Aльфонс обыкновенный

27 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 300

— Пообщаемся по телефону, или вы хотите лицезреть меня воочию? — вальяжно и в то же время учтиво осведомился он.

— Хотелось бы воочию, — робко попросила я. — Сами знаете, лучше один раз увидеть…

— Особенно такую неведому зверушку вроде меня! — в трубке зарокотал бархатный смех. — Только имейте в виду — при личной встрече вы рискуете попасть в мои сети. Я, конечно, не собираюсь вас завлекать, но это может случиться и помимо моей воли. Машинально, знаете ли!

— Это не страшно. Дело в том, что моя зарплата… она вас точно не заинтересует. А ведь вы не станете совращать меня даром. Так что если и попаду в ваши сети, то без последствий!

Снова слышу низкий густой смех. Очень, надо сказать, приятный.


Я знаю о Валерии только то, что он — профессиональный альфонс. То есть “живет за счет женщин, с которыми живет” — это его собственная формулировка. Ничуть не стесняясь, говорит о своей “работе”. Отказывается давать в газете фотографию и называть настоящее имя только потому, что его женщинам будет неприятна такая огласка. Иначе ни за что не стал бы скрывать своего лица.

Первое впечатление заставляет в удивлении раскрыть рот. Внешность приятная, но не более — средний рост, короткие волосы, обаятельная улыбка. Открытый, вызывающий доверие взгляд — вылитый Павка Корчагин, держащий речь перед строителями узкоколейки. Если бы о Валерии мне не рассказала знакомая, у которой он около года находился на содержании, я бы решила, что меня разыгрывают. Альфонс должен быть красив скользкой, порочной красотой — по крайней мере, именно это подсказывает мне воображение.

— Что, я недостаточно хорош собой? — по-своему истолковывает он мою отвисшую челюсть. — Поверьте, терять головы и раскрывать кошельки женщин заставляет вовсе не ослепительная внешность. И даже не постельные подвиги.

— А что же?

— Обхождение. Когда все мужчины поймут это, я останусь без работы.

* * *

Путь альфонса ему подсказала сама жизнь, а точнее женщина, его первая серьезная любовь. К тому моменту Валерий успел получить хорошее образование в московском вузе, выучить два иностранных языка, поработать на фирме — должность и зарплата у него были неплохими, но он считал, что заслуживает большего. На это Валерий постоянно жаловался Ларисе, с которой жил тогда гражданским браком и собирался вскоре официально оформить отношения.

Лариса же, наоборот, особыми талантами не блистала, но вполне успешно проворачивала дела в своей небольшой риэлторской конторе. Она первая предложила ему, когда однажды вечером он, усталый и недовольный, вернулся домой:

— Да бросай ты эту свою фирму! Будешь спокойно искать более подходящую работу, а пока нам вполне хватит моих заработков. Зато больше времени вместе проводить станем!

Валерий подумал и согласился — с твердым намерением в ближайшее время найти новое место.

Однако шли месяц за месяцем, а место никак не находилось. В первое время они ходили вместе по гостям и театрам, но потом ему это надоело, и он старался большую часть времени проводить на диване у телевизора. А еще чуть позже Лариса стала намекать, что пора бы ему заняться хоть каким-нибудь делом. Намеки раздражали, жизнь казалась скучной и неудавшейся, и тогда Валерий стал искать развлечений на стороне.

Он утверждает, что совершенно случайно получилось так, что его новая возлюбленная Катя оказалась женщиной весьма богатой. Она прониклась бедами Валерия, осудила нечуткую Ларису:

— Любила бы тебя жена, не попрекала бы куском хлеба!

Вскоре он перебрался жить к Кате. Она не только не попрекала, но и одела с иголочки, водила в рестораны, свозила на курорт…

— Лариска не виновата, — благородно заявил мне Валерий. — Я сам дурак был. Не понимал, что за все надо платить, и вел себя с ней, как обычный муж, который имеет право на плохое настроение, на всякие “хочу — не хочу”.

