Мэр вашему дому

27 августа 2003 в 00:00, просмотров: 408

Питер и Москва обречены на вечное сравнение друг с другом. Отремонтированный для президента Константиновский дворец многие невольно сравнивали с Кремлем, на праздновании 300-летия Северной столицы вспоминали 850-летие Москвы, а как только кандидат в губернаторы Валентина Матвиенко выступила с предвыборными обещаниями, все тут же бросились искать программу, с которой в 1999 году шел на выборы Юрий Лужков.

Что ж, действительно похоже… Матвиенко обещает питерцам социальную направленность бюджета, реформу ЖКХ, строительство муниципального жилья и снос пятиэтажек, эффективное управление недвижимостью, окончание строительства кольцевой дороги. Для москвичей все это “дежа вю”. МКАД давно построена, надбавки независимо от выборов исправно выплачиваются в течение многих лет, пятиэтажки сносят с опережением графика, на аренде недвижимости столица зарабатывает чуть ли не в два раза больше, чем вся РФ. Так с чем же идти Лужкову на выборы? Что предъявить для неизбежного сравнения с Матвиенко?


Избирательная кампания в Москве в отличие от Питера еще не началась. Однако мало у кого вызывает сомнение, что Лужков на эти выборы пойдет. Когда Конституционный суд принял поправку, разрешающую ему побороться за пост московского градоначальника еще раз, мэр не скрывал своего удовлетворения: “Это решение важное с точки зрения политики и хозяйственной ситуации. Если бы судьи вынесли другой вердикт, началась бы неразбериха... Что касается меня, то до конца текущего срока я обязательно сообщу о своем решении. Хочу только напомнить, что никогда не бросал работу на полдороге. Уверен, у меня еще есть достаточно времени и сил, есть доверие президента и москвичей”. За минувшие два года Лужков вряд ли изменил свое мнение. Те, кто говорит, что Ю.М. устал, очевидно, не видели мэра в процессе обсуждения вопросов, которые его по-настоящему заводят. Например, о проблемах взаимоотношений с федеральным центром мэр может говорить часами. Казалось бы, давно минул тот день, когда налоги были перераспределены в пользу “большого” бюджета, а Лужков продолжает повсеместно настаивать на ошибочности такого решения, тормозящего развитие регионов. Такую же болезненную реакцию вызывает у него упоминание о Дорожном фонде, переданном федералам, и Службе занятости, которую недавно отписали Минтруда. Говорят, один из федеральных министров, ознакомившись с очередным обращением градоначальника, заметил: “Мэр Москвы слишком активен. Дай ему волю, он принял бы на себя все наши функции”.

Насчет активности — это точно. Юрий Михайлович — вечный генератор идей. Только-только раскрутилась и начала давать результаты, заметные многим москвичам, программа “Мой двор, мой подъезд!”, а он уже заболел очередной идеей. “Выходи во двор, поиграем!” — звучит из его уст новый призыв. Теперь во дворах помимо качелей, клумб и скамеек должны в обязательном порядке оборудовать спортивные площадки. Но со спортом вроде бы понятно: Лужков сам спортсмен. Подчиненные знают: если начальник вдруг на бюллетене — значит, наверняка спортивная травма: или на футболе неудачно повернулся, или на теннисе ногу потянул. Однако помимо оснащения всех дворов спортплощадками мэра сейчас всерьез интересует вопрос компьютеризации и выхода в Интернет всех систем городского хозяйства. Хотя сам Лужков так называемым активным пользователем никогда не был. Программа “Электронная Москва” нужна мэру, чтобы “сделать доступным каждого чиновника”, чтобы люди, которым нужно получить какой-нибудь документ или разрешение, не теряли время в очередях, а могли решить свои проблемы простым нажатием кнопки. Эта идея — “нажми на кнопку, получишь результат” — мэра очень увлекает.

Сам Ю.М. утверждает, что вся система, которую он старался и старается выстроить в городе, по сути, направлена только на конечный результат. Пообещали строить по 5 млн. кв. м жилья, значит, нужно строить. Сказали, что будем выплачивать надбавки к пенсиям, стипендиям и выдавать субсидии малоимущим, значит, нужно принимать социально направленный и, как следствие, дефицитный бюджет. Кстати, за дефицитный бюджет Москву очень не любят в Минфине. Считают, что отцы города выпендриваются. Мол, с их-то доходами иметь дефицит в 20 млрд. рублей просто стыдно! Ведь даже российский бюджет профицитный, а условия жизни в России не сравнить со столичными. Однако Лужков к этим доводам остается глух. Конечно, перекроить расходные статьи дело нехитрое, и даже пафос правительственных чиновников, презентовавших проект федерального бюджета на 2004 год со словами: “Вот вам самый честный финансовый документ на свете!” — можно было бы перенять. Но как быть с теми, кто уже привык к доплатам, пособиям, детскому питанию, единовременным выплатам, льготам на транспорт и т.п.? Герой Сент-Экзюпери высказал пусть пафосную, но верную мысль: “Мы отвечаем за тех, кого приручили”.

