Загон о выборах

3 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 394

Со дня на день Владимир Путин должен подписать указ о назначении даты парламентских выборов. Для журналистов росчерк президентского пера равнозначен катапультированию аккурат в центр минного поля. Из-за новых законов любое неосторожное движение работников пера и телекамеры теоретически может запросто привести к закрытию их СМИ.

За тысячелетия своего существования человечество умудрилось напринимать уйму экзотических законов. В одном из городков Калифорнии котам и собакам запрещено заниматься сексом на улицах без специальной разрешительной бумаги с подписями официальных лиц. В некоем местечке в штате Миннесота муж не имеет права приставать к жене, если от него пахнет сардинами. В государстве Гуам запрещено жениться на девственницах. Там существует специальная государственная служба мужчин по вызову, которая выполняет за мужей эту почетную обязанность...

Отныне к этому клубу государств с суперэкзотическими законами имеет полное право присоединиться и Россия. Принятое без особого шума в последние годы новое выборное законодательство официально имеет своей целью создание в России честных выборов. На деле же новые законы могут привести к чему угодно, но только не к этому.

Соблюдать нельзя нарушить

Середина 30-х годов. В камере сталинской тюрьмы встречаются трое. Они начинают знакомиться — выяснять, кого за что посадили. “Меня за то, что я критиковал видного партийного деятеля Радека”. — “Меня за то, что я хвалил Радека”. — “А я и есть сам Радек”. Для журналистов сегодняшнего дня эта легенда звучит пугающе актуально. Каким бы образом они ни пытались освещать выборы — власть при наличии у нее соответствующего желания всегда может обвинить СМИ в грубом нарушении законов.

Новое выборное законодательство требует от всех СМИ, включая частные, освещать выборы исключительно объективно и беспристрастно. Дабы это пожелание не осталось пустым звуком, закон тщательно расшифровывает, что же такое объективность. Теперь СМИ запрещается “оказывать предпочтение какому-либо кандидату по времени освещения его предвыборной деятельности и по объему печатной площади, отведенной таким сообщениям”. Но это еще не все. “Если информация о политической партии является объективной, достоверной, но систематически подается односторонне” — это является нарушением закона. Отныне прессе запрещено “целенаправленно распространять информацию о политических партиях в основном позитивного или в основном негативного содержания”.

В переводе с бюрократического языка на человеческий это означает, что абсолютно всем конкурирующим партиям пресса должна уделять абсолютно равное внимание. Если ты хвалишь какую-то политсилу, ты обязан написать что-то хорошее и про всех ее конкурентов. Если ты кого-то ругаешь, то ты должен написать какую-то гадость и про всех остальных. Иначе нарушение закона будет налицо.

На первый взгляд, провозглашенный новым законодательством принцип всеобщей объективности при освещении выборов выглядит довольно привлекательно. Но в реальности даже этот главный посыл закона предельно сомнителен. На цивилизованном Западе объективность во время выборов законодательно требуется лишь от государственных СМИ типа британского Би-би-си. Требовать того же самого от частной прессы никому не приходит в голову. Подобное требование грубо нарушает как минимум два основных принципа любого демократического общества: право частной собственности и право свободы слова.

Свобода слова подразумевает право на субъективность. В конце концов, правда у каждого своя. У газеты “Завтра” — собственные политические пристрастия. У “МК” — свои. Как можно в рамках провозглашаемого Центризбиркомом “сбалансированного подхода” требовать от Проханова и Ко писать что-то положительное о демократах-рыночниках? Или от нас — что-то хорошее про красно-коричневых?..

Но, конечно, Конституция в России всегда была скорее документом для внешнего употребления, нежели конкретным руководством к действию. В ее грубом нарушении нет ничего нового. Не является самым печальным и то, что многие положения новых законов — это открытое издевательство над прессой. И это не преувеличение.

Если следовать нормальной логике, то главным врагом любой нормальной газеты является царящая на ее страницах скука. А вот Центризбирком считает по-другому. В предвыборный период, согласно Вешнякову и Ко, обеспечивать скуку — это первейший долг любого законопослушного СМИ. Вы думаете, это журналистское преувеличение? Вот цитата из официального издания Центризбиркома. “Вопрос: один кандидат сегодня провел в ходе кампании три встречи. Во время первой он пел и плясал с цыганами, во время второй целовал порнозвезду, во время третьей нырял в прорубь. В этот день его конкурент провел пять встреч, но в ходе всех этих мероприятий бубнил с трибуны. Естественно, мы даем сюжет обо всех встречах первого кандидата, а о втором промолчим, так как видеоряд откровенно не интересен. Не будет ли здесь нарушен федеральный закон? Ответ: не допускается оказывать предпочтение какому-либо кандидату, в том числе по времени освещения его предвыборной деятельности. Это требование закона является императивным и обязательным. Закон совершенно справедливо не оставляет в данном случае СМИ права руководствоваться в информировании избирателей своими субъективными предпочтениями”.

