“Жена астронавта” и герой с “Планеты обезьян”

18 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 166

Эта парочка стоит друг друга. 28-летняя Шарлиз Терон, родившаяся в Южной Африке в семье фермеров, попробовавшая себя и на балетной сцене и на подиуме, сделала головокружительную карьеру в Голливуде. 32-летний Марк Уолберг — бывший заключенный, наркодилер, модель, а сейчас музыкант и актер — ничуть не хуже.

Уолберг, который сыграл в “Человеке эпохи Возрождения”, “Коррупционере”, “Ночах в стиле буги”, “Трех королях”, “Идеальном шторме”, “Планете обезьян”, за роль в которой получил гонорар в 10 миллионов долларов, — тоже не последний человек в голливудском террариуме. Сейчас эта пара победителей приехала в Москву представлять свой последний проект, римейк фильма 1969 года “Ограбление по-итальянски”, который сегодня выходит в российский прокат.

Шарлиз ТЕРОН: “Главная ошибка — влюбиться в мужчину”

Шарлиз Терон — настоящая голливудская красавица. Ее сравнивают с Кэмерон Диаз, что совершенно напрасно, и с Одри Хепберн, что совершенно правильно. Девочка, попробовавшая себя на балетной сцене и на подиуме, решила, что не хочет быть лишь красивым лицом, и сделала карьеру в Голливуде. Когда смотришь на фильмографию 28-летней Шарлиз Терон (“Жена астронавта”, “Адвокат дьявола”, “Знаменитость”, “Проклятие нефритового скорпиона”, “Азартные игры”, “15 минут славы”), то не понимаешь, как кто-то может годами убирать пляжи в Лос-Анджелесе, надеясь получить роль в сериале. Она сделала себя сама и гордится этим.

— Шарлиз, вы как-то сказали, что вы мамина дочка. До сих пор ею остаетесь?

— Да, конечно, наверное, даже больше чем раньше. Сейчас она живет в десяти минутах от меня, и мы разговариваем каждый день.

— А мама влияет на ваш выбор ролей?

— Обычно я с ней, конечно, советуюсь. Ей нравится принимать участие в процессе, бывать на съемках, читать сценарии. И ее мнение, конечно, не мнение человека киноиндустрии, она зритель. Для меня это очень важно, ведь кино делается прежде всего для зрителей. Иногда бывает, что она не согласна с моим выбором. Но я не считаю, что должна делать все, что она мне говорит.

— А как мама отнеслась к тому, что вы продали свое свидание на аукционе?

— О, она прекрасно отреагировала — ведь это было сделано в благотворительных целях. Для меня это оказалось необычным опытом, я познакомилась с интересным человеком, неплохо провела время и помогла многим людям.

— Странный способ благотворительности, вам не кажется?

— Да, пожалуй, странноватый. (Смеется.) Ведь я в жизни так никогда не поступаю, а здесь сразу согласилась на свидание с незнакомцем...

— Девочке из Южной Африки сложно было попасть в Голливуд? Вы, наверное, очень решительная девушка?

— Да, со стороны кажется, что, когда есть связи, все гораздо проще. Но на самом деле и тем, у кого есть знакомства в Голливуде, и мне, у которой не было никаких связей, очень сложно завоевать этот мир. Я была намного моложе, только открывала новую страну, узнавала новых людей и тогда не думала, что это может быть тяжело. Для меня это было большим приключением, я была очень наивна.

— У вас есть рецепт успеха — ведь в вашей фильмографии практически нет плохих фильмов.

— О, вы так милы! Я не жалею ни об одной своей работе, для каждой была своя причина и свое время. Но я думаю, что в жизни ничего не дается просто, ведь ваша работа тоже тяжелая, так же, как и моя. Главное — желание достичь чего-то, понять других людей. Мне кажется, что люди очень легко начинают скучать, и мне нужно сделать так, чтобы этого не произошло. Всегда нужно удивлять, делать то, чего от тебя не ожидают. Думаю, в этом рецепт успеха.