У Валентины Матвиенко и Юрия Лужкова заведомо разные стартовые позиции. За Валентиной Ивановной нет ничего, кроме поста вице-премьера (работа в Ленинградском горисполкоме все-таки осталась далеко в прошлом) и решений, которые касались одновременно всех россиян и никого конкретно. За Юрием Михайловичем — 12 лет руководства городом и сотни законов, постановлений, распоряжений, принятых не только для всех москвичей, но и для каждой социальной группы в отдельности. У него есть обязательства перед школьниками и студентами, перед пенсионерами и рабочими промышленных предприятий, перед бюджетниками и перед предпринимателями. Каждый из них помимо вопроса: “А что сделал Юрий Михайлович для Москвы?” — вправе задать еще один: “А что он сделал для меня лично?” Люди по своей природе эгоистичны. Поэтому ответ на этот последний вопрос оказывается для них главнее первого.

По сравнению с Валентиной Матвиенко Юрию Лужкову (порядок заставляет добавить: если он все-таки пойдет на выборы) будет труднее. На “новенького” в предвыборной гонке играть проще, чем на “старенького”. Новое всегда привлекает внимание, манит и зовет, как неизвестная страна Эльдорадо. А к Лужкову все уже привыкли. Привыкли к его экспрессивности и активности, к его субботним объездам, полетам в Севастополь и на Северный флот, привыкли к его упорству, шуткам и даже к кепке привыкли. Последнее время даже анекдоты рассказывать по этому поводу перестали. На самом деле накануне выборов это тревожный симптом. Если у Лужкова не будет ярких соперников, если его не надо будет ни от кого защищать, москвичи могут и не прийти на выборы. “А зачем? — подумают многие. — Его и без нас изберут”.

В России во всех регионах наблюдается спад гражданской и политической активности. А уж Москве, где уровень жизни существенно выше, сам бог велел погрузиться в спячку. Ну а чего действительно беспокоиться, если все путем? Торговые сети растут и множатся, дороги строятся, даже на Тверской появились цветники и клумбы... Не успели на дачу на три месяца уехать, приехали — а в соседнем подъезде парикмахерская открылась, за углом — овощной. А напротив — новый дом вырос.

Кстати, если что-то и может “пробудить” москвичей и заставить их выйти с протестами на улицу, так это неуемное строительство. Правда, жители сносимых пятиэтажек почему-то не бунтуют. Им не важно, на каком расстоянии друг от друга будут находиться новые стартовые дома, главное — чтобы квартиры в них дали. Недовольство проявляют, как правило, те москвичи, которым не повезло попасть под “точечную” застройку. Людей понять в принципе можно: жили себе не тужили, а тут во двор въехали бульдозеры и подъемные краны, начался шум, развезли грязь. Но и у властей есть своя логика: коммерческое жилье строится, чтобы было на что возводить муниципальное. Ведь если “урезать” количество запланированных для сдачи метров, сразу взвоют тысячи очередников, которые тоже успели привыкнуть к мысли, что бесплатное жилье им рано или поздно, но все-таки дадут. Найти компромисс, постараться учесть интересы и тех, и других, и третьих — это даже не наука, это искусство.

Лужков не бог и не гений. У него бывают просчеты и откровенные ошибки. Признает ли он их? Может быть, прилюдно не всегда. Но в следующий раз, утверждают его соратники, постарается не допустить их повторения. “Самокритикой заниматься не любит никто, — заявил сам мэр в одном из интервью. — Только трактор сам на себя грязь наматывает. Главное — уметь проанализировать и оценить, что получилось, что не получилось… Вообще, дорога хозяйственного руководителя усеяна больше ошибками, чем достижениями”.

Конечно, Юрию Лужкову очень бы хотелось изменить последнюю сентенцию. Для него принципиально важно закончить начатое. В другом интервью градоначальник признавался, что изо всех сил торопит строителей и просит их скорректировать сроки сноса пятиэтажного фонда: “Я не хочу, чтобы тот, кто придет после меня, начинал с разгребания проблем!” Однако как ни старайся, а раньше конца 2004—2005 гг. снести серии К7 и 2-32 не удастся.

В копилке Лужкова есть и другие не менее масштабные и пока еще не законченные проекты. Например, комплекс “Москва-Сити”, новое кольцо высоток, вокзал европейского уровня, организация безостановочного движения в центре города и т.д. и т.п. Еще в начале 2003 года Сити считали “лужковским долгостроем”. Но буквально за пару месяцев отношение к этому проекту изменилось. Лужков в очередной раз показал, что он умеет “брать быка за рога”. Сити сделали мощный паблисити, приняв решение о строительстве там нового здания мэрии и административного квартала. Центральное ядро, аквапарк и гостиница уже обретают материальные очертания, и о Сити теперь говорят не как о заоблачном “проекте века”, а как о нормальной городской стройке со своими сроками завершения работ и графиком ввода объектов. Закончить строительство делового центра намечено в конце 2007 года.

