Белый хор и черный мир

16 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 620

Вертлявый бойкий Черт промяукал: “Ты пытаешься меня убедить, что я — лишь продукт твоего сознания”.

— Да, вонючий продукт, — с отвращением ответил Иван Карамазов.

— Какое сознание, такой и продукт!

На этот раз Иван повстречал свое “чертовское” альтер-эго на сцене Театра им. Маяковского, где на днях давали премьеру “Карамазовых” по роману Достоевского.


Митю и его брата Ивана автор пьесы Владимир Малягин и режиссер Сергей Арцибашев вывели на первый план, предоставив остальным персонажам объяснять, почему жизнь братьев сложилась так, а не иначе. Действие выстроено в форме реминисценций. Во время следствия и суда, учиненного над Митей, герои рассказывают, как все было, постоянно откатываясь в прошлое. Сцена оформлена сдержанно, но стильно. Прямо под колосники взмывают стены выбеленного здания с окнами-арками. Временами окна перекрываются решетками, и пространство сцены превращается в тюрьму. А когда сверху спускаются темно-розовые портьеры, мы оказываемся в гостиной Катерины Ивановны. Декорация вроде бы легко поддается подобным метаморфозам, но не перестает давить своими строгими формами. Красивее других в этом оформлении смотрится финальная сцена, когда все герои одеты в белое.

Однако распределение ролей вызывает недоумение. Михаил Филиппов и Игорь Костолевский лет на двадцать, если не больше, старше своих персонажей — Мити и Ивана. Трудно сказать, чем вызвано подобное “старение” героев — концепцией режиссера, необходимостью занять звезд театра или нежеланием возиться с молодыми артистами, которым, по его мнению, не под силу одолеть психологические глубины Достоевского.

Если от этого абстрагироваться, то станет ясно, что премьера отмечена рядом удачных работ. Филиппов в роли прожигателя жизни Мити — вначале убийственно жалок в своей зависимости от “дурной, но хорошей” Грушеньки (Дарья Повереннова), а перед отправлением на каторгу силен желанием очиститься. Любимец женщин, красавец Костолевский неожиданно отвратителен в сцене в трактире, когда рассказывает Алеше о зверствах, творящихся с детьми. Но эффектнее всех Александр Лазарев в роли сладострастника Федора Карамазова, живого в прошлом, убиенного в настоящем. Однако, в отличие от Карамазова Достоевского, Карамазов Малягина своей самодуристой “живостью” не столько отталкивает, сколько вызывает недоуменно-добрую улыбку, как при знакомстве с чудаковатым стариком. Светлана Немоляева уморительно хороша в роли Хохлаковой, пытающейся то спровадить Митю искать богатство на золотых приисках, то выцыганить у Алеши Лизино письмо. Весьма достойно выглядит рядом с таким созвездием дебютант Сергей Щедрин (выпускник Школы-студии МХАТ). Он нисколько не теряется на фоне маститых актеров, но ему негде развернуться, потому что “партия” Алеши Карамазова сведена лишь к нескольким эпизодам. И, наконец, временами неубедительна, хотя и умопомрачительно красива Олеся Судзиловская. Невозможно поверить, что ее Катерина Ивановна искренне любит Митю.




Партнеры