Звездные войны - по-советски

23 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 685

23 года назад на экраны вышел фильм “Через тернии к звездам”. Это была первая работа в кино популярного писателя-фантаста Кира Булычева. Картина стала хитом и имела оглушительный успех не только в СССР, но и в сорока (!) странах мира. Фильм с немыслимым для тех лет бюджетом в 2,5 миллиона рублей в первый же день проката окупил вложенные деньги! Несмотря на то что копий этой картины было сделано совсем немного и шла она в кинотеатрах только днем, за год ее увидели 20,5 млн. зрителей! Фильм о погибающей от экологической катастрофы планете, которую спасают космические исследователи с Земли, стал культовым фильмом 80-х. В американском прокате премьера “Через тернии к звездам” впервые прошла практически одновременно с СССР и собрала немало зрителей. Картину окрестили русским ответом “Звездным войнам”.

А главную героиню — секс-символом нового поколения.

— Ричард Викторов позвонил Игорю и предложил работать вместе, — рассказывает вдова Игоря Всеволодовича Можейко Кира Алексеевна. — Этот фильм был подарком для мужа. Все-таки он писал на заказ, специально для кино. Я знаю, что первый свой фантастический фильм Викторов делал по указанию свыше. Тогда в Госкино ему сказали: “Нужно советское фантастическое кино, снимешь — будешь делать что захочешь”. Кто же знал, что фантастическая история вызовет бурю эмоций у чиновников Госкино, которые усмотрят в ней политическую подоплеку?

Тайны третьей планеты

“Через тернии к звездам” стал одним из самых зрелищных по части трюков и спецэффектов фильмов советского кино. Даже несмотря на урезанный вдвое бюджет (с 5 до 2,5 млн. рублей), некоторые сцены в фильме поражали воображение. А дети вообще не могли смотреть эту картину, такой страшной она им казалась. Карлики, прокаженные, пришельцы, клонированные младенцы, биомасса, пожирающая людей, разумный осьминог, домашние роботы... Для 80-х это был шок.

— Самой ужасной, конечно, была биомасса, — вспоминает сын режиссера Николай Викторов. — Ее роль “сыграли” поролон и пена из пожарных брандспойтов. Пену качали с двух пожарных машин, а чтобы придать ей нужный цвет, сверху сыпали сухую гуашь. В сцене, где биомасса пытается поглотить землян, в роли биомассы выступали статисты. В поролон залезли четыре человека в аквалангах и принимали угрожающие позы. Они не могли видеть и слышать друг друга, так что сцену пришлось заранее отрепетировать.

Технически в то время многие трюки были невозможны. Например, при реставрации фильма оказалось, что у летающей тарелки существуют… тросики, на которых висят макеты. Тросик был диаметром одна десятая миллиметра! Металлический. То есть он настолько тонкий, что его глаз не очень-то увидит.

А сцена, когда Нийя останавливает арбуз, брошенный ей Степаном? В этой сцене принимал участие... настоящий крымский кавун. Искусственный же арбуз, летящий на девушку, был сделан из пластика. Его подвесили на леске (которую специально закрасили в черный цвет, чтобы не бликовала). Леску раскачивали, “арбуз” летел на Нийю, а потом при помощи обратной съемки отлетал назад, падал и разбивался.

— Дом будущего, в котором жил профессор Лебедев, был обычным канадским домиком, но тогда это жилище казалось верхом роскоши. Построили его специально для фильма. Мебель делали на заказ из натурального дерева, и даже картина, которая висела на стене, написана московской художницей для этого фильма.

Дом после съемок местные жители разобрали и растащили вместе с обстановкой.

“Юродивая” из XXI века

С главным героем режиссер определился сразу — красавец Вадим Ледогоров (сын знаменитого актера Игоря Ледогорова. Близкие его называли еще и Дмитрием) подходил на эту роль как нельзя лучше. А вот с героиней с планеты Десса пришлось помучиться. Нужна была не просто красивая актриса, а девушка необычной внешности. Художник Загорский нарисовал примерный портрет инопланетянки — длинная шея, маленькая голова без волос, огромные глаза и никаких половых признаков. Ясно, что на Земле таких нет. Но, когда ассистенты увидели Елену Метелкину, они ахнули: девушка как будто сошла с эскизов художника. Стопроцентное попадание в образ!

