парный заход на посадку в принципе не предусмотрен, — объяснил журналистам министр Иванов по прибытии на Камчатку. — Разрешение на него дал руководитель полетов. Решением командующего 11-й армией ВВС генерала Садофьева он отстранен от должности. Возбуждено уголовное дело”.

“Легкомысленность, бравада и воздушное хулиганство”, — подвел черту министр обороны.

Хотели, короче говоря, как лучше, а получилось как всегда.

* * *

— Мистика какая-то, — разводят руками в штабе армейской авиации. — Ребята профессионально отработали на полигоне, и на тебе — такая трагедия на посадке...

“Ребята” — это экипажи двух вертолетов огневой поддержки “Ми-24В”, участвовавших вчера в высадке тактического воздушного десанта на Сергеевском полигоне в 80 километрах от Уссурийска. Пару “крокодилов” (так “двадцатьчетверки” прозвали за вытянутые формы и нешуточную мощь) привлекли к полковому тактическому учению в рамках широкомасштабных маневров Тихоокеанского флота. ПТУ оценивал лично министр обороны Сергей Иванов, поэтому военные не скупились на силы и средства. Из гарнизона “Среднебелое” (Амурская область) поближе к полигону перегнали пару “Ми-24” 364-го отдельного вертолетного полка. Группу возглавил комэска подполковник Александр Аксенов. В его экипаж входили летчик-оператор капитан Владислав Гвоздев и борттехник старший лейтенант Юрий Усатов. На другой “вертушке” шли капитан Владислав Сыщук (командир), капитан Дмитрий Белов (оператор) и бортач старший лейтенант Дмитрий Дербенев. Работала пара с аэродрома Черниговка 319-го отдельного вертолетного полка. Сюда же летчики возвращались после десантирования на Сергеевском полигоне.

— В районе аэродрома были простые метеоусловия. Вертолеты заходили на посадку парой в 6.50 по московскому времени, — уточнил начальник пресс-службы ВВС Александр Дробышевский.

Что случилось затем, сейчас пытаются выяснить на месте специалисты Службы безопасности полетов авиации Вооруженных сил и военные следователи (прокуратура Дальневосточного военного округа возбудила уголовное дело по статье 351 УК РФ — “Нарушение правил полетов, повлекшее смерть человека”). По одной из версий, на высоте около полусотни метров (“двадцатьчетверки” были над взлетной полосой и строили маневр для посадки) в двигатель ведомого вертолета угодила птица. От неожиданности летчик ткнулся носом в переднюю машину. Точнее, “вертушка” Сыщука попала под винт ее хвостовой балки. Оба “Ми-24” моментально потеряли управление, завалились влево и рухнули на землю. Экипажи не выручила даже относительно малая высота (если бы остались целы несущие винты, машины могли благополучно приземлиться на авторотации). Приходится лишь гадать, как после взрыва и пожара уцелел капитан Гвоздев. Специалисты не сомневаются, что остаться живым после такого у летчика был один шанс из тысячи.

По другой версии, ведомый вертолет угодил в воздушную яму, а дальше события развивались по уже описанному выше сценарию. Наконец, не исключена и ошибка летчика в технике пилотирования.

— Полет строем всегда чреват, — говорят в штабе армейской авиации. — Неприятности иногда возникают от обычного порыва ветра. Но до столкновений дело доходит крайне редко.

О версиях катастрофы специалисты говорят очень осторожно — каждую предстоит тщательно изучить. Но в одном сходятся практически все эксперты: вряд ли ЧП связано с неисправностью техники (учитывая, что “двадцатьчетверки” посылали на учение, где присутствовал министр обороны, машины отобрали самые “свежие”). Скорее всего имела место ошибка летчика. Среднестатистические сто часов годового налета в армейской авиации “чайной ложкой” назвать трудно, но с очевидным не поспоришь: в небо экипажи поднимаются гораздо реже, чем требует боеготовность. Кстати, буквально за час до трагедии в Черниговке на Сергеевском полигоне на эту тему высказался Сергей Иванов: “Боевая подготовка в будущем году будет не ниже нынешнего уровня, а по количеству различных учений, я надеюсь, даже выше”. Министра особенно радует, что на эту графу военной реформы в бюджете-2004 предусмотрено больше средств, чем в нынешнем.

...В Черниговской районной больнице в эти часы борются за жизнь капитана Владислава Гвоздева. Он лежит в реанимации с серьезнейшими травмами. Кроме прочего у летчика сломан позвоночник.




    Партнеры