Всем тонуть!

23 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 314

Чемпионат мира по водным видам спорта в Барселоне, где золотые медали завоевали юные синхронистки Давыдова и Ермакова, давно закончился. Разговоры о том, что сильнее в синхронном плавании — молодость или опыт, — на первый взгляд, тоже закончились. Но это только на первый. “Под водой” все еще продолжаются перипетии: федерация пытается отыграть и нашим, и вашим, специалисты резвятся в обсуждении возможных вариантов развития событий, болельщики пожимают плечами: какая разница, за кого болеть? Ведь обе пары (Киселева—Брусникина и Давыдова—Ермакова) — русские.

Наш блестящий дуэт, состоящий из двух Анастасий, дожидаясь корреспондента “МК”, мирно пил кофе из пластиковых стаканчиков в полутемной кафешке, похожей на вагончик. Они только что закончили тренировку и, видимо, наслаждались возможностью просто поболтать. Потому что, несмотря на растущую не по дням, а по часам популярность, продолжают оставаться обыкновенными двадцатилетними девчонками — разными внешне, но при этом удивительно похожими по характеру... Мы даже делить их не стали на Асю Давыдову и Настю Ермакову. Вот уж действительно — дуэт по синхронному плаванию.


На вопрос о настроении девчонки твердо ответили:

— Боевое. Морально готовимся к Олимпиаде. Чемпионат мира дал нам эмоциональный подъем, и мы им пользуемся. Пока сложно сказать, попадем ли в Афины, тренерский совет еще будет обсуждать отборочные старты... Скорее всего будет три таких старта.

— Для вас, наверное, это приятная конкуренция? Все-таки Брусникина и Киселева — олимпийские чемпионки...

— Не сказали бы, потому что предолимпийский год предполагает нацеленную подготовку к главным соревнованиям. А сейчас нам придется отклоняться от заданного курса, бороться с другим дуэтом. Но ведь у нас есть еще групповые выступления, к которым тоже нужно готовиться. И если четыре основные спортсменки не будут работать в команде, это может плохо закончиться для самой команды.

— А если международная федерация разрешит выступать двум парам?

— Этого не может быть, хотя, наверное, и правильно. Но тогда сборная России оттеснит всех с пьедестала, потому что два первых места скорее всего будут нашими. Вы поймите: чем больше будет российских пар, тем дальше отодвинутся соперники.

— То есть среди спортсменок из других государств у вас конкурентов уже нет?

— На данный момент — нет. В прошлом году еще были японки. Мы даже не знали, кто на третьем месте. Смеялись: “А Канада? Канада отдыхает”. Они с американцами бились за третье-четвертое место. Там своя борьба шла. А мы боялись соревноваться с японками. Правда, потом, когда увидели их выступление, поняли, что вряд ли судьи поставят нас ниже.

— Как вы думаете, в чем заключалась основная ошибка японского дуэта?

— Почему-то по сравнению с прошлым годом они не сделали шаг вперед, а остались на том же уровне. Если не сказать больше — может быть, спустились немножко вниз. Видимо, решили пойти от противного и взять музыку и темп совершенно из другой области. Их настолько захлестнули эмоции, что они забыли про технику, про то, что надо не просто плавать, решили совместить мягкость и резкость. Они перестарались со своим образом, да и движения были плохо отработаны. Это-то их и подвело.

- У одной из американок в группе слетел зажим, и ей снизили какую-то десятую балла. Насколько это справедливо, на ваш взгляд, и бывает ли у вас такое?

— Абсолютно справедливо. Это сбой в программе. Представляете, все делают движения, а она где-то там ковыряется. Да, на самом деле это у всех бывает — коронка с головы может упасть. Правда, не у нас. Мы их так закалываем, что сами потом отодрать не можем. Еще купальники расстегиваются или лямка рвется. Но такое было раньше — сейчас все на совесть шьют. Что касается зажимов... На чемпионате Европы у одной из нас он слетел. Пришлось спрашивать запасной по ходу программы. У меня был, но застрял, пока я его вытаскивала... Короче, мы фактически целую часть запороли, потому что еще пытались передать зажим друг другу. Дошло до того, что все уже кричали: “Зажим!” Нам тогда очень крупно снизили оценку. Вышли, а тренер говорит: “Что у вас там произошло? Я не поняла...” Я говорю: “Это я зажим искала...” Хуже всего не это. Во время выступления можно по носу ногой получить — это да!

— А без зажима нельзя выступать?

— Некоторые могут. Но чаще всего выходят — и теряют сознание, лед прикладывают, потому что нос от давления воды опухает, очень больно на самом деле...

— У вас синхронность уже до автоматизма доведена или как-то наблюдаете друг за другом?

— Во-первых, есть счет. На каждый “раз” поставлено какое-то движение. То есть, если считать и что-то делать, — уже получается синхронно. Это в группе... В дуэте глаза обычно гуляют на все 360 градусов. В случае ошибки напарницы подстраиваешься под нее. Но такого практически не бывает, а если и бывает — то только мы подстраиваемся. Допустим, испанки те же — никогда. Одна на два счета ошиблась, вторая продолжает правильно делать...

