Вся страна на проводе

25 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 905

В МВД России есть структура, о которой непосвященным мало что известно. Она называется ГОИУ — Главное организационно-инспекторское управление.

На самом деле за сухой аббревиатурой прячется не больше не меньше как мозг министерства. То есть штаб. Созданное 7 октября 1918 года штабное милицейское подразделение за 85 лет не раз меняло название. Но смысл всегда оставался прежним: штаб — это фокус сложного прибора. В нем концентрируются милицейские задачи и вырабатываются пути их реализации.


В фильме “Гусарская баллада” была фраза: “Штабной в отряде — скверная примета”. У некоторых людей слово “штаб” прочно ассоциируется со скучной бумажной работой, а “штабной работник” звучит почти так же пренебрежительно, как “паркетный офицер”.

А вот начальник ГОИУ, генерал-лейтенант милиции Александр БОКОВ в слове “штабист” не видит ничего обидного.

— Может, когда-то к штабам и было такое отношение — мне трудно судить, но сегодня — в век электроники, высоких технологий — время сильно спрессовано, в том числе и для принятия решения. Поэтому без единого органа управления системе МВД России не обойтись. Штаб должен быть первым и самым надежным помощником руководителю. А если кого-то смущает слово “штабной работник”, то его вполне можно заменить синонимами из современного словаря: “управленец”, “менеджер”...

“Горячие точки”

Штабные подразделения системы МВД наравне с оперативными и иными службами выполняют служебно-боевые задачи в “горячих точках” страны. К примеру, только за последние годы около 300 выездов сотрудников ГОИУ (более половины личного состава) было на Северный Кавказ, в Чечню. Многие провели там в служебных командировках по 180 суток. Есть награжденные боевыми наградами.

— К великому сожалению, и у нас есть потери. Погиб при выполнении задания генерал-майор милиции Геннадий Шпигун. Он попал в плен, помните? Около года над ним издевались бандиты, а затем убили. Геннадий Николаевич был главным инспектором ГОИУ, полетел в очередной раз в Чечню в командировку... Посмертно он награжден орденом “За заслуги перед Отечеством” IV степени и навечно занесен в список личного состава ГОИУ МВД России.

В августе 1999 года, когда в Дагестан вторглись бандформирования Басаева и Хаттаба, туда для организации контртеррористических операций были направлены и сотрудники нашего главка. Вблизи Ботлиха бандитами был подбит вертолет, в котором находился заместитель начальника ГОИУ генерал Виктор Ракитин. Он полгода, с ранением и сильнейшими ожогами, боролся за жизнь. А сегодня он в строю, мой заместитель — настоящий генерал, награжденный четырьмя боевыми орденами.

А наш куратор — замминистра внутренних дел России генерал-полковник милиции Иван Иванович Голубев — за личное мужество и героизм, проявленные во время чеченской кампании, удостоен звания Героя России.

— Александр Викторович, а давайте мы все же станем называть ваше управление Главным штабом? Против исторической правды ведь не погрешим. Тем более что оно возглавляет вертикаль штабных подразделений: штабы есть во всех УВД, ГУВД и в республиканских МВД.

— Согласен.

— И чем занимается Главный штаб?

— Мы вместе с коллегами по всей стране трудимся над тем, чтобы система штабных подразделений МВД была единым, эффективно работающим механизмом. Информация — это главное. Без нее невозможно ни раскрыть преступления, ни предотвратить нарушения общественного порядка, ни нормально организовать работу подразделения. Так вот, наше участие отчетливо видно на всех этапах управленческой деятельности: сбор и анализ информации, подготовка проектов распоряжений руководителя, доведение принятых решений до исполнителей и жесткий контроль за их выполнением... Планируем оперативно-служебную деятельность министерства по различным направлениям. Организуем и контролируем работу дежурных служб. Готовим материалы для рассмотрения на межведомственных комиссиях, оперативных штабах, заседаниях правительства страны, Совета безопасности и нередко — у Президента России.

Кроме того, все управления главка (информационно-аналитическое, организационно-плановое, организационно-научное, по чрезвычайным ситуациям, инспекция и др.) задействованы в выполнении общих для милиции задач. От обеспечения безопасности на массовых мероприятиях до охраны общественного порядка при ликвидации последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций.

— Как-то все это сложно... А нельзя ли поконкретнее?



Сводка по стране

Одно из подразделений главка — управление дежурной службы. Сюда стекается информация со всей России по любым серьезным происшествиям, и прежде всего — связанным с гибелью людей.

— Если сил у территориальных органов внутренних дел недостаточно, то наша задача — оперативно организовать необходимую помощь, направить дополнительные силы и средства.

К примеру, совсем недавно была захвачена в заложницы 12-летняя девочка в Дагестане. Я уточняю, какие меры приняты. Дежурный докладывает: “На место происшествия выехал министр внутренних дел Дагестана. Перекрыты выезды из Кизляра. Переговоры с террористом ведет такой-то”. К счастью, ситуация благодаря профессиональным действиям наших республиканских коллег была благополучно разрешена. Нашего вмешательства не потребовалось. Но если я вижу, что не все меры приняты, то ставлю задачу провести комплекс дополнительных мероприятий. Если же и этого недостаточно и требуется решение руководства министерства — мы обязаны в кратчайшие сроки, в любое время суток его получить и обеспечить выполнение.

