Сильвестр Сталлоне: “Я не способен быть безнадежно плохим”

1 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 523

Сильвестр Сталлоне приехал в Венецию, чтобы представить здесь фильм Роберта Родригеса “Дети шпионов 3D: Игра окончена”. В этой компьютерной сказке прославленная американская звезда сыграла демонического мастера Игры, с которым сражаются главные герои картины. Российская премьера близится, в Москву уже завезено больше миллиона стереоскопических очков. В преддверии выхода фильма в России в Венеции Сталлоне дал эксклюзивное интервью корреспонденту “МК”.

Рэмбо был одет скромно, в джинсы и простую рубашку, и сразу поделился впечатлениями от премьеры.


— Как вам нравится в Венеции?

— Я в Венеции не впервые. Потрясающий город. Если хотите получить урок истории и культуры, приезжайте сюда в ноябре. Здесь абсолютно пусто, никого нет, и ходишь по городу, наполненному призраками... Есть в этом городе что-то совершенно нереальное, безумное. Не город, а видение. Представьте, кто-нибудь вдруг скажет: “А сейчас, друзья, мы построим город посреди океана”. Наверное, это был настоящий гений.

— Что за история произошла с вами здесь перед премьерой “Детей шпионов 3D”?

— Я шел в толпе ко входу в зал и вдруг услышал шум. Повернулся, увидел, что охранник очень грубо отталкивает журналиста, который пытался ко мне пробиться. Он его практически по лицу ударил, а я на него заорал: “Ты что, с ума сошел, как ты с человеком обращаешься?” А журналист, смотрю, за сердце держится. Меня уже тянут, говорят, что пора интервью давать, а я отвечаю: “Пошли они к черту, тут надо “скорую” вызывать, парню плохо”. Вызвали врача, увезли бедолагу в больницу. У него инфаркт, и надеюсь, он не обвиняет в нем меня. Что с охранником, я не знаю. Молодой такой парнишка, глупый. Я бы на месте начальников его моментально уволил.

— Как вас принимала публика?

— Потрясающе! На премьере “Детей шпионов 3D” здесь, в Венеции, я был невероятно горд, увидев огромную толпу детей, пришедших на меня посмотреть, а заодно и увидеть фильм. Представьте, они же не видели ни одного из моих знаменитых фильмов! Ну, максимум слышали от родителей о “Рокки” или “Рэмбо”, не более. Теперь для них я навсегда останусь мастером Игры, а это совсем другое дело. Впрочем, даже в этом качестве я остаюсь самим собой.

— Вам понравилось играть злодея в фильме для детей?

— Пригласить меня на роль мастера Игры было превосходной идеей. Я исполнил роль злодея, но каждый их тех, кто сидит в зрительном зале и видел меня столько раз в качестве положительного героя, знает где-то на периферии сознания, что я просто не способен быть совсем, безнадежно плохим! И в финале я действительно становлюсь хорошим. В этом, собственно, и заключается центральный принцип семейных фильмов Роберта Родригеса: все воссоединяются, никто не получает строгого наказания, добро все равно торжествует.

— В “Детях шпионов 3D” вы играете злодея, который в определенный момент подменяет президента США. Его роль исполняет Джордж Клуни. Как вам удалось его сымитировать?

— Компьютеры помогли. А что мог бы сделать я? Превратиться в красавчика? Может, прическу поменять? Боюсь, не помогло бы.

— Правда ли то, что вы планируете запустить еще один фильм о Рокки?

— У меня для вас плохие новости. По всей видимости, этому фильму не суждено появиться на свет — по крайней мере, в ближайшее время. Я написал сценарий, просто отличный сценарий: штука в том, что в нем мой герой становился значительно старше, как я сам. Когда тебе исполняется сперва сорок пять, потом пятьдесят, вне зависимости от твоей профессии, от того, мужчина ты или женщина, ты обязательно почувствуешь: время уходит, большая часть жизни уже позади. Теперь ты стареешь, друзей понемногу все меньше, а неумолимое время не останавливается. И тогда ты задаешь себе вопрос: “Черт побери, способен ли я по-прежнему оставаться частью этой жизни?” В новом “Рокки” я хотел рассказать о том, что, даже если ты стар и перестал побеждать в каждом бою, ты можешь быть счастливым и не сходить с дистанции. Понимаете идею? Просто участвовать, не выигрывать и не проигрывать! С этим я пришел к продюсерам студии “MGM” и получил отказ.

— А без этих продюсеров, самостоятельно вы не могли сделать этот фильм?

— Увы, но это невозможно. К собственному удивлению, я вдруг узнал, что права на “Рокки” не принадлежат мне даже отчасти — они в руках у студии “MGM”. Я буквально бессилен — и это при том, что изначально идея фильма была моей. Мне пришлось перечитать контракт, чтобы убедиться в их правоте. И теперь я учу младшую дочь: “Читай, читай побольше, внимательно и до конца”. Знаете, как поступают актеры? Продюсер или агент тычет им пальцем в бумажку со словами: “Вот здесь черкни” — они подписывают, и только потом понимают, что натворили. Например, как я — двадцать пять лет спустя. Полный идиотизм. Ведь мне так хотелось, чтобы круг замкнулся, а серия о Рокки завершилась логическим образом! Мне было что сказать зрителям в новом фильме, но продюсеров это не заинтересовало. Причем недавно отказавший мне человек сделал какой-то абсолютно пустой фильм о жизни одного певца... Я спросил продюсера: “В чем твоя проблема? Не нравится “Рокки” — сними свою фамилию с титров, нравится — оставь”, — но и это не помогло.

