Основной инстинкт по-белорусски

10 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 176

Самый известный белорусский коллектив “Песняры” стал бесконтрольно размножаться. Сколько же вас, хочется спросить у “Песняров”. Ответа не даст никто — каждый день может родить следующий клон. На эту минуту “песнярских” коллективов уже три.

Десять лет назад основной состав группы ушел от Владимира Мулявина, бессменного руководителя “Песняров”. Этот уход можно считать временем реальной смерти прежнего коллектива и рождением его единственного преемника с названием “Белорусские песняры”.

Так и существовало две группы — “Песняры” с Мулявиным, находившиеся в творческом кризисе, и “Белорусские песняры” со всеми остальными музыкантами на пике своего творчества. Однако случилась трагедия — Мулявин, так и не оправившись после автокатастрофы, умирает. Вот тут-то и начинается вторая часть “мерлезонского балета”.

К этому времени, чтобы усилить коллектив, из Америки был вызван Леонид Борткевич. Сразу после смерти главного песняра встал вопрос, что делать с коллективом. Власти решили не пускать это дело на самотек и назначили нового директора, с кандидатурой которого состав группы не согласился. А потому “Песняры” стали бесконтрольно делиться и размножаться, отправляясь наперегонки в патентное бюро регистрировать названия.

Скандал в коллективе, который назван был президентом национальным достоянием, становится национальным позором. Так характеризует белорусская пресса все то, что происходит сейчас вокруг “Песняров”.

Вот как прокомментировал ситуацию корреспонденту “МК” главный участник происходящего, солист “Песняров” Леонид Борткевич, написавший вместе с остальными 22 членами группы заявление об уходе.

— Мы написали письмо президенту и сейчас ждем его решения. Мы знаем, что он нас в обиду не даст, он нас любит.

— Но в Белоруссии ни одно решение не принимается без участия Лукашенко. Вы не думаете, что министерство культуры, назначая директора, выполняло лишь указ сверху?

— К такому варианту мы тоже готовы — тогда мы, все 22 человека, пойдем на вольные хлеба. У нас отобрали базу, студию, потому что мы были государственным ансамблем и это нам предоставляло государство. Плюс зарплаты. Но инструменты у нас остались, и мы готовы встать, как в свое время “Белорусские песняры”, на коммерческий путь и зарабатывать выступлениями по России. Бренд “Песняры” не должен погибнуть.

— Вы считаете, что Россия выдержит толпы “песняров”?

— Почему толпы? Мы вообще рассматриваем вариант объединения с “Белорусскими песнярами”. Правда, пока мы еще с ними не обсуждали такой вариант… В свое время Пеня, Мисевич, Дайнеко, Козлович, Катиков ушли от Мулявина, имея на бренд “Песняры” такие же права, как и сам Мулявин, и стали “Белорусскими песнярами”. Тогда Мулявин приехал ко мне в Америку и попросил вернуться в коллектив: мол, надо спасать “Песняры”. Я вернулся в Минск. Теперь ситуация повторяется. Сегодня мы рассматриваем как вариант объединение нас с “Белорусскими песнярами”, чтобы стать одним коллективом. Тогда разным скаражонкам (фамилия назначенного директора Скаражонок, он был последние годы солистом в “Песнярах” при Мулявине) делать будет нечего. Но на всякий случай мы регистрируем название “ВИА “Песняры” имени Мулявина”.

Кстати, не так давно ситуацию в “Песнярах” оценил Владислав Мисевич, художественный руководитель “Белорусских песняров”. И вот что сказал: “Люди, которые сегодня работают в “Песнярах”, не способны что-то создать. Единственно, кто там остался с прежних времен, — это Леонид Борткевич, но голос у него “кончился”, а кроме как петь, он больше ничего не умеет. Прогноз очевиден — ничего не будет, никакого творчества, будут звучать старые фонограммы. И это назвать “Песнярами”?! “Песняры” были гордостью страны, а теперь начнут разъезжать какие-то мелкие бригадки, которые будут позорить то, чему каждый из нас, прежних “песняров”, отдал жизнь”.




Партнеры