Худруки живут не худо

6 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 295

Два популярных театра — “Ленком” и Сатира — открыли сезон один за другим. Может, оттого, что возглавляют их два старинных приятеля и известные личности, сборы превратились в бенефис своих худруков.

В “Ленкоме”, когда все собрались, на сцене уже стояла роскошная белая декорация из “Плача палача” — самого свободного по духу спектакля последних лет Марка Захарова. В таком же ключе мастер провел и сбор — динамично, самоиронично и с музыкой. Принес извинения, что не всех обцеловал, и пригрозил:

— Когда все закончится, жду в кабинете, буду обцеловывать всех, никто так просто не уйдет.

Судя по всему, новый сезон в “Ленкоме” пройдет под знаком гранд-юбилея: круглые даты будут “гулять” Янковский, Чурикова, Кравченко, Броневой. Но самый грандиозный юбилей, о чем умолчали на сборе, ожидается у Захарова, и, как нам удалось выяснить, по этому случаю “Ленком” замутит большой капустник.

Творческие планы театра много лет не поражают количеством, но по результатам всегда берут качеством. Вот и на этот раз Марк Анатольевич заявил две премьеры — “Последнюю жертву” и “Месье Амилькар платит” с Янковским в главной роли. Артист и по совместительству президент Фонда имени Евгения Леонова раздал традиционные премии.

Судя по тому, как Марк Захаров вел сбор, все понимали, что финал его никак не может быть банальным. Так и оказалось — Захаров не на шутку разошелся и потребовал децибелов. Ну тут и началось — сначала потрясающий блюз из спектакля 30-летней давности “Автоград XXI”, где дебютировал саратовский артист Олег Янковский. На этот раз Олег Иванович вышел к микрофону, “залудил” стихи в стиле мягкого рэпа, который потрясающе красивым голосом развил солист ленкомовского “Аракса” Саша Садо. А уж потом пошло нежно-печальное и светлое соло на гобое из спектакля “Шут Балакирев”, сыгранное этим самым шутом — молодым и очень перспективным артистом Сергеем Фроловым.

А Театр сатиры намерен новый год созидать на театральной ниве только с юмором, с шутками и держать настроение последней комедии “Слишком женатый таксист” в постановке Александра Ширвиндта.

Сам Ширвиндт на сборе труппы появился как-то незаметно, без помпы, немного попозировал перед фотокамерами в обнимку с Натальей Селезневой и поднялся на сцену.

— Привет! — бросил он. — Мы открываем новый сезон, он у нас 79-й. Дом у нас чистый, потому что у нас патологически чистоплотный директор. Вчера у него был день рождения.

После поздравлений главному человеку администрации первое, что решил обсудить с артистами худрук, — это “параметры наших взаимоотношений с улицей”. Под “улицей” Ширвиндт подразумевал работу на стороне, то есть халтуру.

— С одной стороны, наши артисты пуповиной пришиты к сатировской сцене, а с другой — от сегодняшнего дня не уйдешь. Вот и сегодня утром восемь артистов уже подошли ко мне со своими планами.

Умолчав, как он разрешил производственные проблемы коллег, Александр Анатольевич перешел к делу — прошлому сезону, упомянув три успешных спектакля: “Таланты и поклонники”, “Слишком женатый таксист” на большой сцене и “Яблочный вор” — на малой. А так же обнародовал конкретные плананы. Так, специально для Ольги Аросевой, которая в отличной форме, Петр Гладилин написал пьесу “Вышел ангел из тумана”. Поставит пьесу Никита Ширяев. А Вячеслав Долгачев, из Нового драматического, уже репетирует “Хомо эректус”. Еще один спецпроект — для Михаила Державина: на уютном “Чердаке сатиры” Юрий Васильев ставит “До встречи в Венеции”. Сергей Коковкин в поте лица пытается воплотить давнюю мечту Ширвиндта — инсценировать рассказы Аркадия Аверченко. А еще одна мечта театра — сделать новый детский спектакль в добавление к легендарному “Малышу и Карлсону”.

— Бабушки, которые видели премьеру, уже приводят на этот спектакль своих внуков, — констатировал худрук, а кто-то хихикнул:

— Трогают пропеллер.

Еще на выпуске “Швейк, или Гимн идиотизму” в постановке артиста театра Алексея Колгана с музыкой любимца Москвы Андрея Семенова. Но, похоже, что главный сюрприз — обозрение “Тыщу лет — один менталитет” — ждет нас в следующем, юбилейном, 80-м сезоне.

Дальше пошли подношения. Неизвестная поклонница Ширвиндта преподнесла первому красавцу сатиры букет алых роз с пришпиленной к нему запиской. Впрочем, обнародовать интимное содержание послания он категорически отказался, прокомментировав подношения:

— Трубки прошу не приносить, я их сам раздаю уже. Кто-нибудь что-нибудь хочет еще “вякнуть”?

— Нет, работать! — ответил чей-то настойчивый голос из зала. И все отправились на репетицию.



Партнеры