Не служба — сахар

23 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 200

“Матвиенко Вчера в Генштабе к карте СНГ подкололи еще один красный флажок: после подписания российско-киргизского соглашения группировка ВВС РФ в Канте обрела официальный статус военной базы.

— Размещение в Киргизии авиационного компонента Коллективных сил быстрого развертывания позволит укрепить обороноспособность республики, — не скрывал удовлетворения от переговоров с российским коллегой Сергеем Ивановым киргизский министр обороны Эсен Топоев.

Чем российские летчики так устраивают киргизских генералов, догадаться нетрудно. Республика давно превратилась в лакомый кусок для террористов и наркобаронов, и самостоятельно бороться с ними киргизским силовикам непросто. Определенные надежды официальный Бишкек связывал с размещением на территории страны военного контингента НАТО, но “джи-ай” по уши завязли в Афганистане и не горят желанием разрываться на два фронта. Вот почему идея посадить в Канте смешанную авиагруппировку оказалась весьма кстати. Помимо прочего она дает киргизам верный шанс избавиться от чешского старья “Л-39” и перевооружить свои ВВС современными российскими истребителями и штурмовиками. А еще неплохо подзаработать: по некоторым данным, пребывание российских авиаторов в Центральной Азии обойдется казне в 50 млн. долларов ежегодно.

Справка “МК”. Начиная с 60-х годов на аэродроме в Канте (в переводе с киргизского — “сахар”) обучались летчики из 54 стран мира. В их числе — президент Египта Хосни Мубарак, сирийский лидер Хафез Асад, министры обороны Йемена и Алжира.

В декабре прошлого года в Киргизию специально прилетал наш министр обороны Сергей Иванов. Уже тогда он расставил акценты: “Безопасность в Центрально-Азиатском регионе непосредственно влияет на безопасность России. Поэтому российское военное присутствие в Киргизии отвечает нашим интересам”. О каких “интересах” может идти речь, “МК” пояснил президент Академии военных наук, генерал армии Махмуд Гареев:

— Мы не вправе бросить регион, который несет потенциальную террористическую угрозу. А вообще российское военное присутствие полезно везде, где у нас есть геополитические интересы. В Киргизии они есть. Было бы неплохо, чтобы мы создали базу еще где-нибудь по соседству. В Термезе например (сегодня в СНГ российских военных нет только в Узбекистане и Туркмении. — Прим. авт.)...

В Киргизии российские военные обосновались как минимум на 25 лет. Численность авиагруппировки определена в 700 человек — полтысячи военных и две сотни гражданского персонала. Контртеррористический авиакулак составят 12 российских и 5 киргизских самолетов. Наш арсенал: пятерка истребителей “Су-27”, столько же штурмовиков “Су-25”, транспортники “Ан-26” и “Ил-76”. Киргизы выделили пятерку учебно-боевых “Л-39”, пару поисково-спасательных вертолетов “Ми-8” и военно-транспортный “Ан-26”. Как сказали “МК” в Главном штабе ВВС России, для военной авиации база в Канте имеет и прикладное значение: “Освоение новых театров военных действий предусмотрено военной реформой. За три-пять лет, что будут служить наши летчики в Киргизии, они в совершенстве научатся летать в горах, в условиях повышенных температур. Такой опыт везде пригодится”.

Комментарий вице-президента Академии геополитических проблем Леонида ИВАШОВА:

— В декабре 1999 года мы подписали похожее соглашение с Узбекистаном. Теперь о документе никто не вспоминает. А взять Киргизию: уже лет десять нам предлагают на самых льготных условиях держать здесь свои части. Испытательный центр Минобороны РФ на Иссык-Куле обходится казне в сущие копейки. И на авиабазу в Канте понадобится не так много средств.




Партнеры