Поможет ли комиссия по правам человека Bалерии?

2 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 204

Страсти вокруг некогда идеального шоу-истеблишментского семейства Шульгиных, похоже, никогда не улягутся. И пустили бы разборки эти семейные многочисленные СМИ на самотек, избрав политику невмешательства и суверенитета, если бы не одно очень увесистое “но”... Интригуют покамест нашего обывателя, понимаешь, и привносят в вялотекущую действительность некое разнообразие все эти междоусобные звездные войны. Новым витком выяснений отношений стал недавний скандал, точнее скандалы.

На днях некогда муж и некогда продюсер Шульгин разразился очередными откровениями в адрес, как он считает, стервозной некогда благоверной. Ему, оказывается, как отцу небезразлично воспитание, которое Валерия даст его детям. Дескать, какая же она будет заботливая мать, если ей придется не вылезать с гастролей. И вообще, не потерпит он никаких нянек и гувернанток для своих детей. Пусть, мол, сидит Валерия дома и растит детей, пока не вырастит их до совершеннолетия. То есть еще лет пятнадцать... Примечательно, что отцовские чувства у Шульгина проснулись аккурат после того, как Алла Перфилова, более известная как Валерия, подала жалобу в Верховный суд и в Комиссию по правам человека, дабы признать брачный контракт, по которому некогда муж оставил певицу с тремя детьми без жилья, недействительным.

— Очень интересно с его стороны в открытую заявлять подобное, — прокомментировала ситуацию для “МК” Валерия. — Он, видите ли, не позволит его детям “находиться без присмотра”. Опомнился! Ему небезразлично их воспитание. Радостно слышать такие слова. А что же он сам не сидел с детьми, три года подряд отправляя любимую супругу на гастроли? Почему вместо этого он развлекался с тетками, абсолютно забывая о своей отцовской ответственности — оставляя детей на попечение нянек? Я бы с огромным удовольствием сейчас не ударялась во все тяжкие: не гастролировала бы и не давала по 30 концертов в месяц, если бы уважаемый Александр оставил — хотя бы не мне, а своим любимым, как он утверждает, детям — одну из тех пяти квартир, что я, опять же гастролируя, ему заработала. Нет, не хочет! А что ж он советует мне, как жить?

Я с огромным удовольствием буду сидеть дома — только отдай квартиру, где я бы могла сидеть. И потом я, на секундочку, уже не являюсь его женой, чтобы он указывал мне, куда и как мне ездить и вообще что мне в этой жизни делать... Вот, Костя, ты мне объясни: разве нормальная женщина, вменяемая, с тремя детьми на руках, возьмет и уйдет в неизвестность, если только у нее нет другого выхода? Я же прекрасно понимала, что идти войной на господина Шульгина — это что-то из области фантастики, но других возможностей не было. Мне нужно было кормить семейство и жить в нормальной квартире с моими детьми.

Уважаемый Александр, отдайте мне хотя бы одну из квартир, и я не буду так активно гастролировать, я буду сидеть дома с детьми, как вы этого хотите. Кстати, если он так заботится о детях — то почему он не вызвался оплатить лечение Темы, которому делали недавно операцию на глазах? И я больше не позволю человеку усаживать пятилетнего ребенка в вольер с собакой. (Это случилось, когда Тему укачало — его стошнило на сиденье машины Шульгина. Тогда мой бывший супруг, опасаясь, вдруг ребенку станет еще раз плохо, перестраховался. Посадил его в вольер к собаке на заднее сиденье.) Теперь я готова дать отпор — и идти до конца!

Валерия, подавшая заявление в Лефортовский суд о признании недействительным брачного контракта, согласно которому все московские квартиры остаются у мужа, процесс, к сожалению, проиграла. Правоохранительные органы не сочли необходимым возбудить уголовное дело по факту, что подписывала она этот документ под дулом пистолета (свидетелей, оказывается, нет). Теперь певица подала жалобу в Верховный суд и в Комиссию по правам человека. Она настроена очень решительно и намерена довести дело до конца.





Партнеры