— Вы в самом начале карьеры сыграли с Аль Пачино. Страшно не было?

— Конечно, у меня была настоящая паника. Аль Пачино, Киану Ривз — такие звезды! И сразу понимаешь, что это огромное везение. Ведь мне на самом деле материалы к фильму, которые мне показали, не понравились. Но мне было абсолютно все равно — ведь мне предложили сыграть с самим Аль Пачино!

— Вас сравнивают с Кэмерон Диаз и Одри Хепберн. Первое сравнение, наверное, не очень приятно?

— На самом деле оба эти сравнения мне льстят. Но мне кажется, что с Кэмерон Диаз мы делаем совершенно разные фильмы, она прекрасная актриса, у нее много комедийных ролей. И, конечно, сравнение с Одри Хепберн мне безумно приятно. Я так не думаю, но раз кому-то так кажется, это чудесно!

— Вы говорили, что женщины завоевывают мир и скоро президентом США будет женщина...

— Я до сих пор так думаю. Вы знаете, я ведь выросла в Южной Африке, и у нас есть много сказок, где главный герой — женщина, которая родилась еще до рождения мира, она создала этот мир, она им правит, он весь в ее руках. Но главной ее ошибкой было то, что она влюбилась в мужчину и с тех пор растеряла всю свою власть. А сейчас — кто знает — все может измениться. Мне кажется, что женщины-политики действуют решительней, они во многом полагаются на чувства, а ведь люди живут чувствами.

— А вы до сих пор считаете, что внешность не главное?

— Да. Это очень личные вещи... Мне всегда были интересны женщины, которые приезжают из других стран. Они пытаются завязать новые отношения, найти друзей, влюбиться. И то, как они выглядят, не должно определять отношение к ним. Мне кажется, что поиск того, кто мог бы тебя понять, — это долгая работа. А внешность это всего лишь внешность. Мой бойфренд говорит мне всегда: “Посмотри, сколько вокруг красивых девушек, ну и что?” Ведь главное — это личность, ум. И мне кажется, это гораздо важнее.

— Вы видели первый вариант “Ограбления по-итальянски” 1969 года?

— Да, конечно. Мне кажется, что Майкл Кейн там просто фантастический. Я вообще считаю, что этот фильм входит в пятерку лучших британских фильмов. Но, конечно, в наших фильмах много отличий. И мне бы хотелось знать мнение зрителей о нашем фильме, будут ли они сравнивать наши картины?

— Роль в этом фильме не совсем для вас привычная...

— Да, я играю специалиста по вскрыванию сейфов. И главная причина, по которой я согласилась на эту роль, — то, что я никогда раньше этого не делала. Я не играла в фильмах такого жанра, где намешано все — комедия, триллер, детектив, мелодрама. И, конечно, актеры, с которыми я работала, — с Марком Уолбергом мы стали друзьями. Я надеюсь, что мне еще представится возможность сыграть с ним.

— Как вы решились приехать в Москву?

— Я видела много стран, но всегда хотела побывать в Москве, меня всегда восхищал этот город. И, конечно, то, что здесь, в Большом театре, танцевал Михаил Барышников — мой кумир.

Марк УОЛБЕРГ: “Мне очень понравилось ваше поле для гольфа”

“Человек эпохи Возрождения”, “Страх”, “Коррупционер”, “Ночи в стиле буги”, “Три короля”, “Планета обезьян”, “Рок-звезда”, “Идеальный шторм” — этим списком практически и ограничивается фильмография 32-летнего Марка Уолберга. Кажется, немного. Но ведь все эти картины стали хитами, а роль в римейке “Планеты обезьян” принесла Уолбергу статус звезды первой величины и гонорар в 10 миллионов долларов! Интервью с ним было назначено на 12 часов дня. Г-н Уолберг соизволил выйти к корр. “МК” почти в два — никто не мог добудиться вернувшегося только под утро в гостиницу голливудского небожителя, прилетевшего в нашу столицу накануне поздно вечером.