— А вы не имели такого права?

— Конечно, нет. Она содержала меня, значит, платила мне за комфорт, который я должен был ей обеспечить. Это не значит, что я должен был мыть полы или стирать — с бытом женщины и сами прекрасно справляются. Комфорт для женщины — это мужчина, который всегда ласков, всегда восхищен ею, всегда готов исполнять ее желания. То есть делать то, что она просит, говорить, что она хочет услышать, идти с ней туда, куда она желает пойти.



* * *

Мы беседуем с Валерием, сидя в его машине.

— Не проголодались? — заботливо интересуется он. — Давайте зайдем в кафе!

— Не против. Платить, конечно, буду я?

— Ни в коем случае. Платить всегда и везде должен мужчина. Я и за своих женщин всегда плачу.

— ???

— А что вас удивляет? Да, я расплачиваюсь деньгами, которые заработал у них же честным трудом. Разве не может мастер, отремонтировавший вашу квартиру, пригласить вас в ресторан? Женщине приятно, когда мужчина платит за нее. Откуда у него деньги — дело десятое. Я и подарки часто делаю. Чем дороже подарок — тем больше она радуется, пусть даже он и оплачен из ее же кошелька.

…После Кати в жизни Валерия стали появляться новые женщины-“работодатели”. С одними он жил по полтора-два года, с другими не выдерживал и месяца. Иногда устраивал себе отпуска — жил один. А потом снова приступал к исполнению…

— “Жигуль”-девятка — вот и все, на что мне удалось заработать потом и кровью, за несколько лет прежней работы. То, что у меня есть теперь — квартира со всем содержимым, этот вот “Ниссан”, шмотки — заработано уже другим способом…

— Потом и спермой? — подсказываю я.

— Вы циничны, Ирочка, а женщинам это не идет. К тому же вы не правы. Я уже говорил, что секс в моем деле не главный, хотя и важный фактор. А работа у меня не такая простая, как кажется на первый взгляд.

— Хм, подавляющее большинство мужчин выполняют эту, с позволения сказать, работу совершенно бесплатно!

— Да? Покажите мне хоть одного! Такого, который всегда угождает своей женщине, который всегда говорит ей только приятное, который не ссорится, не обижается, не требует… Ни один, смею вас заверить, “обычный” муж или любовник не будет вести себя так. А я поступаю именно таким образом. Моя женщина может быть ворчливой, усталой, может сорвать на мне зло, устроить скандал на пустом месте, может тащить меня туда, где мне скучно и противно, — я же ничего подобного себе не позволяю. Поверьте, это непросто. Женщина, которую надо постоянно умасливать, начинает жутко раздражать. Поэтому подолгу я ни с кем не живу.

— Бр-р… Действительно, настоящая каторга. Никаких денег не захочешь… Но как же ваши дамы отпускали такого золотого мужика? Должны были уговаривать, повышать оклад…

— Да, бывали неприятные моменты — и слезы, и угрозы. Это неизбежно…

Через некоторое время Валерий оптимизировал производственный процесс: перестал жить со своими “работодательницами” под одной крышей, перешел на режим регулярных встреч и избавился от тягот несения круглосуточной службы.

— Насколько легче жить стало! Что поделать, опыт приходит не сразу.

— А откуда берется клиентура, вы даете объявления в Интернете?

— Что вы, — он морщится, как от зубной боли. — Это же сразу убьет всю романтику, женщина не должна знать, что меня интересуют только деньги.

— Но тогда как же, вряд ли благодарные клиентки рекомендуют вас подругам?

— Я знакомлюсь точно так же, как и любой другой — в клубах, на вечеринках, всевозможных тусовках. Естественно, стараюсь бывать в таких местах, которые посещают обеспеченные люди.

— Знакомитесь — и? Сразу цену объявляете или как?

— Опять вы пытаетесь все опошлить. Так вот, сразу о деньгах говорить нельзя. С женщинами вообще в открытую нельзя, я это давно понял. Сделка, которую мы с ними в конце концов заключаем, обязательно должна быть упакована в красивую обертку. Без обертки они ни в какую.

