Папа в натуре

25 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 201

Мафия не только бессмертна. Мафия — Семья с присущими каждому клану милыми странностями. Это с блеском доказали американцам создатели сериала “Клан Сопрано”, который с начала ноября идет по НТВ. Актер Джеймс Гандольфини сыграл в нем “авторитетного” италоамериканца, маскирующегося под бизнесмена-мусорщика — одышливого, замученного неврозами, затюканного женой, чадами, домочадцами и безумной старушкой-матерью. Позавчера он получил самую престижную ТВ-награду “Эмми” за лучшую мужскую роль. “Сопрано” — не пошлая пародия на “макаронников” с брюликами на толстых пальцах и золотыми цепями на выях. Казалось бы, какой узнаваемый образ, но наши телезрители в “Клане Сопрано” чего-то не поняли.


Впрочем, “Сопрановых” — именно так дословно переводится название — с ходу не оценили и на американском TV. Отец сериала Девид Чейз (настоящая фамилия Де Чезаре) носился с идеей снять семейную черную комедию про “крестного отца” из Нью-Джерси целых 6 лет. Обивал пороги “Фокс”, Эн-би-си и Си-би-эс — нигде не брали. Теперь крупнейшие каналы кусают локти: сериал стартовал на скромной кабельной сети в 1999 году, и в его активе 5 “Эмми”, 4 “Золотых глобуса” и около 30 других наград. Фразы из “Сопранос” типа “Папа, а ты в мафии?” — “С чего ты взяла, дочка? Мы ж нормальная семья, такая, как все” или “Будешь орать, закажу тебя киллеру”, а особенно “Пойду разберусь с мусором”, — стали почти такими же крылатыми, как цитаты из “Крестного отца”. Итальянская мафия в США стала таким же умилительным фольклором, каким были “комиссары в пыльных шлемах” для советского телекино. Криминальная семейка из Нью-Джерси никогда бы не обрела плоть и кровь, если бы не Джеймс Гандольфини.

Прежде чем прославиться, Гандольфини прошел классический путь голливудского неудачника. Снялся в нескольких крепких, хотя и довольно средних картинах — “Достать коротышку”, “Падший” и др. А затем стартовали “Сопранос”. И Гандольфини намертво пришили амплуа гангстера с человеческим лицом: “8 миллиметров”, “Мексиканец”... Как ни странно, испытание медными трубами актер выдержал, а вот большие деньги его едва не сгубили. Напав на золотую жилу, продюсеры очень боялись потерять “Тони Сопрано” и после второго сезона увеличили актеру гонорар в два раза — 750 тыс. долларов за эпизод. “Гандольфини не только пьет, он принимает наркотики, ходит налево, тиранит жену, сына...” — трубили в 2002 году таблоиды. Увы, все это было правдой — верная жена Марси, прожив с Джеймсом три года, едва с ним не развелась из-за постоянных дебошей и измен. Сам Гандольфини практически не отличал ТВ от реальности. Так, на собственном званом вечере он повздорил с официантами, пошел на кухню, поговорил с обслугой “по понятиям” и вернулся к гостям с видом своего героя, “разобравшегося с мусором”. Приглашенные вовсю аплодировали “Тони Сопрано”... Теперь, правда, актер взял себя в руки. Уговорил жену не разводиться, водит 4-летнего сынишку в магазины и даже снимается вместе с Беном Эффлеком в рождественской киносказке. Играет там блудного отца, вернувшегося в семью.

К сожалению, в России “Клан Сопрано” полюбили совсем не так, как на родине. Презентовали его с большой помпой еще при Йордане, но запустили зачем-то этот имиджевый проект с частотой всего раз в неделю. Для сериала такой режим показа смерти подобен — рейтинги в 2,5—3% это подтверждают. Потом “Сопрановых” стали крутить ежедневно по будням, но цифра поднялась только в два раза. Наверное, до эпического криминала мы еще не доросли, а мафия еще не кажется народу смешной и не будет казаться такой еще лет 20. Как бы там ни было, на НТВ закупили пятый сезон “Клана Сопрано” и предъявят его на зрительский суд грядущей весной.




Партнеры