Министра убрали вместе с печатью

5 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 223

Длинный язык не довел до добра министра печати Чечни Бислана Гантамирова. В среду и.о. президента Чеченской Республики Анатолий Попов подписал указ об освобождении его от должности в связи с упразднением места работы. Отныне в Чечне не будет Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. В последнее время Гантамиров вел себя довольно вызывающе: будучи министром, тем не менее публично критиковал действующего главу республики. Незадолго до отставки Бислан Гантамиров изложил свое видение ситуации в интервью “МК”.

— Бислан, судя по всему, вы опять в оппозиции. Сейчас раздаются голоса, что политика Москвы в отношении Чечни зашла в тупик. Вы разделяете это мнение?

— Нет. Она, наоборот, сейчас выруливает. Мы все-таки провели референдум, конституция принята — это очень серьезный шаг. А после выборов и население республики, и население страны в целом ощутит, что ситуация пошла на поправку.

— То есть оба эти шага — и референдум, и выборы — правильные, своевременные?

— Даже независимо от того, кто станет президентом результаты будут. Но предстоит еще очень много сделать. За три года в республике не построен ни один новый дом, ни один километр дороги. До сих пор не работают аэропорт, железная дорога. Население нищее, нет рабочих мест. Задача вовлечения боевиков в мирную жизнь практически не выполнена. Те люди, которых показывают по телевизору, когда они якобы сдаются, — это просто люди с улицы, которых агитбригады сбивают в группы по 15—20 человек. Это не боевики — это гражданские люди, и я могу ответить за то, что говорю, и доказать это в суде. Самое главное: у нас не произошло примирения между собой двух чеченских политических лагерей — пророссийского и сторонников боевиков. Процесс кровной мести только усилился.

— Велик ли лагерь пророссийских чеченцев?

— Порой мне кажется, что нас подавляющее большинство, порой — что их. В позиции по Буданову Чечня была столь едина, что в глубине души мне хотелось, чтобы его дело длилось до тех пор, пока мы не осознаем себя единым народом. И про-, и антироссийски настроенные чеченцы понимали одно: что это пощечина каждому из нас.Выборы тоже могут сыграть объединяющую роль. Любой претендент должен помнить, что мы все-таки чеченцы, мы не потерпим над собой царя. Мы дали отпор Дудаеву, дали Масхадову...

— А что делать с “непримиримыми”? Когда боевики сложат оружие?

— Никогда: война будет продолжаться, пока их верхушка не будет уничтожена в чисто физическом плане. С другой стороны, главное не в том, насколько сильны боевики и федеральные структуры. Главное — в том, что боевики имеют социальную базу.Они получают подпитку — и военную, и экономическую, и политическую. До тех пор, пока Правительство России и правительство республики не лишит их социальной базы, все это будет продолжаться. Пока не будут построены дома, не будут созданы рабочие места. Пока с каждым членом семьи боевика не будет проведена работа, чтобы сами родственники постарались вернуть сына, мужа, брата домой. Мы сами порождаем боевиков. Сегодня убили человека — это значит, что двух его братьев отправили в горы. Угнали корову — он вторую отправляет в горы, на питание боевикам...

— А после выборов ситуация изменится?

— Демократическое избрание президента Чечни, который в свою очередь сформирует правительство народного доверия, — может стать первым шагом к тому, чтобы стабилизировать обстановку, чтобы реально вытаскивать из среды боевиков людей и возвращать их к мирной жизни. Ведь сегодня нам, руководителям Чечни, никто не доверяет. Потому что боевики тоже трезвые люди, они понимают, что мы все — временщики. Они ждут, когда к руководству республики придет человек, команда, правительство, с которым можно долгосрочно работать.




    Партнеры