— Я работала демонстратором одежды в ГУМе, в отделе мод. О карьере в кино никогда не думала. Когда мне сказали, что я должна буду играть инопланетянку, я обрадовалась. И даже то, что героиня будет лысой и совсем несексуальной, меня не остановило. Я ведь модель, значит, должна быть разной. На пробах на меня надели шапочку, имитирующую лысину. Эта фотография больше всех понравилась Булычеву, он сразу сказал: “То, что надо! “

Елена сегодня так же красива, как и двадцать с лишним лет назад. И все так же похожа на инопланетянку. Как только она начинает говорить, вы тут же понимаете: она — “не от мира сего”. Елена не спорит с теми, кто считает ее “странной”, “юродивой”. И даже немного гордится этим.

— По сценарию, героиня — тонкая высокая девушка 18 лет. С маленькой грудью (все-таки гуманоид) и огромными глазами. Мне тогда было 22, но я всегда выглядела моложе, так что проблем не возникло. На эту роль пробовали даже спортсменок — героиня должна была уметь плавать, выполнять опасные трюки. Со мной занимались тренеры по плаванию, учили правильно дышать. Мы ведь снимали несколько сцен в воде. По сценарию, я должна была тонуть на нешуточной глубине (девять метров) с тяжелым грузом на спине.

Позже от лысины пришлось отказаться, Госкомиссия уперлась: “Главная героиня лысая? Как можно полюбить лысую девушку?” Пришлось гримерам срочно делать сложнейший парик из буйволовой шерсти. Сквозь капроновую шапочку-основу протаскивали короткие белые ворсинки. Кропотливая работа, да и время поджимало. В итоге Нийя получилась похожей на африканку-альбиноса. Жесткие кудрявые ворсинки очень смахивали на прическу негритянок.

Съемки длились два года и проходили в Ялте и Таджикистане. Но в отличие от остальных актеров купаться и загорать Елене было строго запрещено.

— Я ведь должна была иметь бледный вид. Пока народ купался, я сидела в номере.

— А в чем еще вас ограничивали?

— Мне не разрешали поздно ложиться, пить на ночь много жидкости, чтобы сохранить большие глаза, — в моем гриме акцент был сделан именно на них. Меня гримировали очень бледно, чуть уменьшали губы и немного подкрашивали глаза, а брови сделали чуть светлее.

— Правда, что на съемках в Таджикистане вас чуть не украли?

— Всем женщинам запретили выходить из гостиницы без сопровождения. Ведь рядом была граница с Афганистаном, а там в то время начались боевые действия. За мной действительно ходили толпы мужчин, некоторые дежурили под балконом гостиницы, предлагали горы свернуть ради меня и даже грозились украсть. Чтобы не шокировать окружающих своей “прической”, я там носила на голове тюрбан.

“Ты не должна любить, это аморально!”

Чтобы зрители поверили, что Нийя — существо не человеческого происхождения, режиссеру необходимо было показать девушку совершенно голой. Задумка была такова — зрители должны увидеть, что у Нийи нет пупка. Придумали сцену, в которой Нийя идет в воду обнаженная, а ее земной друг объясняет, что “у нас так не купаются”. Когда в Госкино принимали эту сцену, разразился скандал: “Вы что, обалдели? Как это у бабы пупка нет? Это не женственно совсем”. В картину сцена вошла сильно измененной.

— Для того времени эта сцена была довольно откровенной. Вы не стеснялись сниматься обнаженной? — спрашивают у Метелкиной.

— Конечно, я робела. Режиссер выгнал всех со съемочной площадки, остались только актеры, снимавшиеся в сцене со мной. Мы снимали рано утром, когда на пляже никого не было. Погода стояла теплая, так что греться водкой не пришлось. Но самое сложное было — спрятать пупок. Чего только не придумывали гримеры: замазывали его специальным пластилином, обматывали меня пленкой телесного цвета, даже скотчем залепить пытались, — ничего не помогало! Пока я стояла, замерев под чуткими руками гримеров, все было нормально. Но стоило мне пошевелиться, любой материал “отходил” от тела, и граница между кожей и гримом была заметна. Решили даже снимать со спины. А в результате сцену “без пупка” все равно вырезали.

Тему секса в фильме аккуратно обошли, ведь между советским юношей и инопланетянкой любви быть не могло. Именно поэтому режиссер на съемках давал актрисе установку: “Ты можешь дружить, но не любить! Это аморально!” В результате трогательную сцену с объяснением в любви между девушкой-клоном и землянином вырезали. В конечном варианте мы увидели только бессловесную сцену, когда герои молча смотрят друг на друга.

