За тех, кто с моря!

13 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 293

Корреспонденты “МК” оказались единственными журналистами из печатных СМИ, которым удалось поучаствовать в уникальной буксировке подводной лодки в Москву.

Субмарину “Новосибирский комсомолец” везли по рекам и каналам с Белого моря — из Северодвинска. По графику вчера она должна была прибыть на временную стоянку в Северный речной порт. А скоро станет музеем, и любой желающий, не выходя из центра Москвы, сможет побывать в настоящей подводной лодке.

Репортеры “МК” попали на борт “Алексея Карташова” — буксира, идущего впереди каравана (за ним — лодка на понтоне, а позади лодки — толкач),

— в Дубне. Пока караван стоял в доке, мы перепрыгнули на борт. Еще несколько минут ожидания, открываются ворота шлюза, и огромный состав, связанный тросами, плывет дальше по каналу имени Москвы.

Поднимаемся на мостик. Капитан Василий Вальев напряженно смотрит вперед — ему сейчас не до нас. Поэтому общаемся с капитаном-наставником Владимиром Наумковичем, отвечающим за всю проводку. Рейс, мягко говоря, необычный, поэтому и пошел вместе с капитаном наставник.

— Мы даже не думали, что эта проводка будет так всеми восприниматься. Ну подумаешь, что такого? Вот представителям завода, сопровождавшим лодку с самого начала пути, пришлось несладко. Четыре дня шторма в Белом море (пришлось даже прятаться за острова), потом Беломоро-Балтийский канал — состав не входил в шлюзовую камеру целиком, и шлюзоваться приходилось частями. В Онежском озере тоже потрепало, потом через Вытегру до Череповца, а затем через Рыбинское водохранилище — там тоже ветерок был дай боже. В Угличе остановились — не все бумаги оказались согласованы с разными инстанциями. В Кимрах из-за этого же простояли 30 часов. В общем, нелегкий выдался путь. Вы еще учтите, что во время буксировки случилась трагедия в Баренцевом море, и после нее лодку вели вообще без экипажа — на всякий случай.

Представители завода — те самые рабочие, что переделывали списанную лодку, курят. Ждут встречи с Москвой. Федор Крюков, судовой монтажник, рассказывает.

— Пока лодка стояла у пирса, ее использовали как емкость для слива технических жидкостей. Так мы год только грязь из нее выгребали. Одних нефтяных отходов откачали 120 тонн...

Мы стоим на палубе и видим, как на берегу какой-то рыболов уронил удочку и, открыв рот, привстал.

— И вот так всю дорогу, — ухмыляются моряки. — Не все ведь знают про наш маршрут, вот и удивляются, а кто и пугается.

Инженер-проектировщик завода “Севмаш” Александр Белых подходит к нам и специально для читателей “МК” рассказывает о том, что можно будет увидеть в уникальном музее подводного флота:

— В 1-м отсеке мы убрали с правого борта стеллажи для торпед — там теперь смотровая площадка с пандусом для инвалидных колясок (было требование заказчика, чтобы экспозицию могли осмотреть и люди с ограниченными возможностями). Далее — аккумуляторная яма. В ней оборудован учебный класс площадью около 50 квадратных метров. Во 2-м отсеке — жилой отсек командного состава и кают-компания, санитарный блок. В 3-м — центральный пост. Для его оборудования использовали приборы со знаменитой подлодки “Золотая рыбка” 661-го проекта. Этой лодке принадлежит “Голубая лента Атлантики” — звание, присуждаемое кораблям за рекорд скорости по пересечению Атлантического океана.

4-й отсек — камбуз, радиорубка, и здесь же разместится экспозиция, рассказывающая о подводном флоте. В аккумуляторных ямах 4-го отсека будет компьютерный класс. В 5-м отсеке из трех штатных дизелей оставлен только один, остальное место отведено под смотровую площадку. 6-й отсек — это электродвигатели, генераторы и приборные щиты. Несколько щитов пришлось убрать для более удобного доступа. И, наконец, последний, 7-й отсек. Тут находился кубрик личного состава. Экскурсанты будут попадать на лодку через люк в носовом 1-м отсеке, проходить через всю лодку и выходить на корме из 7-го отсека. Когда доберемся до места, останется лишь привести лодку в порядок: покрасить, установить перископы и антенны и прикрутить на место рубку, которую временно снимем для прохода под городскими мостами...

За разговорами мы и не заметили, как подошли к очередным шлюзам. Опять запускают воду, и мы спрыгиваем на берег. А караван идет дальше. Последнюю ночь перед входом в Москву капитан решил провести на стоянке — велика возможность тумана, а рисковать никому не хочется: хватит с нас утонувших субмарин.


P.S. Окончательно место для будущего музея в центре Москвы до сих пор не определено. И дата его открытия тоже. Поэтому некоторое время субмарина еще простоит на окраине столицы.




Партнеры