Небо, вертушка, девушка

29 августа 2003 в 00:00, просмотров: 247

Больше всего в этой жизни повезло птицам: и по небу летают, и по земле ходят. Человек в этом плане получился немного недоделанным — самостоятельно может только ходить, ну, в крайнем случае — бегать.

Можно предположить, что исключительно из зависти к пернатым, а точнее к их способности летать, сапиенс придумал себе самолет, для спасения из самолета — парашют, а для развлекухи — спортивный парашют.

Объяснить, зачем, а главное — почему меня понесло в небо, я не могу. Наверное, захотелось попробовать в этой жизни все на свете, а все на свете без прыжка с парашютом как-то не представляется.

Инструктаж перед первым прыжком на Тушинском аэродроме длился минут двадцать.

— Значит, так, — начал мой инструктор Дима, — когда будем выходить, руки скрещиваешь на груди, а ноги поджимаешь, когда падаем, сделаешь вот так, — Дима расставил мне руки и ноги, и я стала слегка похожа на морскую звезду. — Ну а на приземлении ноги надо притянуть руками к телу. Вот, собственно, и все.

Когда вертолет набирает высоту, в голове мелькала одна здравая мысль, связанная с чувством самосохранения. Инструктор Дима, пристегнув меня к себе потуже (мы должны были прыгать в тандеме), загадочно улыбнулся и развернул мое полное ужаса лицо к камере оператора. Пускай потомки меня помнят такой...

На высоте четыре километра открылся люк. Упираться было бесполезно, так как Дима приподнял свою “ношу” за лямочки, и мы вышли из вертолета...

Мне казалось, что вселенский ужас заключается в самом свободном падении, когда человек летит с огромной высоты, а все его внутренние и внешние органы уходят куда-то вверх. Так вот — ощущения того, что мы падаем, не было, был всамделишный полет. Так еще во сне бывает, когда ты всем телом чувствуешь, будто паришь, пытаешься размахивать руками и куда-то лететь. Что касается прыжка с парашютом, то тут руками размахивать не надо, ты ощущаешь под собой достаточно упругий “матрас” из воздушного потока. Скажу сразу — забавно... Есть время (целая минута) подумать о вечном, посмотреть на летающего рядом оператора, “сделать лицо” или показать что-нибудь на пальцах. И, как всегда, в самый прекрасный момент в твоей жизни руками “доброго” инструктора открывается парашют.

Момент приземления запомнится мне на всю жизнь. Когда пришло время готовиться к посадке, Дима скомандовал поджать ноги. Долго упрашивать меня не пришлось, и я, как ежик, притянула задние лапки руками к себе. Через мгновение я уже стояла на земле и пыталась уложить все свои впечатления о первом прыжке по полочкам мозга.

— Ну как, понравилось? — кинулся с расспросами оператор, приземлившийся гораздо раньше нас и снимавший наше приземление.

— Вау!!! — этим словом у меня получилось выразить все свои эмоции, и для окружающих это было вполне ясно.

Через несколько минут я уже приставала к ребятам, приехавшим на аэродром на обучение парашютным прыжкам.

— Прыгать самостоятельно можно уже прыжков через девять при условии, что ты выполняешь их по особой программе. Естественно, на это уйдет не только время, но и деньги.

— Знаешь, прыжки в Тушине — дело достаточно периодичное, — вставил другой “студент”. — До меня тут слухи дошли, что скоро аэродром закроют, а на его месте построят стадион.

Кстати, другой такой авиационно-спортивной базы в Москве больше нет. Остальные находятся в Подмосковье. Лучшие из них — это Ступино, Коломна и Борки (Дубна). Именно на последний по списку аэродром я и отправилась вместе с уже знакомым инструктором на АФФ (ускоренный курс обучения свободному падению).

Небольшой, всего на 20 мест, самолет пчелкой трудился целый день, поднимая парашютистов в небо. Теоретический курс частично проводился в Москве, а частично уже на самом аэродроме, затем дело дошло и до прыжков.

Вокруг меня шастали “студенты”, за плечами у которых было уже прыжков по пятьдесят. Теперь они не просто прыгают, а учатся летать относительно других людей в свободном падении.

— Знаешь, я раньше все выходные отсыпался до обеда дома, — поделился своими впечатлениями от обучения один из “студентов”, — а теперь в восемь утра — прощай, пыльный город, здравствуй, небо.

— А если погода плохая?

— Вот тогда мы зажигаем.

Еще я поняла, что современный парашют на самом деле легкий, компактный и очень надежный. Безусловно, элемент риска всегда присутствует, хотя, если выполнять определенные правила, эту степень можно свести к минимуму. И все-таки повезло же птицам...



    Партнеры