Новое законодательство требует от СМИ забыть, что раньше их главной функцией являлось информирование читателей и телезрителей. Теперь прессе отводится роль сыскного агентства при избиркомах. Допустим, некой газете стала известна абсолютно достоверная информация о том, что один из кандидатов в депутаты — неоднократно судимый рецидивист. Что она должна сделать? Немедленно опубликовать сенсацию? Не тут-то было. Согласно новому закону журналисты должны молчать в тряпочку и передать эту информацию в избирком. А тамошние чиновники уж сами решат, что делать.

При всех своих претензиях на вселенскую объективность новые законы содержат в себе откровенные льготы для проправительственных партий. В центризбиркомовских инструкциях несколько раз специально подчеркивается, что если какой-то чиновник баллотируется в депутаты, то освещение его деятельности по месту основной работы “не относится к информированию избирателей и не регулируется законодательством о выборах”. Это означает, например, что шеф МВД и глава “Единой России” Грызлов может хоть каждый день до 7 декабря в прямом телеэфире лично ловить “оборотней”. И это не будет считаться агитацией в пользу партии власти.

Зато деятельность журналистов регламентирована вплоть до мелочей. Так, например, посвященные новым законам центризбиркомовские инструкции гордо провозглашают, что содержание юмористических передач никак не регулируется законом. Но в следующем же абзаце отмечается, что юмористы, оказывается, тоже должны руководствоваться принципами объективности. То есть подшутил над Зюгановым — будь добр, тут же подшути над лидерами всех остальных партий...

Но главное — в другом. Даже если какое-то законопослушное до болезненности СМИ вдруг задастся целью досконально выполнить все требования закона, успех на этом пути ему не светит ни в коем случае. Новое законодательство пестрит пассажами о том, что все зависит от цели, с которой журналист выдает ту или иную информацию. Если он выдает эту информацию с целью информировать избирателей, то это нормально. А вот если он делает это для того, чтобы их сагитировать, то вот это — грубое нарушение закона.

Но вот как узнать, какими целями на самом деле руководствуется журналист? Вскрыть его черепную коробку и с помощью чудес современной техники считать эту информацию из мозга? Вешняков и Ко пока не заявляли, что российская наука добилась такого прогресса. Следовательно, все будет зависеть от субъективной оценки избиркомовских чиновников. И обвинить в нарушении закона можно будет даже Филю и Степашку из “Спокойной ночи, малыши!”.

Наиболее остроумным является данное ЦИКом объяснение, почему понадобилось принимать такие драконовские законы. Оказывается, на прошлых выборах многие журналисты вели себя некорректно: “Примером такого негативного использования статуса журналиста были пропагандистские аналитические передачи Сергея Доренко на ОРТ в 1999 году”. Что ж, спорить с этим трудно. Другое дело, что Доренко занимался “телекиллерством”, выполняя прямой заказ власти — тогдашнего серого кардинала Кремля Березовского и руководителей президентской администрации, которые до сих пор остались на своих постах. Получается, что власть использует свои же старые грехи для оправдания грандиозного наезда на журналистов. Приятно по крайней мере, что на российском политолимпе еще не утратили чувства юмора.

Закон в натуре

В современной мировой истории есть один пример, когда высокие принципы были, несмотря ни на что, планомерно осуществлены на практике. В 1975 году власть в Камбодже захватило движение красных кхмеров во главе с товарищем Пол Потом. Они выдвинули, безусловно, благородный лозунг: “построить общество, опирающееся исключительно на собственные силы”. Поэтому в камбоджийских городах осталось только начальство. Все остальное население выселили в деревни. Построить желанное самодостаточное общество красным кхмерам удалось. Только вот историки до сих пор не могут прийти к согласию: сколько именно миллионов камбоджийцев погибло в результате этого эксперимента...

Если новое выборное законодательство будет жестко проводиться в жизнь, то мир российской прессы должен быстро превратиться в некое подобие Камбоджи времен Пол Пота. Естественно, ничего подобного не будет. Если бы право обращаться в суд с требованиями закрыть СМИ после двукратного нарушения закона давалось всем желающим или хотя бы избиркомам, то Россию, несомненно, охватила бы настоящая вакханалия. Зная нравы российской провинции и порядки в наших судах, можно спорить на любую сумму, что СМИ начали бы закрывать пачками. Но, к счастью, составители новых законов вписали в них одну относительно разумную вещь. Правом обращения в суд с иском о закрытии обладает исключительно Минпечати.