Мне хотелось завершить эпопею о Рокки на позитивной ноте. Чтобы с ним произошло то же, что и со мной, когда ушла известность, осталось в прошлом все это безумие и я почувствовал себя полноценным человеком благодаря семье. Я бы хотел, чтобы придуманный мной замечательный персонаж в финале встал в полный рост и улыбнулся. Я беспокоюсь вовсе не о себе, а о нем.

— Сколько времени вы тратите не на настоящую работу, а на разнообразные встречи, переговоры, приготовления?

— Девяносто пять процентов. Кошмар какой-то, сил нет. Но пламя внутри горит, что-то подталкивает меня и заставляет не останавливаться на полпути. Я хочу сказать в конце жизни: “Я сделал все, что собирался, ничто не осталось внутри”. Осталось еще кое-что, чего я не достиг, и это впереди. Может, все-таки “Рокки-6”? Кстати, “Рокки-5” мне не нравится самому. Я очень был расстроен результатом, включая собственную игру. И как-то вышло, что никому не было интересно смотреть на Рокки в настолько плохой форме. Это была одна из моих ошибок. Хотя намерения были честными: показать, что случается с опустившимися борцами или боксерами.

— Каково это — спускаться с небес на землю? Только что вы были первым актером Голливуда, а теперь все изменилось...

— Сам терпеть не могу актерского самоуничижения: “Какой я плохой” и т.д., но поверьте, я и правда вел себя довольно-таки странно. Теперь я оглядываюсь назад и понимаю, каким поверхностным был мир, в котором я существовал. Я вижу, как ведут себя сегодня многие из актеров: до них не добраться, они изолируют себя от окружающей реальности. У этих деток нет ощущения правды жизни, их личности не успели сформироваться. Представьте себе: гравитация одна на всех, этого закона не избежать. Когда спускаешься на землю, чувствуешь себя как мой Рокки. Или ты готов сдаться, махнуть на все рукой, приняться за выпивку или наркотики, или ты готов собраться и снова ринуться в бой. Я спустился вниз, но, по счастью, меня окружают замечательные люди — моя жена и дети, и сейчас я с ними. Поэтому чувствую я себя куда лучше, чем десять лет назад, на пике славы. А послушать интервью, которые я давал тогда... Ушам не верю. Я что тогда, все время пьяный ходил? Вроде нет. Неужели я мог такое говорить?

— Может, правда были выпимши?

— Я был пьян от славы, вот и все. Думал, что могу разрешить все проблемы на земле. Я разбирался в медицине, любви, юриспруденции — да во всем! Ужасно. По счастью, это прошло.

— С чем было связано это опьянение?

— Я просто слишком сжился со своими героическими персонажами — думаю, дело в этом. Ничего в этом нет ни трогательного, ни хорошего: будто на игле сидишь. Дело в том, что опьянение успехом испытали в жизни очень немногие, и нет тех, на чьих ошибках можно было бы учиться. Как это ни ужасно звучит, приготовиться к славе невозможно. Ты думаешь, что готов, но на практике все оказывается иначе. “Вся слава преходяща”, — как говорит римский генерал в финале одного очень хорошего фильма.

— Вы, между прочим, очень популярны в России.

— Я это высоко ценю. К тому же есть один русский, перед которым я преклоняюсь, — Виталий Кличко. Я его встретил однажды, стоял к нему так близко, как вы сейчас ко мне. До сих пор забыть не могу.

— Как вам удается не поддаваться возрасту и оставаться в столь хорошей физической форме?

— Не знаю, что использует, к примеру, Арнольд Шварценеггер, а у меня есть собственная методика. Более того, я собираюсь вскоре открыть компанию, которая будет заниматься рекламой и распространением продуктов и книг о том, чем я питаюсь и как я поддерживаю форму. Знаете, мне не верится в то, что каждый должен постоянно упражняться для этого. У одного элементарно не хватает времени, а другой от всей души ненавидит физкультуру. Самое главное — делать и есть то, что помогает тебе чувствовать себя по-настоящему хорошо, комфортно. Следуя моей методике, вы почувствуете себя лучше уже через сутки — даже если в вас сто пятьдесят кило весу. Я не собираюсь тратить заработанные деньги на то, чтобы открыть повсюду тренажерные залы для детей и молодежи. Не случайно большинство людей спрашивает у меня не об упражнениях, 90% вопросов звучат по-другому: “Чем вы питаетесь?”, “Что вы принимаете?”. И вот теперь, совсем уже скоро, я всем об этом с удовольствием расскажу.




Партнеры