Ушибленные морем

20 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 344

Где, как не на южных побережьях, можно качественно, с пользой для здоровья отдохнуть летом. Однако в последнее время все больше москвичей-курортников возвращается с морей разбитыми, с нарушенной координацией движений, одышкой и давлением. Медики бьют тревогу: столичных жителей губит чрезмерное пристрастие к дайвингу.

Что за поездка на юг без приключений? 10, 30, 80 метров — чем глубже спуск, тем круче. Хорошо, если вам попадется опытный, добросовестный инструктор по дайвингу, проведет ликбез. В противном случае заболеть самой распространенной “морской” — декомпрессионной — болезнью проще простого. Такие пациенты и поступают потом на лечение в ГВК-250 — Глубоководный комплекс Государственного научного центра РФ “Институт медико-биологических проблем РАН”. Корреспондент “МК” связался с научными сотрудниками института — Владимиром Смолиным и Геннадием Соколовым.

— Кто в первую очередь страдает декомпрессионной болезнью?

— Она наступает у тех, кто любит подолгу любоваться подводной жизнью. Чаще всего москвичи приезжают с декомпрессионной болезнью с Красного моря. Там самая красивая флора и фауна.

Пока человек плавает среди кораллов и водорослей, в его организме постепенно накапливается азот. До всплытия этот газ находится в растворенном состоянии. Стоит пловцу “неправильно”, слишком быстро подняться на поверхность, как азот тут же переходит в газообразное состояние. Его пузырьки, словно тромбы, начинают закупоривать кровеносные сосуды. Следствие — боли в суставах рук и ног, нарушение сердечно-сосудистой деятельности, дыхания. Самое страшное, чем все это может обернуться, — потеря слуха, паралич. Болезнь может наступить также в случае слишком частых погружений. Мы не советуем нырять на глубину более трех раз в день.

— Сколько больных за этот летний сезон вам пришлось выводить из подобного состояния?

— Около 10 человек.

— Как проходит лечение?

— Ныряльщиков помещают в барокамеру, в которой нагнетается давление. Под его воздействием объем газовых пузырьков уменьшается, они снова переходят в растворенное состояние. “Выныривание” же, а точнее снижение давления, происходит очень-очень медленно.

— Какие рекомендации вы можете дать тем, кто только собирается на море?

— Любителям не стоит погружаться на глубину более 30—40 метров. С непривычки организм просто не справится с давлением. И второе — ни в коем случае при выныривании нельзя задерживать дыхание. Иначе те же пузырьки азота вмиг заполнят легкие, и произойдет баротравма — разрыв легочных сосудов.

— Есть какие-нибудь особые правила для женщин-дайвингисток?

— Женщинам намного тяжелее приходится под водой, чем мужикам. У многих возникают трудности даже с вдыханием воздуха из баллонов, не говоря уже о более быстрой утомляемости всего организма. И еще дамы быстрее “хватают” опасные пузырьки, а вот излечиваются потом труднее. Я бы порекомендовал им плавать не глубже 10—15 метров.

— Очень многие ныряльщицы жалуются на неудобства гидрокостюмов, тяжелые ласты. Не разрабатываются ли сейчас женские модели подводного снаряжения?

— Действительно, все костюмы, в которые наряжают дайвингистов, рассчитаны только на мужчин. Дамам они давят везде, где только можно. Но у нас разработок женских моделей нет. Слышал, что этим только начали заниматься западные коллеги.

— Ведется ли в дайвинге учет глубинных рекордов?

— В нашей стране установка подобных рекордов запрещена. За границей же периодически проводятся состязания. К примеру, по фри-дайвингу — нырянию без акваланга. Причем порой одержимые глубиной ныряльщики совершают по-настоящему безумные поступки. Так, в прошлом году француженка Одри Местр поплатилась жизнью за погружение на 171 метр. Таким образом она хотела побить мужской рекорд (152-метровую глубину). Несмотря на то что еще до всплытия на поверхность она умерла от асфиксии, рекорд ей засчитали.





Партнеры