Четверо в лодке

18 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 251

Завтра в Ялте главы четырех государств — России, Белоруссии, Украины и Казахстана — собираются подписать по сути историческое соглашение о создании единого экономического пространства. Все чинно, красиво, даже с помпой. Однако в самый ответственный момент может случиться пренеприятнейшее — “хозяин” саммита Леонид Кучма... откажется подписать документ. Украина — единственная из четырех государств, которая до сих пор тянет с решением.


О том, какие выгоды сулит странам “союз четырех” и какие подводные камни существуют, — в интервью “МК” замминистра экономического развития и торговли России Дмитрий Сухопаров.

— Дмитрий Иванович, что такое единое экономическое пространство?

— Ничего нового мы не изобретаем. Единое экономическое пространство провозглашает сразу несколько свобод: свободу перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. Точно по такой же схеме был создан Евросоюз. Однако Европа готовила такой документ несколько лет. Нам же предстояло сделать все за полгода. Как видите, уложились. Это очень непростой документ, работа была проведена колоссальная.

Пока его должны подписать четыре государства. Впрочем, это только начало. Соглашение открыто для присоединения других стран, у которых возникнет желание принять в нем участие.

— Но у вас пока выходит наоборот. Украина, которая стояла у истоков этой идеи, вдруг пытается дать обратный ход. Один из аргументов — присоединение к соглашению помешает ей вести переговоры с Европой.

— В Украине к соглашению действительно относятся неоднозначно. Но наша позиция — оно пойдет украинцам только на пользу. И хорошо, что у них есть официальный курс на интеграцию с Европой — одно другому не противоречит. У России тоже много соглашений и договоренностей с Евросоюзом. Причем многие из них были достигнуты раньше, чем за это взялась Украина. К тому же в соглашении четко прописан режим выхода из него. Никаких сложностей. Так что если Украина захочет уйти от нас и присоединиться к Евросоюзу — пожалуйста, она будет иметь такую возможность.

Плюс к этому в связи с тем, что наши страны находятся на разных этапах экономических реформ, соглашение предусматривает разный скоростной режим участия в нем. Чтобы друг друга не сдерживать, все будет происходить постепенно, по мере готовности. В Европе, опять же, все идет таким же образом. Сейчас у них остался последний этап — валюта. И вы сами видите, что Швеция, Дания и Великобритания до сих пор не приняли евро.

— Это, как вы сами сказали, последний этап. А что предполагается делать в первую очередь?

— Сблизить таможенное законодательство. Вот и в Европе на первом этапе, раз уж мы проводим аналогию, у каждой страны были свои национальные таможни. Так в свое время был создан Бельгийско-Люксембургский экономический союз: они сняли таможенную границу, но номинально она оставалась. Ведь граница объективно нужна. Например, купили вы в Бельгии автомобиль и идете к таможенникам отметить, что вывозите его в другую страну.

— Однако те же украинцы утверждают, что открытие границ больно ударит по конкурентоспособности их товаров.

— Рынок для украинцев — это не Европа, а Россия. Ведь это очевидно, что уровень европейских товаров, его качество, упаковка намного выше украинских.

— А если украинцы все же откажутся подписывать соглашение, в Ялте будет создан “союз трех”?

— Я столько времени этому посвятил и считаю, что ничего подобного произойти не должно. Думаю, что разум восторжествует, и это соглашение в пятницу будет подписано всеми. И вообще я уверен, что в будущем мы все станем единым европейским обществом.




Партнеры