Нередко министр для разрешения сложных проблем решает направить на место группу из специалистов соответствующих служб. Как правило, ее возглавляет главный инспектор штаба. Практически нет ни одного населенного пункта в стране, где бы не ступала нога сотрудника ГОИУ. В 2002 году виновные в совершении 60% раскрытых преступлений были установлены и задержаны с помощью сотрудников дежурных частей.

— И что, в МВД действительно попадает информация обо всех убийствах по всей стране?

— Да. Об особо тяжких преступлениях, происшествиях с многочисленными человеческими жертвами или вызвавших большой общественный резонанс. Плюс по крупным хищениям, авариям, нападениям на инкассаторов. Хотя, получая ту или иную информацию, мы сначала не знаем, необходимо ли там наше вмешательство. Вот произошел взрыв газа в Москве — криминальный он был или бытовой? Это потом выясняется, что бытовой: рабочие-молдаване сначала включили газ, потом пошли в комнату за спичками...

И вся информация по стране включается в общую сводку. Вот посмотрите — это доклад руководителя смены. Последние сутки.

Боков кладет на стол передо мной пухлую стопку листков с убористым компьютерным текстом. Читаю:

“8 работников муниципального транспортного предприятия в Воркуте проводят голодовку в здании администрации, требования — выплата задолженности по зарплате.

Владивосток: четверо неизвестных проникли в дом и завладели 30 тыс. руб.

Сахалинская область: в квартире с ножевыми ранениями обнаружены трупы хозяйки и ее знакомого, неработающих.

Сергиев Посад: на железнодорожной станции в 5 вагонах, поступивших из города Холмска Сахалинской области, обнаружены 70 т лососевой икры без сопроводительных документов на сумму свыше 62 млн. руб., решается вопрос о возбуждении уголовного дела...”

— Теперь верю. Голова не пухнет от всего этого?

— А вы как думаете?..



Как предотвратить ЧП?

Как минимум для этого нужно вести постоянный мониторинг ситуации и готовить различные варианты ее развития: пессимистический, оптимистический и реалистический. Этим занимается Информационно-аналитическое управление, совместно с ВНИИ МВД России. Кроме того, среди подразделений Главного штаба есть управление по чрезвычайным ситуациям. Сейчас оно считается наиважнейшим: координирует работу по Северному Кавказу и Чечне.

— Я знаю, в этом управлении есть отдел прогнозов. Вы уже научились прогнозировать чрезвычайные ситуации?

— Кое-что предусмотреть можно. Используем и оперативную информацию, и анализ, и научные разработки как внутриведомственных, так и других научных учреждений. Даже СМИ: в дежурной службе телевизоры включены постоянно. Акцент — на все, что может привести к нарушениям общественного порядка. Это и отключения электроэнергии в регионах, и групповые отравления детей в лагерях, и невыплаты заработной платы — можно еще долго перечислять.



“Отказной вариант” не пройдет

Человек пришел в милицию с ножевым ранением и слышит: иди отоспись, завтра придешь... Когда не принимаются и не регистрируются заявления, не оформляется как положено факт преступления или же пускается в ход “отказной вариант” — отказ в возбуждении дела, это называется одним термином: “укрытые преступления”. Жалобы на них разбирает еще одно подразделение Главного штаба МВД — инспекция.

— Борьба с этим явлением постоянно находится под личным контролем министра. Много жалоб идет из Алтайского края, Нижнего Новгорода, Свердловской, Тюменской областей... Сейчас устраняем недостатки, изложенные в представлении Генпрокуратуры о нарушениях порядка работы с заявлениями, сообщениями граждан.

— Сколько сотрудников милиции наказаны за укрытые преступления?

— Только за 7 месяцев этого года — 1220 человек. Около 300 из них привлечено к уголовной ответственности.

Но, как показала практика, одними наказаниями эту застарелую проблему не решить. При нашем участии разработана и с начала 2003 года стала действовать новая система оценки деятельности органа внутренних дел в целом и отдельных подразделений. Она устраняет саму мотивацию укрывать преступления от регистрации. Сегодня стоит другая проблема — убедить сотрудника милиции, что его никто не будет ругать за рост числа зарегистрированных преступлений. Этого за один день не сделаешь.

— Другими словами, появились новые формы учета и регистрации?

— Не совсем. Уходим от старой оценки деятельности: пресловутого, возведенного в абсолют процента раскрываемости. Одна из целей новой системы — побудить регистрировать все. Но регистрация ради самой регистрации никого не интересует — особенно потерпевшего. Поэтому ситуация с раскрытием прежде всего тяжких и особо тяжких видов преступлений оценивается отдельно. Ведь разбой, убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — это все-таки одно, а карманная кража — немножко другое (с точки зрения общественной опасности деяния и личности преступника).

Кроме того, в соответствии с указанием Президента России, с начала 2004 года начнется межведомственный эксперимент с участием Госкомстата в регистрации заявлений и сообщений о преступлениях.

За служебным кабинетом у Бокова — комнатка для отдыха. В маленьком аквариуме (не напоказ, а для души) метет воду хвостиками стайка гуппи, неонов, барбусов. Тут у начштаба хранятся вещи, крайне необходимые при его беспокойной службе, — спальный мешок и “тревожный чемоданчик”. Когда случился “Норд-Ост”, комнатка с аквариумом на несколько суток превратилась в место его постоянного проживания...

Тут же в сейфе Боков держит орден Почета, которым очень дорожит: даже домой не забирает. Орден — не за какую-то успешную операцию и не за задержание опасного преступника. Просто за ежедневную добросовестную работу.





Партнеры