Трубка мэра

5 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 218

Язык до мэра доведет... В этом лишний раз сумели убедиться москвичи, позвонившие на “прямую линию” “Московского комсомольца” с Юрием Лужковым. Надо сказать, что читатели нас приятно удивили. Кроме личных вопросов в ходе беседы были затронуты проблемы, интересные и важные для всех горожан. Даже Лужков, повесив через полтора часа трубку, удивился: “Ну ничего себе, какие вопросы люди задают!”

Хотите — верьте, хотите — нет, но почти каждый дозвонившийся желал мэру Москвы удачи. Хотя Юрий Михайлович, по его собственным словам, еще не решил, примет ли он участие в декабрьских выборах, удача ему все равно необходима. Ведь даже за оставшиеся 3 месяца сделать в столице надо еще очень много...

“В Москве всем должно быть комфортно...”

— Здравствуйте! Это Юрий Михайлович? С вами Светлана говорит. Я хотела бы поднять тему пробок. До работы добраться очень трудно: маршрутка вместо 10 минут ехала почти час. Я живу в районе Можайского шоссе...

— А метро?

— До метро тоже нужно доехать. У нас район не обеспечен метро. Строительство транспортного кольца заканчивается, а пробок от этого, по-моему, меньше не становится.

— Третье кольцо пока еще не введено полностью, но тем не менее оно пользу уже приносит. Вы согласны с этим?

— Мне не приходилось им пользоваться, но наше шоссе по-прежнему очень загружено.

— Автомобилисты говорят, что Третье транспортное кольцо помогает. Да, оно не разрядило обстановку так, как нам бы хотелось. Поэтому мы приступили к работам по четвертому кольцу: сейчас идет проектирование. Чтобы дать вам представление, скажу, что оно больше похоже на восьмерку, чем на полноразмерное кольцо.

Еще один вариант решения этой проблемы — создание так называемых перехватывающих стоянок. Тогда бы вы от своего дома ехали на автомобиле, потом оставляли его на перехватывающей стоянке и спускались в метро. Конечно, не очень комфортно, но в условиях, когда у нас сейчас почти 3 млн. легковых машин в городе, согласитесь, выход.

Мы вообще приглашаем москвичей к тому, чтобы они покупали маленькие машины. Если в городе их будет большинство, то двигаться станет легче. Вместе с гордумой мы хотим принять решение полностью освободить такие автомобили от налогов. Некоторые считают, что если машина маленькая, то это непрестижно. Мы хотим предложить людям, которые заботятся о престиже, такую формулу: маленькая машина — это моя вторая машина. Нам не хочется принимать решения, на которые пошли власти Парижа и Лондона: вводить ограничения по въезду в центр города, заставлять людей платить. Это крайние меры. Мы будем решать вопрос таким образом, чтобы москвичи-автолюбители тоже чувствовали себя комфортно.

— Спасибо вам. Всего доброго.


Добрый день. Меня зовут Светлана Александровна. Живу по адресу: Брюсов переулок, д. 7. Дом у нас особенный: в нем всегда жили деятели культуры, очень много достойных людей. И вот теперь несколько квартир на первом этаже переведены в нежилой фонд и сданы в аренду фирмам. Получается, что сотрудники фирмы, их клиенты ходят через общие подъезды с жильцами, свои машины ставят во дворе. Испохабили полностью фасад дома: между мемориальными досками начали втискивать названия фирм. Это же неуважение к тем, кто тут жил. Нельзя ли вернуть эти квартиры обратно в жилищный фонд?

— Я думаю, что этим вопросом надо заниматься в двух направлениях. Первое — решить проблему конкретно по вашему дому. Дом почтенный, я бы сказал, во всех отношениях. Здесь всегда жили и живут деятели культуры. Но дело даже не в этом. Я вообще против того, чтобы офисы совмещать с жильем. Не только в вашем доме, а везде по Москве. Опыт показывает, что они друг другу только мешают: ведь бизнесменам соседство с жильцами тоже не в радость.

У нас раньше принимались решения о недопустимости занятия под офисы первых этажей жилых домов, но они не выполнялись. К сожалению, закон здесь не на нашей стороне. Поэтому мы намерены использовать экономические методы воздействия: выходить на владельцев офисов, предлагать им альтернативные площади в центре города, а занимаемые ими помещения освобождать под жилье или для культурных целей.

— Спасибо вам большое. Мы полностью поддерживаем ваши начинания и хотим, чтобы вы были нашим мэром как можно дольше. Здоровья и успехов вам и вашей семье. До свидания.


— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Беспокоит Деев Евгений, Пресненский округ. У нас стоят счетчики. Но если по горячей воде никаких проблем нет — мы сейчас платим по счетчику, все нормально, — то с холодной водой никак не можем решить вопрос. “Мосводоканал” нас футболит в ДЕЗ, который на наши обращения никак не реагирует. Продолжают начислять по среднему тарифу.