После выхода картины на экраны рейтинги популярности распределялись так: кумир советских женщин Смоктуновский был на седьмом месте, а никому не известная Лена Метелкина — на четвертом.

— Я чувствовала зависть актрис, которые говорили после фильма: “Да ей и играть-то ничего не пришлось, просто удачно попала в образ”. Именно тогда я и поняла, что актерский мир — не для меня.

Несколько раз Кир Булычев помогал своей любимой героине. Именно благодаря ему Елена сыграла небольшие роли в фильмах “Гостья из будущего”, “Очень важная персона”, “Прикосновение”.

— Мне писали много писем — и как гуманоиду, и как человеку. Признавались в любви, благодарили. Поклонников, конечно, стало больше, и на улице меня узнавали. У моей мамы спрашивали: а что она ест? А она всегда была такая странная? Но особенно меня полюбили дети, которые на улице, в гостях засыпали меня вопросами. Однажды знакомая девочка попросила: “Покажи свою ладошку!” Хотела удостовериться, что у меня, как и у любого землянина, есть линии жизни.

В фильме Нийя произносит фразу: “Я одна”. Эти слова оказались для Елены роковыми. Сама она считает, что такой ценой расплатилась за нежданную славу. Вокруг девушки появилось много врагов и завистников, да и личная жизнь никак не налаживалась, несмотря на огромное количество обожателей. Елена повстречала молодого человека из Запорожья, который цинично ее использовал — женился ради квартиры и прописки. Потом она четыре года отсуживала собственную квартиру и сына. Следующая любовь тоже закончилась трагически. Сначала Елену невзлюбили родители избранника, а потом и сам он решил, что достоин лучшей жизни. В результате бывший спортсмен стал бандитом, отсидел, а когда вышел, стал угрожать “неверной” возлюбленной расправой. Вскоре его убили. После этих романов Елена 11 лет (!) обходила мужчин стороной и всю свою неизрасходованную энергию сублимировала на подиуме. Ее знала вся Москва, ей писали стихи и признавались в любви. Она считалась очень перспективной моделью, за границей ее необычную внешность сразу отмечали модельеры и фотографы. Многие говорили: “На ней можно сделать миллионы, но не в СССР”.

Через 20 лет киновед из Голливуда так охарактеризовал образ Нийи: “Что-то среднее между Твигги и Анне Ленокс с волосами, как у Денниса Родмана”.

Сейчас Елена живет вдвоем с 22-летним сыном и работает продавцом-консультантом в магазине одежды.

Ледогоров из-за съемок уходил в самоволку

Вопреки расхожим слухам, любовь между Нийей и Степаном была только на экране. В жизни девушка с голым черепом и большими глазами влюбилась в... писателя и сценариста Кира Булычева. Говорили, что сценарист тоже был неравнодушен к Нийе. Но вот кого он в ней любил больше — героиню своего сценария или реальную женщину, мы уже не узнаем.

А Дима Ледогоров, сыгравший Степана, увлекся совсем другой девушкой — дочкой одного из актеров, снимавшихся в фильме.

— В роли Степы отец видел только Ледогорова-младшего (тот в это время служил в армии). Приходилось его оттуда “похищать”. В назначенный час к его части подъезжала машина, он перелезал через забор, ехал в аэропорт, а наутро возвращался. То есть просто уходил в самоволку. Товарищи его покрывали, так что никто ничего не заметил. Позже, когда все необходимые бумаги были подписаны чиновниками, он уже ездил сниматься легально.

Судьба Димы Ледогорова сложилась довольно успешно. Он много снимался в кино, но наибольшую известность принесли именно космические роли. В начале девяностых Вадим вместе с родителями и семьей уехал в Новую Зеландию, где открыл собственную школу актерского мастерства в Окленде. У него подрастают сын и дочь.

“Наши в Афганистане”

Режиссер долго думал, где же снимать погибающую от экологической катастрофы планету Десса. Оказалось, в СССР немало мест, поражающих своим “мертвым” пейзажем. Например, страшные пещеры снимали прямо в центре Москвы, под землей. В Китай-городе до сих пор сохранились соляные подвалы, чьи белые стены с соляными сталактитами как нельзя лучше походили на неземной ландшафт.

