В чем сила, брат?

9 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 254

...Такого столпотворения я не видела очень давно. Люди (причем в основном — девушки) настырно лезли к кумирам, отталкивая друг друга и прекрасно понимая, что дать автографы всем братья Кличко просто физически не смогут.

Дело было в Москве. На презентации книги знаменитых боксеров — братьев Виталия и Владимира Кличко — “12 раундов фитнеса”, которую они лично привезли представлять к нам. Три дня в российской столице у украинских тяжеловесов прошли в прямо-таки бешеном темпе. И все же корреспонденту “МК” вновь удалось, как и договаривались, пообщаться с братьями в эксклюзивном порядке... Для вашего удобства мы снова разделили интервью на две части: Виталий и Владимир.

Часть I.
Виталий КЛИЧКО: “Льюис вел себя как девушка на выданье”

— Как обстоят дела с Льюисом?.. Ну что ж, специально для “Московского комсомольца” рассказываю. Наш чемпион тут заявил, что у Кличко большие проблемы с глазом. Типа, почти не видит — слепой остался. И что он даст согласие на бой с Кличко только после того, как меня осмотрит независимый доктор. Я уже было собрался лететь в независимую спортивную Атлетическую комиссию США. Расположился в самолете, разложил вещи, открыл книжечку почитать... И вдруг раздается звонок. Естественно, ко мне подбегает стюардесса и говорит: “Выключите, пожалуйста. В нашем самолете запрещено пользоваться мобильными телефонами...” Я смотрю на экран, а это — мой промоутер: “Виталик, мне нужно, чтобы ты срочно приехал. Нас к себе вызывает Льюис... Не нужно никакой Атлетической комиссии — возможно, мы сейчас подпишем контракт на следующий поединок, и вся эта катавасия закончится”. Я говорю: “Питер, но я сижу в самолете, и, по-моему, они закрывают двери”. А он мне: “Срочно выходи из самолета! Мы летим в Лондон”. Надо мной стоит стюардесса, которая бормочет: “Выключите пожалуйста, телефон”. Я выключаю телефон, собираю быстро вещи: “Я не лечу с вами!” Двери уже закрываются, я бегу к ним и ору: “Стойте, не закрывайте двери, я не хочу лететь с вами — я выхожу!” Одним словом, пассажиры, которые наблюдали все это, начали нервничать. Они видели, что кто-то позвонил Кличко, что-то ему сказал, и после этого он странно перехотел лететь этим самолетом... Я в итоге оставил перепуганных пассажиров, выбежал из самолета и другим рейсом полетел на Лондон.

Встречались в офисе Льюиса. Он со своей мамой и я начали разговаривать обо всем. И ни о чем. Я спросил: “Леннокс, мы боксировать будем или нет?” Он начал: “Ты знаешь, я не знаю — боксировать мне или нет. А может, я уже вообще не буду боксировать. А может быть, выйду уже на пенсию. А что бы ты делал на моем месте?..” Мне пришлось слегка польстить: “Ты победишь меня однозначно. Тебе надо всем доказать, что ты сильнее, — на твоем месте я бы дрался”. Но я так и не добился четкого ответа. Он вел себя как девушка на выданье. Тут два варианта: Леннокс закончит, но это для него не очень хорошо. Потому что по его самолюбию проехались бульдозерами все кому не лень... И второй: он остается, и главным тогда должен быть матч-реванш с Кличко. Ведь по опросам канала НВО этот бой должен собрать рекордное количество зрителей. Я же, чтобы не терять времени, 6 декабря проведу поединок либо с Хасимом Рахманом, либо с Дэвидом Туа. А весной, если Льюис даст согласие, я буду встречаться уже с ним.

— Этот бой может стать последним для кого-то из вас?

— Да. Для каждого из нас. Я ставлю на карту все.

— Ваше заявление сильно похоже на слова младшего брата до поединка с Моли...

— У нас разные ситуации. Но тем не менее, если я проигрываю поединок Ленноксу Льюису, то мне нужно будет еще очень много времени, чтобы снова получить возможность боксировать за звание чемпиона мира. Понадобится два-три года. Ну а если проиграет Льюис, то это уже действительно станет точкой в его карьере.

— В случае вашего поражения будете ли вы проводить обещанный бой в Москве?