— Это совершенно недопустимая практика. Ваш случай говорит о том, что жилищники реализуют корпоративные цели, а не городские. Им выгодно, чтобы москвичи платили не за реальное потребление, а по так называемой средней, включая утечки, протечки, потери. Когда мы начали реализовывать политику дифференцированного подхода к оплате, то кое-где встретили определенное противодействие. Будем разбираться и с вашим случаем. Дайте свои координаты.

— Большой Кондратьевский, 6.

— Это очень тревожный для меня сигнал. Вместо того чтобы двумя руками поддерживать жильцов, эти деятели говорят: “Не ставьте счетчик, платите по среднему”.

— Спасибо, удачи вам.


— Здравствуйте. Меня зовут Галина Васильевна, я живу в районе Выхино—Вешняки. У нас работает крупнооптовый овощной рынок вопреки всяким нормативным документам. Сделали стоянки, торговые места, склады. Все это разворачивается фактически в жилом массиве. Такого безобразия нет ни в одном районе. Убедительно вас просим: употребите свою власть, чтобы нижестоящие инстанции знали, что за свои деяния надо отвечать и перед вами. Перед нами они не отвечают.

— Я думаю, они должны отвечать и перед вами тоже.

— Говорят, что только по вашему решению открывается и закрывается рынок. Но такого же безобразия с вашего ведома не может быть. Очевидно, наши письма до вас просто не доходят.

— Рынки закрываются по решениям правительства Москвы. Я против стихийной торговли, тем более нам есть что ей противопоставить. Обязательно вмешаюсь в эту ситуацию и выясню, кто там действует якобы от моего имени. При необходимости приму жесткие кадровые решения.

— Здравствуйте. Я Ольга Владимировна, учитель школы №360 Восточного административного округа. Стою на очереди работников народного образования 8 лет. Помогите, пожалуйста, хотя бы получить комнату. У меня с бывшим мужем большие проблемы, мы с ребенком вынуждены не жить дома, ютимся по знакомым. И еще. Существует ли у учителей, жителей Москвы, возможность получить жилье в новостройках путем устройства на работу в строящиеся там школы? Если да, то каким образом?

— О вашей проблеме мы поговорим отдельно. Я запишу ваши координаты. А пока отвечу на общий вопрос, который вы подняли. В районах, где строится жилье, мы параллельно возводим школы. Понимаем, что если сразу же в таких случаях не предоставим жилье учителям, то не сможем обеспечить новые учебные заведения кадрами. А вы бы хотели в один из таких районов поехать и учительствовать?

— Если это возможно, то конечно.

— Это возможно. Я дал вам ответ в целом, как правительство решает эту проблему.

— Бывший муж избил мою дочь. Ему дали за это полгода условно. Мы вынуждены были уехать в 2 часа ночи и оставить все, что нажили.

— Он что, выпивает?

— Любитель выпить.

— Это очень неприятно. Мы зафиксировали ваше тревожное сообщение, ваш крик души. Сделаем все возможное, чтобы вам помочь.

— Я в школе давно работаю. Я председатель профкома, член окружного совета профсоюза Восточного округа. Девка-то я нормальная, мне 43 года.

— Думаю, что у вас есть перспектива и в плане жилья, и в плане спутника жизни.

— Мне уже никто не нужен.

— Ну не зарекайтесь… Попробуем подыскать вам жилье и работу в школе-новостройке. А там, глядишь, и личная жизнь наладится.

— Да, Юрий Михайлович, может быть, как-нибудь встретимся.

— Ну у меня с личной жизнью пока, тьфу-тьфу, все хорошо.

— Спасибо вам большое. Буду ждать от вас весточки. Удачи вам, здоровья. Мы вас очень любим.

“Если не в мэры, то куда?”

— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Вас беспокоит Светлана Гульдина. Будете ли вы на следующих выборах мэра выставлять свою кандидатуру?

— Я еще не решил. Дайте мне подумать.

— Не ощущаете ли вы усталость? Ведь трудно быть мэром.

— Я проверяю себя не с точки зрения устал или не устал, а с другой стороны: способен ли я и дальше эффективно служить городу или нет? Для меня это очень сложный вопрос. Буду думать. Если я решу, что 4 длинных года я смогу эффективно работать на пользу Москве, я буду выдвигаться. Что касается физической усталости — я не устаю. Не буду рисоваться перед вами. Это заслуга не моя, а Всевышнего, родителей. В общем, ответ я вам дам через некоторое время.

— А если не в мэры, тогда куда?

— Я не потеряюсь, если не буду мэром. Я смогу реализовать себя и в семье, и в бизнесе — ведь я по специальности химик, имею изобретения. Многим увлекаюсь — пчелами, например.


