Виноват, мадам, виноват!

16 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 218

Не знаю... Но последнее время, мне кажется, я страдаю нарколепсией. Во всяком случае, все признаки налицо — нарушение сна или, наоборот, сонливость, особенно во время ответственной работы. А еще — провалы в памяти. Вот только что помнила еще что-то, а уже не помню. В общем, все, как и у американской спринтерши Келли Уайт, которая и познакомила мир с этой болезнью. Как утверждают знатоки, при нарколепсии нельзя управлять самолетом и водить машину. Остальное — вполне.


Впрочем, симптомы понятны — тяжелейшее спортивное лето позади. И все честно отпахавшие давно отдыхают. Это ведь только такие гиганты большого спорта, как Татьяна Лебедева, например, могут побеждать уже после триумфальной победы на чемпионате мира по легкой атлетике в Париже. В воскресенье Таня одержала очередную уже в сезоне победу в тройном прыжке на первом мировом легкоатлетическом финале в Монако. К ней присоединились копьеметатель Сергей Макаров, единственный из наших мужчин получивший “золото” в Париже, поменявшая второе место на первое копьеметательница Татьяна Шиколенко и откровенный неудачник мирового первенства прыгун в высоту Ярослав Рыбаков. Изысканная и красивая парижская атлетика в российском исполнении продолжается...

Россия выступила в Париже, скромно говоря, оптимистично. И это не может не констатировать даже самый отъявленный пессимист. Через несколько дней в Москве пройдет грандиозный легкоатлетический праздник — “Московский вызов”. Такого шоу Москва еще не видела. А чемпионат мира в Париже стал вызовом наших спортсменов мировой легкой атлетике перед Олимпиадой. И прав был хитрый лис Валерий Куличенко, главный тренер нашей сборной, еще перед Францией утверждавший, что такой сильной команды в истории нашей легкой атлетики еще не было.

Потеряв одиннадцать лет назад СССР, мы на долгое время потеряли и наш легкоатлетический потенциал. “Легкая смерть легкой атлетики” — так характеризовали мы тогда ситуацию с растасканными по странам спортсменами, отсутствием баз и стадионов, пригодных не только для выступлений, но и для полноценных тренировок. Перспектива казалась не только мрачной, но и не проглядывала вовсе. Но легкая атлетика, как и многое в России, выжила вопреки всему.

“Вы думаете, мы когда-нибудь сможем опередить американцев? — перед Парижем говорила двукратная олимпийская чемпионка Светлана Мастеркова. — А что делать с их потрясающим уровнем тренировок, системой восстановления, суперфизиотерапией, тренажерными залами, массажистами и т.д. и т.п.? Да честное слово, имей мы такие возможности, нам бы надо было отдельные чемпионаты проводить, потому что были бы мы — и все остальные!”

И все же с тех пор как на чемпионатах мира наша сборная выступает под российским флагом, во Франции она впервые опередила американскую команду по количеству набранных очков в финальных соревнованиях. Мало того, за четыре дня до окончания этого чемпионата сборная России лидировала и по количеству выигранных медалей. И казалось, что еще чуть-чуть...

Но легкая атлетика — барышня капризная. Потому в Париже для некоторых наших лидеров она и стала мадам Чуть-Чуть. И самое трагическое для лидеров (но — вот он, парадокс, — отрадное для нас, потому что завтра, то есть в олимпийский год, они будут биться просто насмерть), что каждый из упустивших “золото” ругал только себя и готов был повторять без устали, как знаменитый певец, “виноват, мадам, виноват!”.

“Не было фортуны команде. Если бы удача не то чтобы помогла, просто не сопротивлялась! Ведь теряли там, где терять не должны были”, — сетовал в последний день главный тренер сборной. И это не было дежурной отмазкой. Три сотых секунды проиграла на финише бегунья на 400 метров Наталья Назарова. Только последние метры тяжелой и красивой дистанции на 800 метров отдал алжирцу Юрий Борзаковский. Столь необходимые на чемпионатах мира сотые мерзко отняла у женской эстафетной сборной России (4х400 метров) нарушившая правила при последней передаче палочки сенегальская спортсменка — не знаю, как ее не убили наши девчонки после финиша. То ли из-за головной боли, то ли еще по какой причине потеряла “золото” в финальном забеге на 400 метров с барьерами бесспорный лидер сезона Юлия Печенкина. В последней попытке прыгунья в длину Татьяна Котова отдала свое “золото” француженке Энис Барбер и плакала потом как ребенок, не пытаясь даже намекнуть на то, что была травмирована, — только на следующий день все узнали, что у Тани были серьезные проблемы с пяткой...

