Убить дракона!

1 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 273

Что-то уж больно спокойно в плане допинга проходил чемпионат мира по легкой атлетике до субботнего дня. Правда, в первые же сутки турнира замутился невнятный скандал с нашей Натальей Садовой (у нее отобрали медаль с прошлого чемпионата мира — за превышение кофеина в допинг-пробах, но не дисквалифицировали, а вынесли общественное порицание), но устроители чемпионата к этой истории никакого отношения не имели. А сама спортсменка удивленно призналась, что обо всем узнала из газет...

И вот сенсация! Наша Анастасия Капачинская может стать чемпионкой мира в длинном спринте — беге на 200 метров! Финишировав второй, Настя уступила лишь американке Келли Уайт, которая, похоже, и попалась во Франции на допинге. И тут же призналась: “Принимаю лекарства от провалов в памяти и повышенной сонливости. И это у меня наследственное!”


Сообщение о том, что Уайт провинилась, появилось в день женской эстафеты 4х100. Не секрет, что обычно, когда спринтерские эстафеты бегут американцы, все остальные могут рассчитывать на места ниже первого. Во Франции первое заняли французы. Келли Уайт, пока еще чемпионка мира в беге на 100 и 200 метров в Париже, на эстафету просто не вышла и побоялась дотронуться до американской эстафетной палочки. Потому что успела почитать утром французские газеты, которые до официального подтверждения, как это обычно у них и бывает (вспомним скандал с Ольгой Егоровой в Эдмонтоне, который, впрочем, закончился ничем), рассказали о положительных пробах Келли после стометровки. Французы рассудили грамотно: американцы побоятся доверить заветную палочку провинившейся спортсменке.

Но и Келли поступила на данный момент грамотно. Не стала закатывать глаза к небу и причитать: “Боже, ты знаешь, что я чиста перед тобой!” А, почесав свою курчавую голову и, видимо, усилием чемпионской воли запретив себе проваливаться в коварной памяти, под диктовку умелых адвокатов настрочила целое официальное письмо к журналистам. Которое бодро и зачитала на немедленно проведенной пресс-конференции. Не плакала, не возмущалась, а постаралась внедрить в сознание присутствующих, что вся семья у нее страдает головой (провалы в памяти и сонливость), что лекарства она принимает давным-давно, что название этого самого лекарства не входит в список запрещенных препаратов, что не вышла она на эстафету на всякий случай и, наконец, что будет биться до конца.

Что такое грамотное давление на общественность, давно известно. Как давно известно и то, что главное в таких случаях — не молчать, независимо от того, публичное тебе грозит порицание или дисквалификация. И что необходимо немедленно открывать рот и начинать с напором говорить — объясняя, напирая, вдалбливая даже тогда, когда и так все ясно. Американцы съели на допинге не одну собаку, им не впервой отмазывать себя от скандалов. Так что станет ли наша Настя чемпионкой мира на 200 метров — это вопрос, ответ на который мы узнаем, видимо, не очень скоро...

И еще одна сенсация чемпионата мира, связанная все с той же эстафетой спринтерш. Наша команда в составе Ольги Федоровой, Юлии Табаковой, Марины Кисловой и Ларисы Кругловой неожиданно даже для самих себя завоевала бронзовую награду!

Девчонки были счастливы. И не лукавя признались, что такого совершенно не ожидали. И хотя у них был как раз третий предварительный результат, в финале можно было ожидать в командах замены участниц на более сильных. “Но у нас все получилось, — за всех отчиталась Кислова, — единственное, что очень мешало, — то, что трибуны так болели за француженок, что на каждом этапе при передаче палочки приходилось оборачиваться, а это была потеря времени. Результат получился в общем-то быстрый, но не предельный для нас — мы могли пробежать и не за 42,66, а где-то за 42,20. И все равно сборная России последний раз так бежала в 98-м году на чемпионате Европы. Пять лет потом наблюдался застой, никто не рассчитывал, что у нас может быть медаль...”

Пока внезапно “бронзовые” девочки лучились от счастья, продолжала переживать свое “серебро” метательница копья Татьяна Шиколенко, проигравшая красивой блондинке из Греции Миреле Маньяни с результатом 63,28 м против 66,52. “Серебро” чемпионата мира, конечно, почетное дело, но, как призналась Таня, “очень хотелось выиграть”. А она не совладала ни с нервами, ни с обстоятельствами.

Ночь накануне старта Шиколенко провела за свой счет в отеле, а не в официальной деревне, где живет российская сборная. “Я не спала нормально уже несколько дней — в деревне это просто невозможно из-за постоянного шума. Поняла, что если сама не предоставлю себе хотя бы одну спокойную ночь, то не смогу рассчитывать вообще ни на что. Конечно, я довольна “серебром”, но вот результатом... И знаете, у нас уже так водится, что соперницы попадают всего лишь в финал и радуются этому от души, а мы выигрываем второе место и воспринимаем это как катастрофу. Мы так воспитаны и приучены...”

Последнее печальное утверждение Шиколенко тут же подтвердила другая Татьяна — в прыжках в длину Котова тоже завоевала “серебро” и, даже не пытаясь отвечать на вопросы журналистов, плакала не переставая. Из последних сил придя на пресс-конференцию, Таня все-таки дала краткий комментарий трагических для нее событий в секторе, но слезы вновь помешали разговору. Отчаяние нашей спортсменки объяснялось еще и тем, что Котова проиграла не “чистой” прыгунье в длину, а семиборке француженке Юнис Барбер. До последнего прыжка они шли сантиметр в сантиметр с результатом 6,74. Но в последней попытке Таня показала 6,63, а француженка — 6,99. Так, как кричала Барбер после победного для нее прыжка, в Париже не кричал, наверное, еще никто. Можете себе представить, что творилось в этот момент на трибунах!

— Я ожидала от Барбер сюрпризов и получила их, — сказала Котова. — Конечно, я думала, что она может выиграть — когда идешь ноздря в ноздрю, всякое может быть. И по разбегу в последней попытке я уже видела, что француженка улетит на “золото”. Единственное, что могло бы меня спасти в этот момент, — ее заступ. Она не ошиблась. Прошлую свою серебряную медаль я получила, уступив чемпионке всего 1 см. Это обидно, но 25 проигранных сантиметров бьют по нервам, конечно, больнее. Потому что когда показываешь высокий результат и получаешь даже серебряную медаль — это одно, а когда такой низкий... Простите, я не могу больше...

Несмотря на то что журналисты, видя такое отчаяние и самобичевание, чуть не плакали уже вместе с Таней — захлестывало чувство сострадания, все равно не отпускала мысль, что проблема многих наших спортсменов не только в том, что “серебро” чемпионата мира расценивается как трагедия, но и в том, что, когда решает все последняя попытка, ломаемся мы, а не соперники. А мы умеем или, как говорила получившая “золото” в толкании ядра Светлана Кривелева, “убивать сразу”, или эмоционально умирать еще в процессе драки. И если бы некоторым членам российской сборной удалось убить дракона неуверенности в нужное время и в нужном месте, то и соперник бы ломался точно так же под напором наших победных настроений...



Партнеры