У Путина хата с краю

27 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 206

Вчера президент Владимир Путин прибыл из Нью-Йорка на базу ВВС Эндрюс, откуда он сразу же отправился в Кемп-Дэвид. Владимиру Владимировичу предоставили гостевой коттедж “Догвуд кэбин” (“Кизиловая хата”). Вообще все жилые строения в Кемп-Дэвиде с легкой руки супруги Эйзенхауэра Мэмми связаны названием с деревьями. Президентский коттедж называется “Аспен”, то есть “Осина”. А вот коттедж, где Путин и Буш будут вести переговоры, именуется “Лаурен кэбин” (“Хата лаврового дерева”).

Переговоры завершатся в субботу, после чего на вертолетной площадке Кемп-Дэвида, а в случае непогоды — в вертолетном ангаре состоится совместная конференция президентов, и мы узнаем, о чем они договорились и не договорились.

Неделю назад встреча двух президентов в Кемп-Дэвиде была под большим вопросом.

И все из-за стихии — урагана “Изабелла”, который тогда обрушился на США, не посчитавшись даже с самим президентом. Минуя все ограды и посты секретной службы, “Изабелла” ворвалась на территорию Белого дома. С особой силой она накинулась на Северную лужайку и повалила, расщепив, огромное липовое дерево. Это первый случай в истории Белого дома, когда силы природы валят дерево на его территории. Разрушения могли быть более существенными, если бы не меры предосторожности, принятые в ожидании суровой дамы “Изабеллы”. Сам президент, любящий орудовать пилой и расчищать разросшийся дикий кустарник на своем техасском ранчо близ Кроуфорда, на сей раз от работы уклонился и вместе с первой леди отбыл на вертолете “Марин-1” в Кемп-Дэвид на день раньше начавшегося уик-энда.

Президент Буш покинул Белый дом отнюдь не потому, что испугался взбалмошной дамы “Изабеллы”. В Кемп-Дэвиде в этом смысле было даже опаснее, чем в Вашингтоне. Там ураган повалил не одно дерево, а несколько. Буш уединился в Кемп-Дэвиде для борьбы с последствиями еще более страшного урагана — мирового общественного мнения, возмущенного заносчивой имперской политикой Вашингтона, в особенности в Ираке и вообще на Ближнем Востоке.

Из Кемп-Дэвида, минуя Вашингтон, Буш направился в Нью-Йорк и остановился там же, где проживал Владимир Путин, — в фешенебельном отеле “Уолдорф-Астория”. Конечно, президенты России и США могли сэкономить и время, и расстояние и встретиться в Нью-Йорке, хотя бы в люксе Буша. Но отношения, в особенности личные, между Путиным и Бушем особые. Они качеством выше статуса “Уолдорф-Астории”. Ни президент Ширак, ни канцлер Шредер этой чести не удостоились. С ними Буш встречался, так сказать, “в номерах”. Ни того ни другого Буш не величает своим личным другом, как Путина. А ведь политика России в иракском вопросе мало чем отличается от политики Франции и Германии. Все они — как бы члены триумвирата, противостоящего американскому единоличию. Так в чем же дело?

Ну, во-первых, в личной симпатии Буша к Путину. Они политики одного поколения, в отличие от 70-летнего Ширака. С Путиным Бушу легче. Во-вторых, пользуясь этими личными отношениями, Буш намеревается превратить Россию в слабое звено антиамериканского триумвирата. Если Россия пошлет в Ирак хотя бы символическое количество своих солдат и согласится на более отдаленный срок передачи иракского суверенитета в руки самих иракцев, Буш может посчитать, что ему удалось прорвать ооновскую блокаду. В-третьих, ни Франция, ни Германия не могут так влиять на ядерные амбиции Северной Кореи и Ирана, как Россия, которая к этим амбициям, будем откровенны, руку приложила. Наконец, ни Франция, ни Германия не обладают даже в отдаленной степени энергетическими ресурсами России (нефть, газ), которые позарез нужны Соединенным Штатам, чтобы ослабить свою зависимость от взрывоопасного и непредсказуемого арабского Востока.

Еще одна специфическая особенность взаимоотношений Путин—Буш. Несмотря на их дружественный характер, чем хуже Путину, тем лучше Бушу. И наоборот. Этот парадокс весьма легко объясняется. Сейчас Бушу туго в Ираке и на внутреннем фронте. Поэтому цена возможных уступок со стороны Путина возрастает. Когда Путину было очень туго в Чечне и на экономическом фронте, возрастала цена уступок Буша. Это крупная политическая игра, в которой хорошие личные отношения двух президентов не всегда — чаще всего не всегда — перерастают в столь же хорошие российско-американские государственные отношения. Как говорится, дружба дружбой, а денежки врозь.

А пока пожелаем Владимиру и Джорджу не держать под языком кизил, не вешать надежды на осину и не сажать их на осиновый кол, а также украсить свое чело лаврами.




Партнеры