— Мы работаем над этим, но не обещаем. Да, это может быть интересным. Тут ведь так: сначала рождается мысль, потом она воплощается в дело. Раз мысли есть — значит, есть шанс, что в следующем году я или Володя сможем провести здесь поединок. С одним из самых интересных соперников.

— А как ваш промоутер на эти мысли реагирует?

— С Клаус-Питером Колем у нас в апреле следующего года заканчивается контракт.

— Будете ли вы его продлевать, если условия не изменятся?

— Будем разговаривать, но кое-какие пункты хотели бы изменить в лучшую сторону.



Часть II.
Владимир КЛИЧКО: “Проматывать — задача промоутера”

На мой вопрос про недавний бой с Фабио Моли Володя ответил то, что, в общем-то, и должен был ответить:

— Я не предполагал, что все закончится так быстро. И, честно говоря, меня волнует мнение публики, которая была очень недовольна моим соперником. Точнее, тем, что он так быстро пришел в небоевое состояние...

— Вы относитесь к Фабио как к серьезному сопернику?

— У него хороший список боев. Всего два проигранных.

— Но вы же понимаете, что за этим списком в принципе ничего существенного не кроется...

— Хорошо. Предлагаю другой пример: мой, теперь уже предпоследний поединок с Корри Сандресом. Это должен был быть “отдыхающий” бой, в котором я мог вообще ничего не делать. Корри уже не боксировал, ему 37 лет, он проводил один поединок в год. Тем более у меня дело шло к отстаиванию своего титула, времени до него оставалось немного, и мне надо было развеяться... Развеялся, называется! Вопросы еще есть?.. Это был просто наглядный пример, что не стоит никого недооценивать.

— Объясните, почему у Виталия соперники все-таки достаточно серьезные, а вам последнее время подаются, извините за грубость, так называемые мешки?

— О, а я слышал совсем другое: что у Виталика — “мешки”, а у меня все серьезно. А кого вы считаете несерьезным? Криса Берда, Макляйна?.. Есть промоутер, и это его задача, как мы говорим, нас “проматывать”. Это он выбирает соперников. И я надеюсь, что мой реванш с Сандерсом все-таки состоится в ближайшее время. Или хотя бы бой с победителем пары Корри Сандерс — Лемон Брюстер.

— А вас кто устроит?

— Меня устроит титул. А кто будет соперником — не волнует.

- Титул один, а вас с братом — двое...

— Версий — четыре. Поэтому мы можем поделить по-братски...

— Честно говоря, после Сандерса все ожидали вашего перехода к новому промоутеру.

— Фредди Роач — наш с братом новый тренер. Это последнее и пока единственное изменение в команде. А пока — приходится самим себя “проматывать”...

— А на профессиональных боях других боксеров бываете?

— Последний раз были в Атлантик-сити, где Рахман боксировал с Холлифилдом. Честно говоря, нам своего бокса хватает. А потом разгружаемся, стараемся не думать о нем, расслабиться.

— А как же вы разгружаетесь?

— Вот книгу свою “проматываем”...

— Надо заметить, у вас это неплохо получается. Особенно в России...

— Знаете, я страшно удивлен. Хотя и знаю, с чем это связано: с боем Виталика против Льюиса. Это ведь была битва на ринге!

— При всем при этом в рейтинге обсуждаемости она не уступает вашему бою с Сандерсом?

— Вот я и говорю: странная тенденция. Бои проиграли, а популярности — выше крыши. Мне кажется, мы ее не заслужили, хотя и приятно.

— А вам не кажется, что ваша популярность живет как-то отдельно от вас? То есть, даже если перестанете выступать на ринге, все равно останетесь звездами.

— Нет. Спорт — это стержень. Благодаря ему мы и держимся в обществе.

— Книга про фитнес тоже может выступать в качестве этого стержня. Как вы думаете — какие у нее перспективы в России?

— Это наша первая книга, это наш ребеночек, которого мы очень любим, потому что вложили в него огромный труд. Но вот какая у него будет жизнь — решать нашим читателям.

— А чья была идея — и жене Виталия, Наталье, свою главу написать?

— Наша. Она очень хорошо вписалась. Кстати, на фотографии она снималась уже на третьем месяце с Лизонькой. Собственно, из-за грудного ребенка она и на презентацию не смогла приехать.






    Партнеры