— В городе Исфахан находился завод, который сливал отходы в ближайшую речку,— вспоминает Николай Викторов. — Знаменитую сцену с очистными сооружениями снимали там, а ржаво-красный цвет планеты тоже взят оттуда — там все вокруг покрыто ржавчиной, даже листья на деревьях и трава.

Подземный город Дессы снимали на заброшенном заводе в Узбекистане. Этот завод начал уходить под землю и каждый день опускался на несколько сантиметров. Приезжая на съемку, киношники измеряли — можно сегодня снимать или нет?

Режиссер и сценарист хотели поместить в заключительных титрах фильма фразу: “Все пейзажи умирающей планеты Десса сняты на территории СССР”. Естественно, этот титр вырезали.

— В роли космодрома снимали только что построенный аэропорт “Шереметьево-2”, за три дня до открытия. Тогда он просто поражал воображение советского обывателя. Представляете, в буфете автоматы с газировкой, а в туалете двери, которые сами мягко закрываются за вами. Мы целый день ходили по “Шереметьево”, раскрыв рты.

— Сейчас все вспоминают, что бюджет фильма был вдвое урезан только по прихоти чиновников Госкино, но ведь и сумма в два с половиной миллиона была по тем временам огромной?

— Бюджет сложно-постановочного кино тогда равнялся 700 тысячам, а обычного художественного фильма — 500 тысячам. Так что сумма, выделенная на “Тернии”, действительно была огромной. Кстати, урезали бюджет вовсе не из-за желания сэкономить, просто в это время (1979 год) наши войска вошли в Афганистан. Бюджет сокращали везде, не только в кино. Можейко даже пришел к отцу и сказал: “Нас закроют! Наши в Афганистане”.

— Известно, что многие сцены в фильм не вошли по причине урезанного бюджета, а какие именно?

— Из “Терниев” исчез флайер (аппарат для околоземных передвижений, спустивший Нийю и профессора Лебедева с орбитальной станции на Землю). Исчезла часть фильма с карантинным пребыванием Нийи на орбитальной станции. Робот Бармалей из технологичного создания превратился в надувного пупса (бутафоры не смогли выполнить заказ в соответствии с чертежами).

Но главное — исчезла планета Океан.

Там была очень важная и большая сцена подводной войны. Часть с охотой на океанских хищников должна была стать самой зрелищной в “Терниях”, для нее сценарист и режиссер придумали ужасного подводного монстра. Такого история кино еще не знала! Дело в том, что все художники мира придумывают монстров двумя способами: увеличивают насекомых или известные бактерии либо “скрещивают” несколько животных и рептилий. Фантазия человека такова, что он может придумать лишь что-то похожее на уже виденное. Зверь с несчастной планеты Океан у Булычева получился такой страшный, что и сейчас оторопь берет.

Важной эта сцена была еще и потому, что во время подводного сражения Нийя и Степан полюбили друг друга. В бою возникают опасные ситуации, в которых Степан спасает Нийю, а она его. Там и зародилась их любовь.

Еще одна сцена не прошла по вине цензуры — когда на Юкатане Нийя принимает роды и представляет, как этого ребенка приносят в жертву. Юкатан снимали в Бахчисарае. Можейко знал, что там природа очень сходна с природой Южной Мексики.

Из-за отсутствия средств приходилось использовать фантазию. Например, инопланетян посадили на советские велосипеды, а жители Дессы носили обычные противогазы и костюмы химзащиты.

Булычев не верил в “зеленых человечков”

Многие достижения будущего, показанные в “Терниях”, сегодня мы используем в обычной жизни. Например, способ, которым очищали Дессу. Сейчас таким образом разгоняют облака над Москвой. Переговорники, как у космонавтов в фильме, уже на вооружении спецслужб. И даже летающая тарелка давно перестала быть секретом для отечественных конструкторов.

— Я сам видел настоящую летающую тарелку. Большая такая, с комнату. Взлетает, зависает в воздухе, садится. Наши консультанты показывали ее мне. Это был пробный экземпляр. Конечно, в фильме снимали лишь макет. Ведь открытия советских ученых были государственной тайной.

Первоначально корабль наших исследователей должен был быть сигарообразной формы, но ученые убедили режиссера, что такая форма не позволит межпланетным кораблям летать. Раньше на летающих тарелках в кинематографе летали только инопланетяне.

