Газ преткновения

15 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 263

“Мы хотим больше предсказуемости в наших отношениях с Белоруссией”, — такое заявление сделал в выходные Михаил Касьянов после очередного крутого поворота в российско-белорусской “любви” — ареста акций белорусского предприятия, находящихся в собственности нашей нефтяной компании.

Однако эти слова можно смело считать лейтмотивом всего “дружественного” переговорного процесса. Иначе как понимать белорусского президента, который сначала заявляет, что документ о введении единого рубля — “добротный, качественный и готовый для подписания сейчас”, а следом выставляет ряд требований, несовместимых с жизнью этого соглашения.

Сегодня состоится встреча Владимира Путина, который в отношениях с Белоруссией пошел уже на крайнюю меру — ультиматум, с непредсказуемым по натуре Александром Лукашенко.

Батька, несомненно, собирается поговорить с нашим президентом о газе. На днях российское правительство, так и не дождавшись адекватного ответа из Минска по поводу создания единой газотранспортной компании, отменило льготные цены на поставку газа в Белоруссию. Ежегодно мы поставляем Белоруссии 10,2 млрд. кубометров газа по 912 руб. (30 долларов) за тысячу “кубиков”. Для сравнения: Украине газ продается по более высоким ценам — 50 долларов за тысячу кубометров. Теперь, видимо, условия для белорусов и украинцев сравняются.

Но у России гораздо больше вопросов к белорусскому лидеру. Кроме газовых дел Владимира Путина очень интересует процесс введения единой валюты. На его осмысление российский президент дал Лукашенко две недели. Однако вряд ли позиция Белоруссии за это время в корне изменилась. Минск по-прежнему считает, что Россия обязана компенсировать ему “определенные потери”, связанные с введением единого рубля. Однако у российского министра финансов Алексея Кудрина это утверждение “вызывает удивление”. И не только у него.

И не зря: во-первых, единая валюта выгодна обеим странам, их бизнесу и, конечно, гражданам. Во-вторых, по подсчетам, инфляция в Белоруссии автоматически сократится почти в три (!) раза. Так что в Москве считают, что белорусские власти просто пытаются улучшить свое финансовое положение, выставляя требования, абсолютно не связанные с последствиями введения единого рубля.

Впрочем, это не единственная претензия, касающаяся рубля. Кроме денежных компенсаций Лукашенко требует принять сначала союзную конституцию, а уж потом говорить о “деревянном”. Дескать, перед тем, как впустить российскую денежную единицу, хотелось бы узнать собственный статус и полномочия. Однако в Москве считают, что эти два вопроса совершенно не связаны друг с другом.

Несмотря на то что все уже оттрубили о начале безналичных расчетов в рублях с 1 октября, белорусы документ пока так и не подписали. А это значит, что они совершенно спокойно могут неожиданно для россиян дать обратный ход. Между тем российские госчиновники говорят, что рубль скорее всего так и не стает единой валютой с 2005 года. Дай бог, чтобы удалось его ввести с 2006-го, но и это тоже далеко не факт.

Перед визитом в Москву Лукашенко сделал заявление: “Как бы ни было трудно Белоруссии, мы никому не позволим понукать нами как с Запада, так и с Востока. Мы будем жить в свободной, независимой и несгибаемой стране”. Можно ли считать эти слова приговором союзному государству, станет известно уже сегодня. Хотя имеет смысл дождаться возвращения батьки домой. Потому как на нашей территории он обычно рисует радужные картины дружбы и любви, а все искрометные и неожиданные заявления делает уже дома.





Партнеры