— Здравствуйте, меня зовут Андрей. Я живу в Подмосковье, а в Москве работаю. Вопрос такой. Москва претендовала на то, чтобы проводить выставку ЭКСПО. Но проиграла в конкурсе. Вопрос: почему так получилось? И есть ли шанс, что Москва сумеет отыграться и станет столицей Олимпиады 2012 года?

— Серьезный вопрос. Спасибо, что вас интересует место Москвы в мировом и культурном процессе. Спор за ЭКСПО мы проиграли по двум причинам. Во-первых, Минэкономики, которое было ответственно за этот процесс, абсолютно вяло провело свою работу. Вторая причина — грандиозные ресурсы, которые вбросил Китай в защиту своего предложения по проведению ЭКСПО-2010. Даже если бы наше Министерство экономики выпрыгнуло из штанов и занималось этим делом самым активным и добросовестным образом, Россия все равно не смогла бы вложить такие ресурсы, которые привели бы к победе. Китай сегодня в этом плане намного богаче нас. Что касается Олимпийских игр… По-вашему, мы правильно сделали, что выдвинули Москву?

— Конечно.

— Очень важный ответ для меня. И я думаю, что правильно. Есть ли вероятность победить? Безусловно. Если мы будем активнее, если Правительство России поменяет свою позицию и тоже загорится этой идеей, мы имеем хороший шанс на успех. Авторитет Москвы в Международном олимпийском комитете очень высокий. Правда, и соперники у нас как на подбор — Нью-Йорк, Париж, Лондон, Лейпциг.


— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Беспокоит Игорь Валентинович из Северного округа. Вы недавно на городском педсовете высказались против Единого госэкзамена в школе. Значит ли это, что вы можете как-то повлиять на Министерство образования и для москвичей его отменят?

— Давайте вместе поразмышляем на тему школьной реформы. Есть реформа-революция, и есть реформа-модернизация. Я за модернизацию: за то, чтобы основа оставалась, а мы постепенно вводили какие-то определенные новшества. Нельзя, чтобы система оставалась законсервированной, она должна развиваться вместе с обществом. Но в то же время, по-моему, не нужно разрушать фундамент того здания, которое всегда считалось надежным и крепким. Это я российское образование имею в виду.

Что такое тестирование? Тестирование — это угадывание. А меня больше устраивает знание. Это первое. Второе — Единый госэкзамен. Вот говорят, что в Америке существует единый экзамен и нам тоже надо… Зачем? Даже Буш считает, что нынешняя система образования США абсолютно не соответствует требованиям общества. А мы хотим сделать у себя в России то, что сами американцы отвергают. Абсурд какой-то…

Дальше... Двенадцатилетка. Считается, что при десятилетней системе на ученика ложится слишком большая нагрузка, он ничего не успевает, неокрепший организм не выдерживает… Я говорю: а почему наш школьник 3 месяца должен летом бездельничать? И почему такие маленькие каникулы у нас осенью, зимой, весной? Давайте сделаем по-другому. У моих детей, например, летом только полтора месяца свободны, а все остальное время они занимаются. Мы с Еленой заставляем их учить иностранный язык.

Я действительно выступаю против Единого госэкзамена и других необдуманных шагов по школьной реформе и открыто об этом говорю. Давайте сначала проведем эксперимент, осмыслим его результаты, а потом уже будем принимать общее для страны решение. Никита Сергеевич Хрущев вон по всей России хотел одним махом насадить кукурузу. Что получилось — известно.

— Спасибо, Юрий Михайлович.

“Семья у нас крепкая...”

— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Меня зовут Анна Назарова. Слышала, что ваша жена Елена Батурина начала строить дома в Москве. Это вы помогли ей войти в стройбизнес?

— Нет, это ее решение, путь, выбор. Она занимается бизнесом еще с конца 80-х. Организовала в свое время кооператив по программному обслуживанию, накопила денег, приобрела предприятие по переработке пластмасс, развила производство… 50% акций строительной компании она приобрела на вторичном рынке, который никак не связан с правительством города. Сейчас она действительно строит жилье. Кстати говоря, все заказы, которые она получает, заказы не города, а ведомств и организаций, не являющихся городскими.

— Кто в вашей семье глава — вы или ваша жена? Наверное, тяжело уживаться с бизнесвумен?

— Нам легко. Мы всерьез не задаемся вопросом, кто главней. У нас крепкая семья, растут две дочери. Когда речь идет о семейных делах, тогда, наверное, слово все-таки за женой. Но если нужно принять стратегическое решение — глава семьи вступает в свои права. Что касается непосредственно моей сферы деятельности, то я не позволяю никому, в том числе и жене, вмешиваться в свои дела. Я имею в виду мэрские дела.