Высшая власть в России пока принадлежит вполне вменяемым людям. Но зачем же тогда надо было принимать такие откровенно безумные законы? И какое реальное влияние они окажут на российскую прессу и политжизнь в целом?..

На эти сложные вопросы можно дать очень простой ответ. “Как вы думаете, почему в российской экономической сфере есть огромное количество малопонятных и часто противоречащих друг другу инструкций и законов? — сказал мне один бывший высокопоставленный работник аппарата российского правительства. — Для того чтобы чиновник мог принять волюнтаристское решение о льготах угодной ему фирме, а потом — объяснить его разными инструкциями!”

В случае с новым законодательством все обстоит абсолютно аналогично. Скорее всего руководителям ведущих СМИ будут даны неофициальные инструкции — как они должны вести себя во время предвыборной кампании. Что можно и желательно делать, а чего делать ни в коем случае нельзя. Конечно, большинство боссов российской прессы и без того изо всех сил пытаются не задевать Кремль. Но теперь кнут, которым власть может наказывать отдельные “непонятливые” СМИ, удлиняется просто до бесконечности. Отныне ни один главный редактор, заботящийся о благосостоянии своего детища, не может игнорировать “советы”, которые ему будут шептать в кулуарах власти.

Так что скорее всего, за исключением нескольких возможных “показательных порок”, никаких громких закрытий не будет.

Кто виноват

Одно из любимых занятий россиян — поиск виновных. В ближайшие дни и недели мы наверняка вновь предадимся этому национальному спорту. Уже сейчас слышны первые возмущенные голоса. И министр печати, и некоторые народные избранники громко вопрошают: как мы дошли до такой жизни? Как могло случиться, что на 12-ю годовщину победы над ГКЧП принцип свободы слова был законодательно превращен в фикцию?!

Можно спорить, что главным виновником является все российское общество в целом. В чем главное отличие России от Запада? Вовсе не в том, что на Западе власти предержащие так глубоко верят в принцип свободы прессы, что никогда даже не пытаются контролировать СМИ. Вот два примера из американской политической жизни только последних недель. Бывший главком войск НАТО в Европе, переквалифицировавшийся в военного обозревателя телекомпании CNN, генерал Уэсли Кларк во всеуслышанье заявил, что помощники Буша пытались на него давить и отдавать указания, как именно следует освещать войну в Ираке. А вот и вовсе анекдотический случай. Французские телевизионщики зло подшутили над личным поваром президента Буша. Подослали к нему актрису, удивительно похожую на жену Жака Ширака. Поддельная “мадам президент” предложила повару бросить Буша и перейти работать к Шираку. Кулинар помучился, а потом согласился. Как только шутники были разоблачены, из Белого дома сразу позвонили в резиденцию Ширака и потребовали запретить французским телевизионщикам выдавать видеозапись предательства повара в эфир...

Одним словом, западные лидеры жаждут контролировать прессу ничуть не меньше наших. Другое дело, что Буш при всем желании не может провести через конгресс даже бледную копию нового российского избирательного законодательства. Ему никто этого не позволит. Получается, что вся разница сводится к тому, что западное общество находится на одном уровне развития, а российское — на другом, несравненно более низком.

Но обвинять все общество контрпродуктивно. Когда виноваты все — не виноват никто. А в данном случае найти конкретных виновных не составляет особого труда.

Во-первых, это, безусловно, российские депутаты. Недавно я спросил одного из демократических лидеров Думы, как его фракция могла пропустить подобный закон, не подняв грандиозного скандала. Обычно готовый дать ответ абсолютно на все народный трибун вдруг резко поскучнел: “Да вы знаете, они ведь проводили эти законы по частям и в течение долгого времени. Сейчас — одна поправка в закон, через несколько месяцев — другая!”

Ненамного лучше народных избранников в этой истории выглядят и российские журналисты. Если бы в подобной ситуации оказались наши западные коллеги, то скандал бы поднялся просто невообразимого размера. Вместо этого одни боссы СМИ “проспали” атаку на их права, а другие — сочли за лучшее не поднимать шум и не ссориться с властью.

Но самая большая доля вины лежит, конечно, на российской исполнительной власти. Отговорки, что все новое законодательство придумал и провел через Думу Вешняков, — для наивных. В современной российской политсистеме шеф Центризбиркома — это винтик, который четко исполняет поступающие сверху указания. Так что делать Вешнякова козлом отпущения бессмысленно.




    Партнеры