Модно быть Квазимодо

11 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 778

Для многих подростков собственное отражение в зеркале — оживший кошмар. Большинство людей в переходном возрасте страдают так называемым синдромом Квазимодо. Но что особенно удручает — за последние годы девушек и юношей, недовольных своей внешностью, стало гораздо больше. Нас давит реклама шампуня, прессингуют производители тренажеров и стирают в порошок глянцевые журналы. Тинейджеры голодают, пытаются покончить с собой или грезят о пластической операции.

Не играйте в куклы

— Пришла к нам девушка и пожелала увеличить грудь на два размера, а у нее действительно по нулям, — рассказывает пластический хирург Александр Тепляшин. — Мама умоляла отговорить, а дочка уперлась: увеличьте! И это при том, что у девочки все есть. Одевается в бутиках, отдыхает на дорогих курортах, а вот мальчики на нее, видите ли, не смотрят. В итоге сделали девочке грудь, так у нее даже взгляд изменился. Истерики прекратились — в доме тишь да гладь. Мама потом “спасибо” мне сказала. А сначала не верила, что операция поможет.

...По законам врачебной этики в каждом центре пластической хирургии пациенток должен сначала принимать штатный психолог и “браковать” тех, кто страдает подростковыми комплексами. Но есть такие специалисты далеко не везде. Пластические хирурги и сами неплохие психологи, они на счет “раз-два”... убедят вас в том, что операция за энное количество “зелени” качественно улучшит жизнь. Ваши комплексы — их реальный доход. Контингент подобных клиник молодеет год от года. На подпольной “фабрике звезд” имплантанты вживят даже 15-летней, что вообще-то запрещено законом. Наплюют на возраст и в очень дорогой клинике — главное, чтобы у клиентки были деньги.

Благополучный Запад тоже не устоял перед страданиями девочек-подростков. Американская мечта разбилась о витрину магазина игрушек. Маленькие девочки, наигравшись в самую красивую в мире куклу, навсегда заболевали комплексом неполноценности — синдромом Барби. Одна из игрушечных жертв, Синди Джексон, потратила пять лет жизни, 55 тысяч долларов и сделала 22 пластические операции, чтобы стать похожей на худосочную куклу. Кончилось все нападением маньяка-барбиненавистника и лопнувшими швами.



Нотр-Дам де Моску

Уши, носы и подбородки — именно эти части лица в переходном возрасте кажутся особенно некрасивыми.

Девушки, страдающие синдромом Квазимодо, отказываются фотографироваться. И могут часами просиживать возле зеркала, запоминая ракурсы, с которых они выглядят, на их взгляд, не так отвратительно. Не снимая носят солнцезащитные очки — тем самым пытаясь скрыть свое “уродство”.

И готовы на любые жертвы...

Одна мысль о школьной дискотеке вызывала у Ольги дикую боль. И она старалась думать о чем-нибудь приятном — например, о том, что у Ивановой кривые зубы, и это уже никак не спрятать — разве что не улыбаться. Ольге повезло больше: “Момент” — и она превращалась в красавицу с высоко зачесанными белокурыми локонами. ...Поздно вечером она со стоном отдирала аккуратно прилегавшие к голове маленькие ушки, соскребая с покрасневшей кожи остатки клея. К утру злополучные уши снова топорщились в разные стороны, как у Чебурашки, и Ольга, чтобы спрятать дефект, старательно зачесывала волосы на лицо — праздник кончился. Мучения продолжаются.

Когда 15-летнего Антона привезли в клинику неврозов, он истекал кровью. Подросток вколол себе новокаин и, взяв ножницы, стал... отстригать ненавистные “лопухи”.

14-летняя Алина была уверена в том, что у нее слишком тяжелая нижняя челюсть — “как у боксера”. Когда врачи отказались вмешиваться, решила покончить жизнь самоубийством — заморить себя голодом...

Лет до 12—13 человек в принципе не задумывается, как он выглядит со стороны, а потом начинает париться по поводу того, что о нем думают другие. Это еще Дарвин установил — с тех пор со стариком так никто и не поспорил. И всю последующую жизнь наше мнение о себе формируется в зависимости от восприятия окружающих. Причем человек склонен видеть самого себя в искаженном свете. Психологи провели эксперимент: выложили перед испытуемым десять фотографий совершенно незнакомых людей и попросили указать на лицо, с которым, по его мнению, у него больше всего сходства. Абсолютно все участники эксперимента выбирали фотографию с более красивой внешностью — то есть комплексы на нас, конечно, давят, но подсознание сопротивляется. Факт.



Что доктор прописал

Как пережить синдром Квазимодо, или дисморфофобию, — ложное ощущение собственной некрасивости? За советом мы обратились к профессору медицины, врачу-психиатру Зурабу КЕКЕЛИДЗЕ.

Подросткам:

— Осознать, что окружающие воспринимают тебя в целом, а не по частям.

— Совершенные формы не гарантируют счастья.

— Косметологические технологии развиваются быстрее, чем интеллектуальные и духовные возможности человека. Красивыми при желании могут стать все. А вот имплантантов ума, доброты и таланта пока не изобрели.

— Страсть к диетам часто заканчивается если не реанимацией, то диагнозом “половое недоразвитие”. Прекращается менструация — и вот ты снова 10-летняя девочка. А подружки — по парам.

Родителям:

— Подготовить своего ребенка к тому, что какое-то время он будет “гадким утенком”. Помогает простая беседа.

— Переключить внимание подростка на конкретное увлечение, которое поможет ему достигнуть ощутимых результатов. Окружающие будут делать подростку больше комплиментов, если он в чем-то удачлив (первое место по лыжам, отлично фотографирует и т.д.).

— Умение правильно усваивать увиденное и прочитанное в глянцевых журналах пора преподавать в школах как особый раздел основ безопасности жизни. Нужно воспитать в ребенке культуру чтения подобных изданий: фотомодель красива, но это фотомодель. А я Маша Пупкина. И очень этим горжусь.


P.S. Некоторые родители, как кажется, только подливают масла в огонь, говоря своим детям, что их внешность далека от идеала. На самом деле мамы и папы таким странным образом пытаются уберечь детей от ошибок ранней половой жизни и помогают сформировать правильную жизненную позицию: завышенная самооценка — та еще проблема. “Чудовищ” мучают комплексы неполноценности, у “красавиц” кружится голова от собственного совершенства. Страдают и те, и другие.





    Партнеры