— Спасибо, успехов вам.


— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Меня зовут Ира Михайлова. У меня такой вопрос. Что-то давно не видно ваших дочек. Раньше они всюду вас сопровождали. Они что, за границей теперь учатся?

— Да вы что! Я не смог бы пережить и дня, если бы их не видел. Они учатся в московской школе. У них все нормально. Недавно я две недели был в отпуске, провел его вместе с семьей, вместе с ними. 1 сентября они пошли в школу. Если это интересно, я постараюсь где-нибудь появиться вместе с ними. Они уже подросли: Алене — 11, а Ольге — 9 лет. Мы с женой хотим, чтобы они получили образование здесь, в России, чтобы они не отрывались от своей родины. Единственное, что стоит изучать за границей, — это языки. Мы отправляли дочерей — одну на 3 недели, другую на месяц — учить язык в английскую летнюю школу.

— Есть ли у Алены и Оли какие-то планы на будущее в смысле выбора профессии?

— Нет. Но это уже личности, и довольно серьезные. У каждой есть своя позиция, своя точка зрения. При этом они очень похожи: все-таки все время вместе.

— Своего в них много находите?

— Нет, больше все-таки они в Елену. Она ими занимается. Я уезжаю на работу — спят, приезжаю с работы — вижу их отправляющимися в кровать. Максимум удается в лобик поцеловать. К сожалению.

— Спасибо, Юрий Михайлович.

— Спасибо и вам. Вы порадовали меня своим интересом к моей семье. Это приятно.

“К рокерам я отношусь нормально”

— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Меня зовут Дмитрий Евсеев. Хочу спросить: почему вы запрещаете в Москве концерты группы “Ленинград”? Почему вся страна может их слушать, а москвичи нет?

— Они — матерщинники. Кроме того, Шнуров чуть ли не голым прыгает по сцене. Нельзя на концертах допускать ненормативную лексику и порнографические призывы.

— Получается, вы выбираете, кому петь в Москве?

— Я не выбираю, а лишь иногда запрещаю. У меня за 11 лет моего мэрства всего 3 запрета было: коррида, лав-парад и группа “Ленинград”. Это немного. Все эти мероприятия выходили за рамки нормальных: это был или садизм, или порнография, или мат, который законом в общественных местах запрещен. Так что я здесь не собственные эгоистические решения принимаю. Если ваш “Ленинград” даст гарантию, что в выступлениях не будет мата, пожалуйста, пусть приезжает.

— А какая вам нравится музыка?

— Классика, но и тяжелый рок тоже. Особенно когда я еду на мотоцикле.

— А какой у вас мотоцикл?

— “Харлей”.

— Значит, вы рокер? А как вы вообще к рокерам относитесь?

— Нормально, но чтобы ночами не разъезжали, не пугали людей. Рокеры — это организация по интересам. Разве можно к ним плохо относиться? Я, конечно, не вхожу в их число и не так много езжу на мотоцикле. Человек должен быть свободен в выборе хобби: главное, чтобы его хобби не мешало другим жить и спать. Я как пчеловод тоже иногда испытываю угрызения совести. Пчелы иногда безобразничают, кусают. Соседи, бывает, жалуются на моих любимиц.

— А вы штрафы платите за покусанных?

— Ну, по крайней мере извиняюсь, лечу, медом помогаю…


— Здравствуйте. Мы тут с ребятами во дворе посоветовались и решили вам дозвониться вот по какому вопросу. Все, что связано с Москвой, мне кажется, надо поддерживать. А пока “Спартак”-то гибнет. Приехали ростовские крутые ребята, купили “Спартак”. А ведь это тоже достижение Москвы.

— Как москвич я должен болеть за московские команды, но как мэр не вправе говорить о предпочтении одной из них. Я с вами согласен. Сейчас у “Спартака” полоса очень сложная. Но почему раньше не поставили вопрос об этом? Ведь источник этих неудач был раньше, он был в руководстве команды. А значит, ухудшение результатов было неизбежно. Я, кстати, примерно 5 лет назад говорил Олегу Романцеву, что с такими замашками он угробит команду. Но он же тогда был царь и бог. Тогда “Лукойл” как из рога изобилия обеспечивал команду. И всем казалось, что это незыблемо. Кричали: “Спартак” — чемпион, и теперь вот все рухнуло. Мы должны не только видеть, но и уметь вовремя открыто сказать о неправильных действиях руководства.

— Все, что вы сказали, это правильно. Но без вашего вмешательства, а мы просим вас вмешаться в дело “Спартака”, эта команда просто вылетит из Суперлиги.

— Понимаю вас. Я бы здесь предъявил претензии к Федерации футбола.

— Вмешайтесь, пожалуйста. Мы на вас надеемся.



    Партнеры