Кандидаты пропадают поодиночке

13 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 164

В пятницу стало известно, что парламент Чеченской Республики Ичкерия созыва 1997 года объявил импичмент Аслану Масхадову и отстранил его от должности президента. Итак, для выборов главы Чечни не осталось никаких препятствий, в том числе абсурдно-формальных... А претендентов на власть в Чечне становится все меньше. Из 11 зарегистрированных избиркомом Чечни кандидатов осталось 8. В четверг отряд кандидатов понес очередные потери: Верховный суд Чечни отменил регистрацию бизнесмена Малика Сайдуллаева, а генерал Асламбек Аслаханов сам заявил, что выходит из игры. По нашим данным, проект “Аслаханов” серьезно рассматривался в президентской администрации, и там долго не могли решить, на кого сделать окончательную ставку: на него или Кадырова. Экс-кандидат в чеченские президенты рассказал “МК”, как было дело.

— То, что кандидаты в президенты Чечни один за другим снимают свои кандидатуры, наводит на размышления. Вас кто-то заставляет это делать? Ходят слухи, что Хусейн Джабраилов снял свою кандидатуру после беседы с Волошиным...

— Мы с Джабраиловым говорили об этом. Он клятвенно заверял, что ни с кем из Администрации Президента не встречался. Решение выйти из гонки он принял самостоятельно, чтобы не допустить кровопролития в Чеченской Республике. Дело в том, что его поддержало много авторитетных чеченских семей, за ним стоит самое боеспособное чеченское подразделение — батальон ГРУ Чеченской Республики. Это 400—500 человек. И еще он сформировал отряд, получив на это разрешение, из 50—60 вооруженных земляков. Эти подразделения могли столкнуться с боевиками из службы безопасности Кадырова. Джабраилов мне сказал: “Я не хочу стать причиной гражданской войны в Чечне”.

— А вы сами почему сняли свою кандидатуру? Это было полностью добровольное решение?

— Сказать, что меня вынудили к этому шагу, будет аморально. Я подставил себя сам. Я принял решение баллотироваться позже всех и подал документы в последний день. При этом я не придал значения некоторым формальностям, которые оказались важными для окружной избирательной комиссии. Претензии состояли в том, что я не указал своего гражданства и точного адреса, а также представил копию декларации о доходах, а не оригинал. Но я не думал, что необходимо указывать гражданство, потому что вряд ли гражданин какой-то иной страны, кроме России, может быть депутатом Госдумы. Я также не предполагал, что депутату нужна декларация о доходах, потому что источник его дохода — зарплата. Так что я формально создал правовую базу для своего отстранения. Мне передали, что меня будут снимать с выборов. Поэтому я решил, что уж лучше сам себя сниму.

— По чьей инициативе состоялся ваш разговор с президентом?

— Я давно просил его о встрече, у меня были к нему важные вопросы и помимо Чечни. В среду, когда я был у замглавы администрации, я сказал, что мне нужно поговорить с президентом, и меня соединили с ним.

— Он уже знал о вашем решении?

— Нет, я сам ему сказал. Я сказал, что проблем у меня нет, я намерен и дальше заниматься законотворческой работой. Он меня спросил: “А вы не хотели бы работать в структурах исполнительной власти?” И предложил мне должность помощника президента по Югу России и Чечне. Посоветовавшись со своей командой, я дал согласие.




    Партнеры