Как ни странно, сам писатель, чьи герои путешествовали во времени, дружили с инопланетянами и обладали сверхчеловеческими способностями, был скептиком. Он не верил не только в существование Бога, но и в “зеленых человечков” и летающие тарелки.

— Игорь всегда трезво оценивал житейское мироздание, — вспоминает его вдова. — У него был острый ум и трезвый взгляд на эти фантасмагории. При этом он был человеком будущего, то есть прогнозировал ситуацию на много лет вперед. Кстати, Игорь Всеволодович считал своими ближайшими коллегами историков. Историки и фантасты занимаются одним и тем же, говорил он, истолковывают возможные варианты прошлого и будущего.

Наиболее эффектные кадры фильма — это исследование разрушенного инопланетного корабля с лабораторией по клонированию человекоподобных существ. Этот эпизод снимали в декорациях, установленных на дне бассейна. Такой ход позволил добиться весьма реалистичной картины невесомости.

Были заказаны осветительные приборы для работы под водой. И к ужасу группы лампы начинали выходить из строя практически сразу после попадания на них воды. Представьте, что испытывали актеры и операторы, погружавшиеся в воду, заполненную десятком ламп высокой мощности! Которые к тому же взрывались каждые тридцать секунд!

— Избежать несчастных случаев на площадке удалось благодаря оператору-постановщику. Все лампы погружались исключительно в сопровождении профессионального аквалангиста, главной обязанностью которого было отбросить прибор в сторону сразу после появления характерного шипения. Аквалангисты с точностью профессионального баскетболиста откидывали лампы за долю секунды до взрыва — благодаря этому никто не пострадал.

Режиссер Ричард Викторов не дожил до наших дней, как и многие актеры, занятые в фильме: Вацлав Дворжецкий, Елена Фадеева, Глеб Стриженов, Валерий Носик. Именно на съемках “Терний” у режиссера появились первые клинические признаки инсульта — так тяжело давалось пробить картину. Космическую эпопею почему-то обозначили “детским фильмом” и поставили в прокат на утро.

Как-то Ричард Николаевич пожаловался сыну: “Я так устал, ощущение, что черепная коробка раскрывается”. Он умер через два года после выхода “Терний” на экран. Свою последнюю картину “Комета” он закончить так и не успел.

И снова “Через тернии”!

В 2001 году Николай Викторов решил отреставрировать знаменитый фильм. Слишком плохие условия хранения и качество пленки очень состарили картину. Для того чтобы идеально вписать новые куски в старое изображение, он использовал специально подобранную пленку, возраст которой обеспечивал размытость картинки, характерную для восстановленного изображения. Космопорты, межпланетные корабли, телепортации и движения биомассы прорисовывались на графических станциях.

Фильм было решено записывать по всем канонам “Долби Диджитал”. Картина была снята так, как будто режиссер предвидел появление объемного звука. Теперь “Тернии” изобилуют объемными звуками: хлюпаньем воды и шарканьем ног за спиной Нийи в пещерах на планете Десса, пением птиц и шумом моря на Земле.

Изменилась музыка. Мелодии Александра Рыбникова по качеству записи не подходили для Долби-версии.

— При записи шумов использовались современные методы моделирования звука. Например, позывные Нийи включают частотный спектр, заставляющий и зрителей испытывать тревогу и смятение, а “вой биомассы” вызывает настоящую вибрацию в зале за счет использования сверхнизких частот.

Некоторые кадры досняты, а затянутые сцены сокращены. Так в картине появилась летящая в космосе “Гайя” — взорванный корабль инопланетян. В первоначальном варианте не был снят космопорт снаружи, потому что не придумали, каким образом его можно сделать.

Героиню Нийи в новой версии переозвучила актриса Любовь Германова, добавив в голос холодной инопланетянки чувственности. Кстати, она приходила к Ричарду Викторову на пробы в “Тернии”. Судьба чудесным образом снова привела ее на эту картину.

Мало кто знает, что Игорь Можейко давно вынашивал план продолжения истории девушки по имени Нийя. Правда, в нем должны были действовать совсем другие герои. Нийя к тому времени стала бы царицей Дессы, у нее родилась дочь от Степана. Начиналась история трагически — царицу убивают, ее дочь идет мстить за нее и встречает свою любовь.

Кто знает, может, этим планам когда-нибудь суждено сбыться. Ведь историки и фантасты могут прогнозировать будущее...



Партнеры