И когда уже в самолете, на котором сборная России возвращалась домой, Куличенко говорил о том, что Россия боролась с целым черным миром, — он также был абсолютно прав. Темнокожие спортсмены, известные своими бегучими и прыгучими способностями, сегодня везде — Америка, Франция, Англия, Дания, даже Словакия: знаменитая бегунья Отти, теперь выступающая за эту страну, нынче, по гражданству, почти бела и голубоглаза. Говорят, после фестиваля молодежи в далеком 57-м году у нас был всплеск рождаемости темных детишек — ну прямо хоть провоцируй... (Кстати, в Париже на глазах у коллег произошел любопытный случай. Стоял мужик на тротуаре, спокойно разговаривал по телефону. Вдруг какой-то негр, которых там сейчас тьма-тьмущая, проходя мимо, выхватывает у него мобильный и со спринтерской скоростью исчезает вдали. Никто не то что догнать, икнуть не успел. Так что бегают они здорово не только на дорожках.)

“Чем плох спорт — я сегодня выиграл, а уже сзади стоит целая орава, которая прет на мое место и готова со мной бороться, — говорит Куличенко. — Но перед Светланой Кривелевой готов снять шляпу принародно. Выиграть Олимпиаду-92 и быть “золотой” на чемпионате мира-2003! Одиннадцать лет оставаться лидером, удерживать потом и кровью завоеванное — это наше настоящее и будущее тоже. Никакие воззвания не сработают так на победу, как ее пример!”

...Огромный “Стад де Франс” собирал каждый день чемпионата целые трибуны. А ведь рассчитан он аж на 80 тысяч зрителей! И легкая атлетика — не футбол, где все внимание приковано к мячу. Смотреть ее на стадионе, разбитом на сектора, — безумно тяжело. Тебе, например, состязания в прыжках с шестом интересны, а они на другом конце стадиона, и там какие-то микроскопические фигурки с палками бегают. А прямо перед тобой финиш спринтеров и потрясающий по накалу бег, и красавцы-мужики, которые еще не преминут верхнюю часть костюма со своих врожденно загорелых торсов содрать. Отвлекся на мужиков, прозевал копье в центре поля, что засадил наш Сергей Макаров, не оставив никаких шансов своему другу — легендарному Яну Железны. А в это время уже кто-то опять бежит, прыгает, толкает... Но это чисто визуальное безумие затягивает потрясающе. И в очередной раз понимаешь, что французы, заплатившие огромные деньги, чтобы не сидеть дома перед телевизором, а буйствовать на трибунах (абонементы на весь чемпионат на самые выгодные места стоили почти 800 евро, на остальные места от 100 до 500!), не дураки. И в очередной раз завидуешь: а мы? А нам праздник жизни?

Через несколько дней он у нас будет. “Московский вызов” разыгрывает в “Лужниках” небывалые деньги — 2 миллиона долларов! В программу включены мужские забеги на 100, 800 и 1500 метров, а также прыжки в высоту у мужчин. Женщины будут состязаться на дистанциях 100 и 800 метров, в прыжках в высоту и с шестом. Будут нам и торсы, и полеты крупным планом. В российскую столицу рвутся звезды мировой легкой атлетики. О громадном желании побывать в загадочной для него Москве поспешил, например, еще в Париже сообщить чемпион мира-2003 на стометровке Ким Коллинс.

Кстати, приедет в Москву и Келли Уайт. Хотя на прошлой неделе Международная ассоциация легкоатлетических федераций все-таки признала Келли виновной в употреблении допинга. Но таковы реалии жизни, что в обиход все решительней входит новое наказание — общественное порицание. То есть на мировом уровне спортсмену грозят пальцем и говорят: “У-у, ты какой! Мы твои действия порицаем, ругаем и всячески не приветствуем. Выступать ты, правда, выступай, но медали верни взад!” Почему? Потому что есть уже такое понятие, как слабый допинг.

