Театральная премия “MK”

30 августа 2003 в 00:00, просмотров: 494

Если Большой и МХАТ открылись, считай, что можно собираться в театр. Но время так быстротечно, что некогда оглядываться на прошедший сезон, тем более что дефицит его с лихвой покрыл Чеховский фестиваль, развлекавший москвичей аж два летних месяца. Его яркость и разнообразие аккуратненько прикрыли незамысловатость прошедших премьер, так что имеет смысл заглянуть в будущее. Что ждет нас в новом сезоне и какие тенденции сценической, закулисной жизни уже сейчас просматриваются без всяких оптических приборов?

Что ж, господа, пожалуйте в театр. Но надо смотреть правде в глаза — забудьте Гоголя, Шекспира с Горьким, потому что самый большой спектакль, который нас всех ждет, — это предстоящие парламентские выборы. Причем сразу ясно, что спектакль будет сугубо порнографический. А народ, хоть и плюется, а порнографию смотреть будет: интересно же все-таки, как потные, с толстыми шеями и животами мужчины будут:

— раздеваться;

— совокупляться без разбора половой принадлежности;

— и иметь друг друга.

Нет сомнений, что в ход пойдут как старые, проверенные технологии — банно-прачечные дела, например, — так и ноу-хау из области массовой психиатрии и голливудского технократизма.

И главное, что спектакль этот длиною в три с лишним месяца можно будет смотреть совершенно бесплатно. Если не стошнит. Правда, после выборов театральная пресыщенность может наступить согласно предсказаниям гениального Хармса: “Наш театр закрыт. Нас всех тошнит”.

Крупным фигурам от театра следует позаботиться о собственной безопасности, так как начинается (хотя некоторые уверены, что продолжается) их отстрел. Достаточно вспомнить Олега Лернера, крупномасштабного театрального строителя. Но законы бизнеса и на театре так же хороши, как и в автомобильном, макаронном и прочих делах.

Передел театральной недвижимости, хоть прозрачностью не отличается, но происходит планомерно. А поскольку этой самой недвижимости становится все меньше и меньше, а желающих — все больше, то, соответственно, посторонним на эту территорию вход будет скоро совсем запрещен.

Впрочем, зрителю, который из относительно честно построенного бюджета выкраивает деньги на билеты, до недвижимости дела нет — кто же пустит. Поэтому — о ценах. Здесь сердце театрала хотя бы на начало сезона может успокоиться — серьезные заведения пока задирать цены не собираются.

— Нам невыгодно повышать цены, — подтвердила директор МХАТ им. Чехова Мария Ревякина. — Пока будем держать планку прошлого сезона — от 50 рублей до 250 в среднем на спектакли. Хотя на разные спектакли и цены разные. Самые высокие сохраняются только на “№ 13” — лучшие места доходят до 3 тысяч рублей.

Зрителя, за деньги которого наряду с театрами борются кинотеатры с “долби”, стрип-шоу и в последнее время мюзиклы разных сортов, никакому театру потерять неохота. Но с каждым годом ему становится все труднее быть конкурентоспособным, особенно по части зрелищности. Но не техническими наворотами держится русский театр. Однако и он, чувствуя за спиной тяжелое дыхание технического прогресса, все чаще использует всевозможные прибамбасы — от киноэкрана, вмонтированного в театральное действо, до тонких химических технологий. Например, недавно известные в столице театральные мастерские Леонида Керпика закупили в Италии оборудование, позволяющее из любых материалов делать любые конструкции. Стоит такая компьютерная “дура” и буквально “выплевывает” материализованные фантазии режиссера и художника.

Что-что, а вот с этим — с фантазиями — на театре пока напряженка. Безумия — маловато, необузданности — дефицит. Разве что последняя ленкомовская премьера — “Плач палача” Захарова — дала зрителю шанс. Да вот теперь “топлива” подбросил режиссер Мирзоев со своим “Лиром”. Это же надо так придумать — король-изгнанник начинает глубоким стариком, а заканчивает почти младенцем.

Ясное дело, что у господ артистов кроме любви к театру есть еще и семьи, которые кушать просят. В связи с этим жизненным обстоятельством многие пускаются в бизнес. Или ищут легкого дохода. Хочется предупредить, что бесплатным вообще-то бывает только сыр в мышеловке, что, собственно, и подтвердил буквально свежий скандал в сопредельной Польше. Здесь довольно известная артистка Адриана Беджиньска (известна у нас по фильму “Лучше быть красивой и богатой”) совершенно искренне уговорила собратьев по цеху отдать деньги в рост другу своей семьи — владельцу фондовой биржи. В результате исчез и друг, и кровные сбережения коллег, у некоторых они достигали 350 тысяч долларов. Скандал получил широкую огласку, и теперь известная актриса вынуждена отмываться на пресс-конференциях и жить под страхом физической расправы.

И еще раз о билетах. В чем мы останемся верными себе, так это в своем желании получить бесплатный билетик. То есть контрамарку. Эту особенность русского театра объяснил Михаил Булгаков в своем “Театральном романе”. Мол, никому в голову не придет спросить в гастрономе бесплатно банку килек или без билета проехать на трамвае. А вот в театр без билета — это святое. Обывателя, сводящего с трудом дебет с кредитом семейного бюджета, осуждать нельзя — ему бы контрамарочку, на галерку хотя бы. А вот то, что богатые, знатные и известные люди ждут бесплатного билета как госпривилегию — это факт. Даже олигархи не спешат раскошелиться на вспомоществование бедному репертуарному театру.

Впрочем, сколько ни строй прогнозы, ни отслеживай тенденции, жизнь, а тем более театральная, всегда выкинет такое коленце, что никакому драматургу и режиссеру не снилось. Думали ли, положим, господа артисты, выпивая и закусывая в Доме актера на Тверской, что Дом их подожгут, а на месте столиков с крахмальными скатертями и рабочих кабинетов возникнет дорогой магазин с пиджаками и шляпами? Думали ли они, что другой Дом, но уже на Арбате, под угрозой...

И напоследок — самое вкусное. А именно: результаты традиционной театральной премии “Московского комсомольца” сезона 2002/03 гг. У нашей премии — легкая рука: “МК” первым замечает молодые таланты, нестандартные, яркие работы — даже эпизодические.



    Партнеры