Плюхи от бляхи

26 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 297

“За нарушение правил дорожного движения командир взвода ДПС ГИБДД Западного округа Москвы капитан Никитин составил на меня протокол и в графе “Свидетели” написал, что их нет. Поскольку в момент задержания у меня в автомобиле находилась жена, я попросил гаишника вписать ее в протокол в качестве свидетеля. Но тот вылупил на меня глаза и заявил: “Протокол составляю я, значит, и свидетелей в него вписываю только своих!” Прав ли сотрудник ГИБДД?

Николай Шеманаев”.


Такого понятия, как “свидетель мой” или “чужой”, строго говоря, нет и быть не может, ибо в соответствие со статьей 25.6 КоАП РФ “в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению”. В административном производстве, таким образом, свидетель — это любой гражданин, видевший событие правонарушения. И совершенно неважно, где при этом он находился — рядом с инспектором ДПС, в машине водителя в качестве пассажира или же наблюдал за происходящим на дороге из окна своей квартиры.

Если придерживаться логики капитана Никитина, то, например, следователь, занятый поиском квартирного вора, не должен принимать во внимание показания соседей, указывающих приметы преступника, ибо они, то есть соседи, возникли не с милицейской стороны.

Но вам не о чем беспокоиться! Если сотрудник ГИБДД указал в протоколе, что свидетели отсутствуют, то оказал вам неплохую услугу. Ведь при рассмотрении совершенного вами правонарушения он в соответствии со статьей 1.5 КоАП РФ “Презумпция невиновности” будет обязан представить доказательства вашей вины. Как правило, достаточными доказательствами нарушения ПДД являются протокол, аудио- или видеозапись или показания свидетелей. Если бы сотрудник ГАИ привлек вашу жену в качестве свидетеля, предупредил бы ее об ответственности за дачу ложных показаний и хитроумными вопросами выудил нужную для доказательства вашей вины информацию, то обрел бы в ней своего невольного союзника. Теперь же ему придется довольствоваться единственным (и, как показывает практика, явно недостаточным) доказательством вашей вины — протоколом.

Пожмите руку командиру взвода…


“На проезде Дубовой Рощи я обогнал медленно двигавшуюся “Волгу” и при этом через две сплошные выехал на полосу встречного движения. Инспектор ДПС ГАИ Северо-Восточного округа младший сержант Артамонов составил протокол за нарушение пункта 9.2 ПДД и заявил, что суд обязательно лишит меня права управления. Я пытался убедить инспектора в том, что мое правонарушение тянет лишь на штраф за невыполнение требований знака “Обгон запрещен”, но никак не на лишение. Но слушать меня он не стал. Кто из нас прав?

Александр Бахметов”.


Увы, сотрудники ДПС ОГИБДД Северо-Восточного округа столицы всякий выезд на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, расценивают как нарушение пункта 9.2 ПДД, влекущее в соответствии со статьей 12.15.3 КоАП РФ лишение права управления. Между тем далеко не каждый выезд на встречку подпадает под столь суровые санкции!

Применительно к проезду Дубовой Рощи, на котором вы имели несчастье нарваться на милицейскую засаду, выезд на встречку был бы чреват лишением лишь в трех случаях: если бы улица имела четыре полосы для движения, а также если бы вы совершили выезд в конце подъема или в зоне недостаточной видимости. А известно, что проезд Дубовой Рощи имеет всего две полосы для движения, не имеет подъемов и “слепых” зон. Стало быть, содеянное вами можно квалифицировать как несоблюдение требований разметки или же невыполнение требований знака “Обгон запрещен”, что карается лишь смехотворным штрафом.

Кстати говоря, точно такое же дело 17 июля в отношении водителя Колпастикова рассматривал Останкинский районный суд. С той лишь разницей, что упомянутый водитель выехал на встречную, двигаясь по улице Сельскохозяйственной, но тоже имеющей в месте совершения правонарушения всего две полосы. Судья (к удивлению тех же северо-восточных сотрудников ГИБДД) не усмотрела в действиях Колпастикова состава правонарушения и вообще прекратила дело производством.