Завершившийся в Париже IX чемпионат мира принес сборной России первую общекомандную победу по количеству набранных очков. Заняв 6 первых мест, 8 — вторых, 5 — третьих, 9 — четвертых, 3 — пятых, 6 — шестых, 1 — седьмое и 4 — восьмых, российские легкоатлеты на 15 очков опередили признанных лидеров — американцев. А вот по числу выигранных медалей наша команда вновь, как и два года назад в Эдмонтоне, осталась на втором месте, хотя и улучшила свой предыдущий результат на серебряную и бронзовую награды. Десять золотых медалей, завоеванных американцами, определили их победу. И даже если у Келли Уайт будут отобраны две золотые медали, американцы лишатся только одной — на 200-метровке она перейдет Насте Капачинской (и это будет первая в истории российской легкой атлетики золотая медаль в индивидуальной спринтерской дисциплине!), а на стометровке — американке же Торри Эдвардс. Тем не менее на днях ИААФ ясно дала понять, что намерена лишить Уайт обеих золотых медалей. Кроме того, “бронза” Эдвардс на двухсотметровке превратится в “серебро”. В этом случае у американской сборной станет 9 золотых наград, 8 серебряных и 1 бронзовая, а у сборной России — 7 золотых, 7 серебряных и 5 бронзовых медалей. Чтобы совсем не заморочить вам голову, подытожим: наша команда обгонит сборную США и по общему количеству медалей!

В вину Уайт ставят применение модифинила — свеженького препарата, разработанного только в 2001 году. Этот препарат лицензирован уже в некоторых странах как лекарство для лечения, например, нарколепсии — нарушения деятельности мозга, при котором человек может внезапно “отключиться”, заснуть в любое время, нередко при выполнении ответственной работы (чем, по ее утверждению, и страдает Уайт). Модифинил воздействует на мозг, позволяя регулировать процесс бодрствования, сохраняет ясность мышления при длительном отсутствии сна и оказывает благотворное влияние на концентрацию сознания. В таком ясном сознании Уайт и выиграла стометровку — положительной допинг-проба оказалась именно после этой дистанции. Вторая, после победы на 200 метров, была уже чистой. Модифинил не значится в списке запрещенных препаратов, на что и опирается Келли в своих оправданиях. Правда, не может объяснить, почему она не внесла его в список применяемых лекарств.

Вице-президент Международной ассоциации легкой атлетики (ИААФ) Арне Лунгвист заявил, что в ближайшее время модифинил будет включен Всемирным антидопинговым агентством в список препаратов, которые спортсмены не смогут употреблять как при подготовке к соревнованиям, во время тренировочного процесса, так и непосредственно в ходе турниров. Но скоростная Келли перед прошедшим уик-эндом тут же сообщила, что собирается бороться за свои медали. “Моей репутации уже нанесен ущерб, и теперь я хочу сохранить медали. Если мне это удастся, я буду счастлива. Я нахожусь в прекрасной форме, и, чтобы набрать ее, я потратила много сил. Бросить бегать сейчас значило бы предать себя”. Предать себя она не может, это все равно что заснуть на дорожке, поэтому дело явно дойдет до Международного спортивного арбитража в Лозанне. Фактически она будет бороться за себя и в Москве. Жаль только, что 200-метровки у женщин в Лужниках не будет, и не встретится снова Келли с нашей Настей.

“Стад де Франс” мы, конечно, в день “Вызова” не переплюнем, но заполнить “Лужники” Москве с ее населением — не самое сложное дело. А поболеть за наших в концентрированном сознании — вообще святое. Российская легкая атлетика должна почувствовать наконец, что нужна стране. Чтобы главный легкоатлетический тренер не говорил: “Я рабочий тренер и не занимаюсь политикой. Я всего лишь отвечаю за маленькую команду в тех условиях, которые ей предоставляют”. Разве 19 медалей чемпионата мира — это не политика?



    Партнеры