— У вас удивительно синхронный дуэт. Как вы сошлись?

— Еще когда маленькими были и выступали в разных школах, нам все говорили: вот бы их соединить! Я (Анастасия Давыдова. — Т.А.) занималась в МГФСО, а Настя (Анастасия Ермакова. — Т.А.) — здесь, в “Труде”. Потом мой тренер уехал в Грецию работать, и меня пригласили в “Труд”. Так мы и соединились. Вот уже пять лет вместе.

— Как вас тренер называет, вы же обе — Насти?

А.Д.: — Я — Ася. Несмотря на то что у меня в паспорте написано Анастасия, меня уже 20 лет Асей называют. Я на Настю даже не реагирую — если только какие-то чужие люди зовут, которые могут не знать моего реального имени.

— Вы практически всегда вместе?

— Не практически, а всегда: и гуляем, и учимся, и тренируемся... Раньше, правда, гуляли чаще. А сейчас всякие молодые люди стали отвлекать, и, например, в каком-нибудь ресторанчике ужинаем вдвоем уже реже.

— В ресторанах-то болельщики не узнают?

— Бывает, но не часто. В обыкновенной жизни фотографируют редко, а при полном макияже мы сильно меняемся. Даже родные иногда теряются.

А.Д.: — Я однажды на остановке стояла. Рядом со мной — мужчина со спортивной газеткой, смотрел-смотрел на меня, потом подходит и говорит: “Вы синхронным плаванием случайно не занимаетесь?..” Я так удивилась!

— А во время выступления подарки не дарят?

— Максимум цветы и талисманы, вроде смешной Капли на последнем чемпионате мира.

— Ну, может, как фигуристам, в воду бросают...

— И у нас раньше было такое. Чего только не кидали: игрушки в пакетах, букеты, сникерсами всякими забрасывали... Потом международная федерация запретила, потому что это очень затягивает соревнование. Представьте, вылезает на бортик спортсменка, а ей говорят: “Плыви обратно, ныряй за сникерсом”. А она на другой край пока еще доплывет... Фигуристам проще: у них детишки высыпали на лед и за пять минут все расхватали.

— Кстати, вам волны во время выступления не мешают?

— В открытом бассейне — да. На Кубке Европы в Турции ветер сносил двухметровые пальмы, аж ковры улетали. А волны были такие, что мы просто захлебывались.

А.Е.: — А я в вертикальном положении чуть не упала. На кассете было здорово видно, как я в стойке 45 градусов держусь с трудом. Уже не думали — как делать, а только боролись со стихией.

— Вам тренер во время программы что-нибудь кричит с бортика?

— Если только мы в группе выступаем. А наш (Татьяна Данченко. — Т.А.) боится нас отвлечь, молчит и вместе с нами считает.

— Где тяжелее — в дуэте или в группе?

— Если судить с точки зрения выносливости, то, естественно, в дуэте. Потому что не секрет, что его делают сильнейшие в группе. Используются все наши максимальные возможности. А в группе нагрузка усредняется. Зато там надо следить за всеми сразу. Особенно если по рисунку через тебя проходят две диагонали и три прямых. Ты должен при необходимости скорректировать ситуацию. Ответственности больше, а поддержки — меньше. Например, если ошибся один, то страдает вся команда.

— А в смешанном дуэте не хотели бы выступить?

— Не-е-е. А зачем это надо? Не фигурное катание же... Синхронное плавание тем и отличается, что все синхронно. Мы должны быть как два близнеца. А с мужчиной такое никогда не получится. Как бы он ни старался держать мышцы в определенном состоянии, все равно это будет уже не синхрон. Так генетически заложено.

— А как вам мужское синхронное плавание?

А.Д.: — Да никак. Неэстетично. Представляете мужчину, который лежит в прямом шпагате на воде? А я представляю, поэтому и говорю: неэстетично. Но это мое личное мнение. Был у нас момент, когда с нами мужчина-американец соревновался. Ну, это несправедливо хотя бы потому, что все судьи — женщины. Они на него смотрят как на что-то неординарное и практически не видят, как он ошибается. Вот и завышают оценку. Мы бы не против, но пусть он соревнуется с мужчинами!

А.Е.: — На самом деле нормально они выглядят. Правда, первое время — непривычно. Но я тоже не допускаю, чтобы они с женщинами выступали. Лучше, как в фигурном катании. Хоть дуэтом... (Обе хохочут. — Т.А.)

— Ладно, раз уж мы о мужчинах заговорили — вашим молодым людям нравится смотреть ваши выступления?

— Ну, смотреть-то всем нравится. Но не более... А вот когда дело касается того, что мы целыми днями (по восемь часов) проводим на тренировке, месяцами — на выезде, а в свободное от спорта время ноем, как нам тяжело и плохо... Кому это понравится?




Партнеры