Однажды, еще в начале своей деятельности, он предложил одной, как ему показалось, весьма продвинутой девушке после прекрасной ночи:

— Все было замечательно. Я хотел бы продолжить наши отношения, если… если ты смогла бы подбрасывать мне немного деньжат — штуки баксов в месяц будет вполне достаточно…

Что тут началось! Крики, истерика, пощечины. Потом она звонила Валерию, просила сказать, что он пошутил, что берет свои слова назад…

— Тогда мне казалось — какая глупая и упрямая, не проще ли ей было платить? Я же прекрасно видел, что для нее такая сумма — не деньги. Чего упираться себе же во вред? Потом, когда поумнел, понял, все это дело обязательно надо обыграть, всем женщинам это необходимо…

— И как же надо переходить к разговору о деньгах?

— Сначала — что-то вроде теста. Говоришь, что хочешь сходить с ней в ресторан, но увы — на мели. Интеллигентному человеку трудно найти хороший заработок. Если отнесется с пониманием, сама в ресторан пригласит — значит, вариант перспективный.

— А дальше?

— Все должно развиваться постепенно. Конечно, никакой фиксированной таксы практически никогда не бывает. Намекаешь на трудности — получаешь энную сумму. Подарки дарят, в путешествия приглашают… В конце концов она, конечно, понимает, что просто-напросто содержит мужика, но к тому времени знает, что овчинка стоит выделки. Единственное, чего она никогда не должна знать, — это про отсутствие чувств с моей стороны.

— Значит, вы занимаетесь обманом?

— Это обман во благо. Слыхали про таковой?

— А какие они — ваши клиентки? Понятно, что денежные, а в остальном?

— Вы, наверное, думаете, что старые и страшные? Ошибаетесь. Красавицы и впрямь встречаются редко, но и совсем непривлекательным я себя не предлагаю. Я же не какой-нибудь половой гигант, который готов иметь все, что движется. Женщина должна мне хоть немного нравиться. Кстати, после того, как я перешел в режим свободного полета, большинство моих подруг — замужние дамы. И все, как одна, жалуются на невнимательность и безразличие мужей.

— Валерий, вам уже тридцать шесть. О семье не задумываетесь? И еще: неужели за все время ни разу не довелось влюбиться?

— Влюбиться, наверное, уже не получится. Но особо об этом не жалею — ну ее, эту любовь. А о семье думал. Но пока как-то я себе этого не представляю. Может, попозже…

Он посмотрел на меня и, видимо, поймав мой взгляд, встрепенулся:

— Вы все-таки осуждаете меня? А что я плохого делаю, можете объяснить? Я даю женщинам то, чего им в жизни не хватает…

А я вовсе не осуждаю. Просто мне его вдруг стало очень жалко. И нестерпимо обидно. За женщин. За мужчин. Ну, и за державу, само собой, тоже.



Альфонсы И ПОКЛОННИКИ

Первыми известными мужчинами на содержании в России стали любовники императрицы Екатерины Великой. Именно она официально ввела в стране институт фаворитизма — считалось, что молодые люди, делившие постель с императрицей, служат отечеству и престолу. Никому не известных офицеров она делала сенаторами, министрами, жаловала им титулы и звания, одаривала дворцами, поместьями, крепостными душами. Десять главных фаворитов Екатерины стоили казне огромных денег — 92 млн. рублей. Последнему любимцу императрицы — Платону Зубову, — с которым она сошлась в 63-летнем возрасте, было 22 года.


История свидетельствует, что в молодости Адольф Шикльгрубер, более известный как Гитлер, был самым настоящим альфонсом — небескорыстно очаровывал немолодых богатых женщин. Когда он впервые прибыл в Вену, то жил в ночлежке для бездомных и рисовал открытки, чтобы не умереть с голоду. Но вскоре понял, что таким путем немногого достигнешь, и начал добиваться расположения дам, которые давали ему деньги, знакомили с нужными людьми и в итоге помогли ему стать тем, кем он стал. Общества же своих сверстниц молодой Гитлер избегал.