— Вы так долго спали, провели бурную ночь?

— Да я же приехал сюда всего на пару дней — чего же спать? Вот я решил прогуляться тут вокруг, зайти в ресторан. Прошелся по Красной площади. Вы знаете, мне понравилось! Сегодня еще будет премьера — когда же еще гулять? Вы уж извините, я проспал... Да, я побывал еще на поле для гольфа — у вас их много?

— Говорят, всего два. Но вы побывали на лучшем.

— Правда? Это отлично, мне очень понравилось. Я совсем недавно этим занялся, это, знаете, так затягивает!

— Вы как-то сказали, что “Ограбление по-итальянски” ваш лучший фильм. Почему?

— Ну, конечно, я понимаю, что это не “Гражданин Кейн”. Но лучший фильм из тех, в которых мне приходилось сниматься. Это все-таки развлекательное кино и к тому же учит добиваться цели. Мы пытались сделать смешную, умную, интересную, захватывающую историю. Ничего серьезного, ничего скучного — мне кажется, у нас получилось. Во всяком случае, результат мне понравился.

— Вы выросли в большой семье, молодость провели на улице, побывали в тюрьме, были наркодилером, занимались музыкой. Все это помогает вам?

— Это огромный опыт настоящей жизни. У кого еще такой есть? В каждую роль, которую я сыграл, я пытался внести частичку своего опыта, это совершенно иной уровень профессионализма. Ведь многим актерам приходится использовать какие-то актерские штучки, чтобы сыграть реальную жизнь, а я сам все это пережил, мне гораздо проще, я часто играю себя.

— А реклама нижнего белья “СК” — всего лишь шалость?

— Неужели я так популярен здесь, что вы про меня так много знаете? Хотя я вчера ходил в магазин и видел свою рекламу. Это было много лет назад, и мне просто нужны были деньги. Да, и тогда я был еще музыкантом, занимался раскруткой альбома...

— Вы до сих пор интересуетесь музыкой?

— Теперь я ее слушаю, но уже не пою и не играю. Я давно вышел из музыкального бизнеса. В любом деле, чтобы чего-то достичь, нужно следить за событиями. Я занялся актерством, какая теперь музыка...

— У вас очень много знаменитых ролей, какая была важнее для карьеры?

— На самом деле та роль, работу над которой я только что закончил. Это фильм Дэвида Рассела, режиссера “Трех королей”. Он сильно отличается от того, что я делал раньше, на него я возлагаю огромные надежды.

— Ваша вторая роль была в картине с Дэнни Де Вито “Человек эпохи Возрождения”...

— Нет, это первая!

— А телевизионный фильм?

— Нет, ну как это можно считать?

— Хорошо, первая роль — в хорошем фильме, с хорошими актерами, затем ни одной провальной роли. Вы сами следите за своей карьерой или у вас такой хороший менеджер?

— Ну да, главное — сделать правильный выбор! У меня есть агент, конечно, но он скорее мой партнер. Он смотрит все материалы по фильму и советует мне — стоит мне соглашаться на предложение или нет. На самом деле это решение очень просто принять, нужно немного подумать.

— А как получилось, что вы не снялись в “Одиннадцати друзьях Оушена”?

— Да, я хотел там сняться, но тогда у меня уже было предложение от Тима Бартона сыграть в “Планете обезьян”, хотя это не самый мой любимый фильм. Работа с Тимом Бартоном — огромный опыт, такой случай предоставляется всего лишь раз. Хотя, конечно, было бы здорово сыграть у Содеберга, там был такой звездный состав...

— Вы никогда не играете в романтических комедиях. Почему?

— Ну, я не могу сказать, что мне не нравится этот жанр. Но вы мне покажите хотя бы одну приличную романтическую комедию. Не можете? Вот и я думаю, что если хороший режиссер с хорошим сценарием пригласит меня, то я подумаю.




Партнеры