Владимир Ресин считает, что главное качество его начальника — это целеустремленность и умение добиваться своей цели. Еще в Мосагропроме Лужков ставил перед собой такие задачи, от которых у многих в исполкоме дух захватывало. Сначала он самовольно изменил “норматив потерь” на овощных базах, признав тем самым, что в Советском Союзе картошка и капуста гниют так же, как и во всех остальных странах. Для советского чиновника — довольно дерзкий поступок. Потом он так же самовольно отказался от мобилизации населения на сортировку урожая. Говорят, что тогдашний первый секретарь Зайков, который о решении своего подчиненного узнал только из собственного доклада, даже запнулся, читая с высокой трибуны это место: “Нам удалось исключить привлечение людей на базы…” Думал, опечатка... Лужков и сейчас ставит перед собой задачи, от которых у многих захватывает дух. Ну, например, полностью поменять эстетику Нового Арбата. Или связать скоростным поездом Москву и Берлин.

Положа руку на сердце, подобная активность и целеустремленность градоначальника — для Москвы большой плюс. У столицы особый ритм жизни, особая энергетика. Москвичи привыкли воспринимать свой город как живой организм, который постоянно меняется в соответствии с их запросами и потребностями. Однако мало кто задумывается, что у этого организма есть системы жизнеобеспечения: чтобы развитие не останавливалось, они постоянно качают свежую кровь и наполняют легкие дыханием.

Конечно, Юрия Михайловича иногда “заносит”. То он вдруг начинает говорить о том, что неплохо бы вернуть на место Железного Феликса. То вспоминает о проекте поворота на юг северных рек и даже, поговаривают, пишет научно-популярную статью на эту тему. Но лучше бы нам было, если бы мэром Москвы был “идеальный” чиновник — осторожный и расчетливый? Лужков — типичный представитель “русского менеджера”. Незаурядные управленческие способности в нем причудливым образом сочетаются с “широтой российской души”. Юрий Михайлович говорит, что между Петром Великим и Екатериной II он однозначно выбирает Екатерину. Но сам-то он — и пчеловод, и гончар, и теннисист, и химик… За годы службы на посту мэра Лужков научился разбираться в свойствах бетона и дорожных покрытий, он знает, при какой температуре озоновоздушная смесь должна входить в поглотитель и чем модифицированный ацетат аммония, который используют для борьбы с гололедом, отличается от ингибированного хлористого кальция. При этом он пишет письма президенту и высказывает свою точку зрения на систему вертикали власти.

…Валентине Матвиенко все это еще предстоит. Предстоит выполнять свои предвыборные обещания: следить за наполнением доходной части бюджета, изыскивать средства на выплату пособий и социальных доплат, построить за 4 года 4 млн. кв. метров жилья (кстати, в этом ей помогут московские строительные компании, которые уже осенью приступят к работам в Питере). Предстоит искать компромисс между аппетитами федерального центра и интересами Питера. Предстоит узнать, что значит принимать законы не для всех, а для конкретных людей — своих избирателей. Впрочем, дождемся сначала итогов питерских выборов…

А что касается Москвы, то, хотя до официального старта избирательной кампании еще больше месяца, первые признаки оживления уже налицо. Федеральные ведомства вдруг стали слишком внимательно читать распоряжения за подписью Лужкова и выносить по ним протесты. (Правда, потом, как это было в случае с Генпрокуратурой, их приходится отзывать.) Ньюсмейкеры торопятся дать комментарии, что столичные власти снова притесняют иногородних, готовятся разрушить оставшиеся в Москве памятники и, инициируя стройки, не соблюдают интересы коренных жителей. Словно в подтверждение этих слов, в столице образуются все новые “горячие точки”, очаги народного сопротивления строительному произволу, которые так хорошо организованы, что совсем не кажутся стихийными. А уж выступление вооруженной охраны против безоружной толпы, как это было на Егерской улице, и вовсе смахивает на провокацию, на возрождение методов, опробованных противниками столичных властей сначала в 1994-м, потом в 1999 г.

Для Лужкова все это уже не впервой. Было бы наивно полагать, что даже после поддержки президента его оставят в покое и дадут нормально руководить городом. Конечно, черного пиара и грязных технологий на этих выборах будет меньше. Но понизить рейтинг мэра постараются многие. Ведь даже потеря 5% голосов будет болезненной для самолюбивого Лужкова.

Хочется надеяться, что отцы города постараются не повторять старых ошибок и не станут наступать на грабли, которые однажды уже больно ударили по лбу. Им не нужно ни перед кем оправдываться и вставать в защитную стойку. Пускай собака лает: главное, чтобы были силы спокойно пройти мимо. Конечно, игнорировать выступления жителей правительство Москвы не может, но и впадать в истерику, наверное, тоже не следует. Во-первых, нервные клетки не восстанавливаются. А во-вторых, москвичи ведь тоже не дураки. И, как показали очень трудные и жестокие выборы 1999 года, прекрасно умеют отделять зерна от плевел.

Юрию Лужкову будет трудно написать такую программу, которая поразила бы избирателей своей новизной. Но те, кто помнит, какой Москва была в 1991 году и какой она стала сейчас, простят ему отсутствие сногсшибательных сенсаций.




    Партнеры