Не так давно пострадала от происков предприимчивого молодого “друга” знаменитая Анни Жирардо. Певец, композитор, режиссер клипов Боб Деку называл актрису своей музой, рассыпался в комплиментах, а потом уговорил сыграть в своем спектакле и подписать контракт с “Казино де Пари”, где в течение трех лет этот спектакль должен был идти. Проект Деку с треском провалился, через месяц спектакль сняли с афиши, и Жирардо пришлось продать роскошную квартиру в центре Парижа, чтобы расплатиться с долгами. “Милый друг” же исчез навсегда.


Когда Клаудиа Шиффер готовилась к свадьбе с Тимом Джеффри, то вся светилась от счастья и говорила о чистой любви. Но не прошло и трех месяцев, как обнаружилось, что ушлый жених использовал ее банковские счета как свои собственные и потратил “на мелкие расходы” почти 60 тысяч долларов. Шиффер отложила свадьбу и занялась составлением брачного контракта. В ходе разработки оного документа между будущими супругами обнаружились неразрешимые разногласия, и помолвка была расторгнута.


Однажды на утренней пробежке в Центральном парке Мадонна случайно познакомилась со смуглым красавцем, мышцы которого произвели на нее такое впечатление, что она немедленно взяла его на должность личного тренера. Уже через несколько дней темпераментный кубинец Карлос Леон оказался в ее постели и стал официальным бойфрендом. Мадонна окружила роскошью Карлоса, выходца из бедной семьи кубинских эмигрантов, а его мать говорила в интервью газетам: “Так сбывается американская мечта!”

Однако после рождения дочери Лурдес Мадонна охладела к Карлосу и объявила, что отстраняет его от воспитания ребенка.

“Она просто использовала меня в качестве донора спермы!” — жаловался Леон газетчикам...



ПРИГЛАСИТЕ ДАМУ ТАНЦЕВАТЬ!

— Мужчины-“содержанки” появились в нашей, российской действительности не так давно — с переходом к дикому капитализму, — говорит психиатр Евгений Шапошников. — Хотя и раньше, в советское время, встречались отдельные случаи, когда высокопоставленные дамы содержали своих любовников под видом секретарей, водителей. Такой женской слабостью известна, например, Екатерина Фурцева.

Сегодня же это явление расцвело пышным цветом. Молодые люди, не сумевшие найти себе применение в “нормальной” профессии, охотно пристраиваются к обеспеченным женщинам, которых в последнее время появилось немало. Как правило, это малоинициативные мужчины, со средним интеллектом, но достаточно хитрые и ловкие, чтобы суметь увлечь даму. Они амбициозны, но их амбиции не простираются дальше достижения материальных благ — неважно, каким способом. Такие люди обладают так называемой моральной тупостью — поэтому не только не комплексуют по поводу своего положения, но даже гордятся им.

Альфонсы бывают разные. “Высший класс” — это профессиональные любовники богатых женщин, во всех отношениях умеющие угодить своей госпоже и пользующиеся всеми благами “красивой жизни”. Есть и любители: те норовят урвать хоть что-нибудь то там, то здесь, заводят романы с денежными дамами эпизодически, имеют при этом нормальную работу и часто — семью. Зачастую на путь альфонса толкает профессия — банщика, массажиста, парикмахера, то есть та, что предполагает тесный и неформальный контакт с женщинами. Появившиеся недавно “специальности” — платного танцора в ресторане, спутника для сопровождения дамы на светских мероприятиях — также открывают большие перспективы.

Что же касается женщин, имеющих дело с альфонсами, то они, как правило, занимаются самообманом. “Он любит меня, но он беден, так неужели это препятствие для нашей любви?” — вот типичное рассуждение. Не делать же проблему из денег, ведь у нее их так много! Ну, и обычная бабья жалость зачастую включается — ему, бедному, так нелегко в жизни приходится!







Партнеры