Впрочем, подобным протоколам о несовершенных нарушениях (составленным даже на тех же улицах!) по-прежнему несть числа! Ибо даже суд не сумел наставить северо-восточных инспекторов ДПС на путь истинный…


“Инспектор ДПС Северо-Восточного округа столицы Серебренников 23 августа за административное правонарушение отправил мою машину на штрафстоянку. Чтобы вернуть автомобиль, я был вынужден заплатить директору коммерческой стоянки некоему Хачику Гургеновичу почти 3 тысячи рублей за пару часов пребывания моей машины в его логове на Алтуфьевском шоссе, 31. Позже я узнал, что штрафстоянки в Москве пока официально не действуют, и обратился с жалобой на инспектора к начальнику ОГИБДД Афанасьеву. Последний лишь ухмыльнулся и съязвил: “А мы у вас деньги за стоянку не брали”. Что мне теперь делать?

Владимир Игнатенко”.


Действительно, спецстоянки для автомобилей, водители которых в момент управления не имели водительских документов, находились в нетрезвом состоянии и т.п., в столице пока отсутствуют. И появятся, видимо, не скоро, ибо пока не определен круг некоммерческих организаций, полномочных хранить задержанные автомобили; не рассчитаны тарифы на хранение; отсутствует не противоречащий закону механизм эвакуации транспортных средств и система договорных отношений между собственником автомобиля и стоянкой.

Это значит, что ни один инспектор ДПС пока не вправе помещать автомобиль на спецстоянку и ни один хачик гургенович не вправе его удерживать, а уж тем более — требовать выкуп.

Начинать крушить беспредел надо с инспектора ДПС, ибо именно он грубо превысил свои полномочия. А потому необходимо подать жалобу на инспектора в прокуратуру или суд и потребовать привлечения его к ответственности по статье 12.36 КоАП РФ за воспрепятствование законной деятельности по управлению транспортным средством.

Перед судом (при наличии квитанции или чека об оплате навязанных услуг) следует поставить вопрос и о возврате незаконно взысканных с вас хачиком гургеновичем денежных средств.

А до кучи — и вынесения частного определения в адрес начальника ОГИБДД округа товарища Афанасьева, спокойно взирающего на милицейско-коммерческий альянс, густо замешанный на произволе…


“Вместе с протоколом о нарушении ПДД инспектор ДПС Северо-Восточного округа Москвы Боярчук вручил мне извещение в Бабушкинский районный суд. Поскольку в протоколе мне было предложено явиться в ГАИ 22 сентября, а судебное извещение требовало прийти в суд 29 сентября, то я, разумеется, сначала явился в ГАИ. Простояв в очереди полтора часа, я выяснил у неизвестного мне майора, что являться в ГАИ вовсе и не надо было, ибо дело уже лежит в суде, и что инспектор вписал дату гаишного разбора лишь потому, что обязан заполнить в протоколе все строчки. До каких пор в ГАИ будут оболванивать водителей и создавать давку у групп разбора?

Александр Трифонов”.


Начнем с того, что судебному заседанию должна предшествовать целая процедура! Прежде всего дело о нарушении ПДД, влекущее (как одну из мер наказания) лишение права управления, полномочен рассматривать только (!) руководитель подразделения ГИБДД. И если он сочтет, что штраф вас вряд ли перевоспитает и вы, стало быть, достойны лишения, он обязан вынести мотивированное определение о передаче дела в суд. А вот уже суд должен назначить дату и место вашей экзекуции.

Иными словами, повестка или извещение в суд — это уже результат рассмотрения дела в подразделении ГАИ его руководством. А фактически же выходит, что, вручая извещение в суд, дело о нарушении ПДД прямо на дороге рассматривает малограмотный Боярчук!

Ну а приглашение на разборки в ГАИ при том, что уже вручено извещение в суд и даже переданы в суд все материалы дела, — это издевательство и цинизм, за которые болванов (независимо от звания и должности) надо сурово наказывать…




    Партнеры