“Aнтикиллер” состарился

22 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 234

О том, что “российское кино возрождается из пепла” (фраза из каталога фестиваля в Сан-Себастьяне, куда в этом году поехали наши “Старухи”), свидетельствует не только о его успехе на международных фестивалях. За последний год российское кино одержало несколько крупных побед на внутреннем рынке. Среди них — боевик “Антикиллер” ($1,4 млн.) и молодежная комедия “Даже не думай” (около $900 тыс.). Естественный ход продюсеров в такой ситуации — снимать продолжение.

На только что закрывшейся выставке “КиноЭКСПО” журналистам и участникам форума были показаны рекламные ролики фильмов “Антикиллер-2” и “Даже не думай! Часть вторая: Тень независимости”. Сиквелы — явление не частое в нашем кинематографе, а уж презентация рекламных роликов — так и вообще небывалое. И если работа над продолжением нашумевшей комедии “Даже не думай” пока только в самом разгаре (во время презентации участники проекта были на съемках на Кипре), то “Антикиллер-2” почти готов — отснят и смонтирован. А его продюсеры уже подумывают о третьей части.

“Антикиллер-2” выйдет в прокат 27 ноября числом более 150 копий. Состав у фильма все такой же звездный: в роли Лиса по-прежнему Гоша Куценко, еще в ленте снялись Алексей Серебряков, Любовь Толкалина, Сергей Шакуров, Сергей Векслер, Иван Бортник, Алексей Булдаков и другие. О том, чем порадует нас вторая часть нашумевшего боевика по-русски, корреспонденту “МК” рассказал режиссер Егор Кончаловский:

— Говорят, что сиквел снимать легче, чем оригинальный фильм, — на него ведь все равно пойдут...

— Отношение ко второму фильму у меня было гораздо серьезнее, чем к первому. На первом еще только пришло понимание того, как нужно делать качественное кино. Не хорошее — я не говорю сейчас об этом, а качественное. Меня очень удивил наш оператор-постановщик Антон Антонов, который сказал, что в процессе съемок мы не выработали норму пленки — она осталась. Практически все дубли, а я снимал очень мало дублей, взяты. То есть, та “фанера”, из которой ты выпиливаешь “скворечник”, вся мной была использована. Для меня это очень важный момент, потому что он свидетельствует о повышении квалификации — я считаю, что второй фильм крепче сделан, чем первый. Другой вопрос, что он почему-то получился более коммерческим, более зрительским, и я по этому поводу очень переживаю, потому что хотел, наоборот, чтобы он оказался жестче.

— Действие “Антикиллера-2” разворачивается в 2006 году — это хотя и близкое, но все-таки будущее. Как вы отразили его в своей картине? Стоит ли зрителям ожидать чего-то нового, необычного — техники, спецэффектов?

— Если мы вспомним сейчас 2000-й или 1998 год — появились новые мобильные телефоны, более мощные компьютеры. Но в принципе мы живем той же самой жизнью. Поэтому разговор о будущем и новых технологиях здесь неуместен. Мы делали разрыв во времени, чтобы герой Гоши Куценко изменился. Чтобы из 35-летнего, жесткого, самурайско-викингского человека сделать стареющего милиционера, которому в общем-то не так уж легко прыгать через заборы, у которого и ревматизм, и раны старые болят, и лучше бы не ездить так быстро на машине.

— Куценко вы специально “старили” для этого?

— Да, конечно, “подстаривали”. Увидев отснятый материал, он даже попросил меня вырезать все куски с его участием, такой старой развалиной он себя увидел. (Смеется.) Но что-то мы все-таки изменили и в мире, который окружает нашего героя. Если посмотреть сейчас на негативные тенденции современного российского общества — терроризм, фашизм, — то мы их гипертрофировали, и мир стал гораздо более жестким. Представьте себе ту же историю со скинхедами. Сегодня это всего лишь лысые хулиганы, а в нашем будущем мы довели их до состояния армии, до состоянии философии, до состояния саранчи в городе.

— Вы будете снимать Куценко в своем следующем проекте?

— Следующий мой фильм я хочу снять по произведениям Булгакова. Мы будем делать картину по ранним его произведениям, по “Запискам юного врача”. Для Гоши там места, боюсь, не будет, но я хочу снять его в другой своей картине. У меня есть еще один проект — про скифов, про взятие Вавилона. Вкратце история такова: персидский царь Кир осаждал Вавилон семь лет и не мог его взять. Тогда к нему пришел скифский царь, который с большим уважением к нему относился, и сказал, что с удовольствием послужил бы у него. И скифы открыли ворота Вавилона для Кира.

— Гоша будет скифским царем?

— Нет, может быть — Киром. Но сценария еще пока нет.

— А вам не обидно, что режиссеры-дебютанты получают призы на международных фестивалях, а вы работаете только на внутренний рынок?

— Обидно в том смысле, что наличие “Золотого льва” или “Золотой пальмовой ветви” — это как если бы ты был подполковником и тебе вдруг сразу дали генерала. Это важно, безусловно. Я не видел картину “Возвращение”, но я говорил с людьми, которые ее видели, и понял, что прокатной судьбы у нее не будет. А если выбирать между серьезным национальным или международным прокатом и призом — я бы выбрал прокат. И не с точки зрения финансов — пока я с проката денег не зарабатываю.

— Почему?

— Эти деньги очень сложно отслеживать в России, и лучше этим просто не заниматься, а обговорить какую-то сумму в контракте. У меня очень хороший контракт по “Антикиллеру-2”, думаю, что беспрецедентный для России, исключая разве что Никиту Михалкова.

— На вас сильно давили продюсеры?

— Нет, потому что у меня небольшой бюджет. Первый “Антикиллер” я снял за $1 млн. 650 тыс., второй стоил около $2 млн. Бюджет — вещь такая: ты должен быть под него психологически заточен. Чем он больше, тем меньше творческой свободы. И это закономерность. Взять Никиту Михалкова. Я считаю, что он мастер маленького фильма, маленького бюджета — но не мегапроектов. “Сибирский цирюльник” стоил $40 млн., а если бы он стоил в десять раз меньше, то я подозреваю, что он был бы куда более успешным. Не может быть творческой свободы, если у тебя громадный бюджет. Как только мой отец стал снимать “большой блокбастер”, у него сразу же начались проблемы. И не потому, что он не может его снять, а потому, что он привык быть царем и богом на площадке.

— Вы рассчитываете только на внутренний прокат?

— Нет. “Анитикиллер” очень хорошо продавался — его купили 10 стран. В Скандинавии он был показан в кинотеатрах, очень неплохо там прошел, а меня сравнили с Люком Бессоном, что для меня просто оскорбительно, потому что последние его картины — ужасны.

— В первом “Антикиллере” не было эротических сцен. Здесь они будут?

— Нет. К сожалению, мы их не сняли. Но они там и не нужны. Вот следующая моя картина будет очень эротической, чего я очень боюсь. Я боюсь эротики, потому что твердо знаю: когда люди трахаются, даже если они это делают с очень большим удовольствием, это редко бывает красиво. Это может по-разному действовать на человека — заводить, возбуждать, расстраивать, но в принципе эстетически это очень сложно сделать красиво. Я в своей первой картине “Затворник” снял час эротики, которую потом всю вырезал. В “Антикиллере-2” были такие сцены в сценарии, но я от них отказался. И не подумайте — ничего личного. (Жену Лиса играет супруга Егора Кончаловского актриса Любовь Толкалина. — К. Ш.)




    Партнеры