Держись, студент!

13 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 544

Моя собеседница — Энн ЧЕРМАК — недавно оставила пост министра-советника посольства США в России по прессе и культуре. На следующий день после нашего разговора ей предстояло переступить порог МГИМО в качестве преподавателя. В практике российского вуза международных отношений, да и посольства США — такое впервые. Этот факт и стал поводом для нашей встречи.

— Почему вы решили учить наших студентов?

— В американской дипслужбе приветствуется, когда люди моего ранга готовы поделиться опытом и знаниями со студентами, изучающими международные отношения. Причем университет, в котором нам выпадает шанс поработать, обычно находится в Америке. В МГИМО и раньше от случая к случаю читали лекции сотрудники посольства США в России и представители нашего государства. В мае, например, в этот вуз приезжал госсекретарь Колин Пауэлл. Что касается меня, то я отработаю в МГИМО весь учебный год и после этого вернусь к своей непосредственной работе.

— Похоже, что ваша фамилия Чермак имеет славянское происхождение, это так?

— У меня украинские корни. Мои родители родом оттуда. Они в свое время переехали в США, а я родилась уже там. Мы даже дома, когда я была еще маленькая, общались на украинском языке.

Но я знаю не только украинский язык. Дома, в Мичиганском университете в Анн-Арборе, я изучала старославянский язык, в ЛГУ в течение одного лета — русский. После поступления на дипслужбу мне довелось работать в Югославии и там я овладела еще и сербским и хорватским. Кроме того, я попрактиковалась гидом в Советском Союзе на одной из американских выставок. После такого опыта я первый раз попала на работу в отдел прессы посольства США в Москве. Это было 20 лет назад.

— Какой же вы будете вести предмет в МГИМО?

— Буду преподавать на кафедре дипломатии, а также читать лекции будущим журналистам. Главный мой предмет — спецкурс на тему “Американская дипломатия: практический ракурс”. На мои занятия смогут прийти студенты с любого курса. Кроме того, я буду рассказывать о том, как на формирование политики США влияют Белый дом, конгресс, министерство обороны, а также СМИ и разные негосударственные организации. Очень важно, что обо всем этом я буду говорить с точки зрения человека, который провел всю свою жизнь в дипслужбе. Я ведь работаю в этой области уже 28 лет.

— Когда Колин Пауэлл последний раз приезжал в Россию и побывал в МГИМО, в Ираке закончилась военная кампания и оружия массового поражения там не нашли. Поэтому наши студенты задавали ему довольно непростые вопросы. Вы готовы к такой же “дипломатической атаке”?

— Я жду многого, в том числе и резких вопросов. Думаю, что только в диалоге возможно найти взаимопонимание. Я знаю, что в МГИМО — очень образованные студенты, и поэтому надеюсь, что наша дискуссия будет проходить на высоком уровне.

— Давайте представим, что я — ваша студентка, и вот мой вопрос из категории неприятных. Как вы можете прокомментировать мнение, которое сейчас обсуждается в некоторых российских СМИ, о том, что Бушем-младшим манипулирует группа американских политиков.

— Конечно, президент поступает так, как считает нужным. Но как недавно сказал госсекретарь Колин Пауэлл, демократия — это очень сложный и шумный процесс, и для того, чтобы процесс формирования политики мог идти вперед, нужно выслушать разные голоса. У президента США существует обязанность выслушивать разные советы, обсуждать их и вести людей за собой. Политика вообще очень сложный процесс. Как сказал Черчилль: “Демократия — это несовершенная вещь, но пока еще никто не придумал ничего лучшего”.

— Вы сказали, что уже работали в американской дипмиссии еще во времена СССР. Вам есть с чем сравнивать. Как за это время изменились отношения посольства с российской прессой?

— У вас есть час свободного времени, чтобы обсуждать эту тему?

— Думаю, что и у вас его нет...

— Если честно, что было и что стало сейчас — огромная разница. В то время мы один раз в год (и для этого нужно было проделать большую работу) публиковали обращение американского посла к советским гражданам по поводу нашего праздника День независимости. И все. Это были очень тяжелые времена в наших отношениях. Ничего удивительного! На дворе был 1980 год. А это значит, что уже началось советское вторжение в Афганистан, прошла московская Олимпиада, которую США бойкотировали, а в Польше было введено военное положение. Кстати, нынешний посол Александр Вершбоу тоже тогда здесь работал. Так что и ему есть с чем сравнивать. Сегодня у нас есть масса возможностей высказывать американскую точку зрения в российских СМИ, и посол США Александр Вершбоу часто дает интервью.

— Вы знаете, студентки МГИМО — это девушки со страниц журналов мод. Естественно, ваш внешний вид будет пристально рассматриваться. Вы готовы к этому?

— Мне уже посоветовали ходить на работу в МГИМО вот на таких высоких каблуках (смеется и быстро встает на носочки), но я решила, что буду ходить на лекции как обычно — такой, какая я есть всегда.

— Вы сказали “ходить”. Но разве вас не будут возить на машине с посольскими номерами?

— Нет. Буду добираться на метро. Для меня это — нормально.

— На экзаменах, которые вам предстоит принимать у студентов МГИМО уже через несколько месяцев, шпаргалки стерпите?

— Нет (смеется). Экзамены я буду принимать без шпаргалок.




Партнеры