Бессловесное животное

3 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 369

Парадокс: казалось бы, шахматы — самый тихий и мирный вид спорта, а именно с ними уже много лет связано чуть ли не больше всего скандалов. Вот на шахматном Олимпе взорвалась еще одна бомба: процесс объединения, с таким трудом налаженный президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым, полностью сорван чемпионом мира ФИДЕ Русланом Пономаревым.

“Не давит ли на вас фантастическая сумма, которая разыгрывается в матче с Иванчуком?” — спросил я 18-летнего Руслана в январе 2002 года на пресс-конференции во время финального поединка на первенство мира (победителю причиталось полмиллиона долларов). “От таких мыслей голова может пойти кругом, и я стараюсь выбросить их из головы”, — скромно ответил Пономарев.

Но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Став чемпионом мира, Руслан стал требовать материальное вознаграждение чуть ли не за каждый свой шаг, у молодого человека явно поехала крыша. Судя по всему, юноша не выдержал испытания славой, оглох от шума хрустящих зеленых купюр. Так, когда его матч с Каспаровым был перенесен на несколько месяцев, Пономарев потребовал от ФИДЕ заплатить ему неустойку в размере 100 тысяч долларов. А за три недели до старта предъявил Илюмжинову ультиматум, содержащий целый список условий, прежде всего материального характера. Некоторые претензии Руслана столь абсурдны, что даже требования Фишера тридцатилетней давности сейчас кажутся смехотворными.

Пономарев потребовал, чтобы допинг-контроль проводился вне России и Украины, чтобы судья был русскоговорящим, чтобы ФИДЕ не забирало в свою пользу положенных 20% призового фонда (составляющего 1 миллион долларов), чтобы перед тай-брейком в случае его необходимости не было дня отдыха и т.д. Дело кончилось тем, что Руслан так и не подписал необходимого контракта и президент ФИДЕ вынужден был отменить матч Каспаров—Пономарев.

В глупом положении оказались многие его организаторы и даже президенты двух стран — Путин и Кучма, давшие согласие сделать первые ходы. Пострадали и журналисты, особенно иностранные, которые, перестроив свои планы, заблаговременно приобрели авиабилеты в Ялту. А ущерб Каспарова, отказавшегося в последние полгода от ряда выгодных предложений, соизмерим, по его подсчетам, с размером призового фонда в матче: “Ситуация шокирует меня, — сказал 13-й король, — я ожидал, что будут пытаться играть на моих нервах, что возможны провокации, но то, что соперник попросту сбежит, — этого я себе представить не мог”.

Руслан Пономарев поразительно напоминает другого чемпиона мира — Мирко Чентовича, героя “Шахматной новеллы” Стефана Цвейга. Специально перечитав произведение классика, я был поражен предвидением писателя: 80 лет назад он словно создавал портрет будущего реального короля шахмат: “Сделавшись чемпионом, Чентович стал считать себя самым важным человеком в мире. Сознание того, что он сумел одержать победу над всеми умными и культурными людьми, и к тому же зарабатывает больше их, обратило его прежнюю неуверенность в холодную надменность”. Литературный предшественник Пономарева ни на одном языке не мог написать без ошибок даже нескольких слов, “невежество его было всеобъемлющим”.

Похоже, Чентович и Пономарев — достойные соперники. В письме Илюмжинову Руслан, которого уже больше месяца никто из ФИДЕ не видел и не слышал, сетует: “Я — не бессловесное животное”. Неужели словесное? Ужас какой-то.

Несколько дней назад на пресс-конференции, посвященной матчу (когда его судьба еще висела в воздухе), Гарри Каспаров заметил, что у него тоже были претензии к контракту, но он согласился пойти на уступки “ради выхода из тупика, в котором сейчас находится шахматный мир”. Справедливости ради стоит добавить, что в последней фразе слово “сейчас” Каспарову следовало бы заменить на “по моей милости”. Не Гарри ли первым в истории шахмат разорвал отношения с ФИДЕ, не он ли первым отказался “делиться” с ФИДЕ призовым гонораром в матче с Шортом и создал собственную шахматную ассоциацию?

“Нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется”, — сказал поэт. Ныне Каспаров, прекрасно знающий поэзию, может только сожалеть, что в свое время не принял во внимание крылатые строчки Тютчева.

Теперь ФИДЕ в конце года собирается провести очередной чемпионат мира по нокаут-системе, с победителем которого предстоит сразиться Каспарову. А вдруг в нем снова победит Пономарев?! Новые ультиматумы, новые скандалы? В любом случае долгожданное объединение в очередной раз откладывается.




Партнеры