Любовь двух президентов

29 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 173

Владимир Путин в воскресенье вернулся в Москву из пятидневного турне по США. Путешествие ВВП по Америке закончилось саммитом в Кемп-Дэвиде. На итоговой совместной пресс-конференции президенты не скрывали перед журналистами, что остались довольны переговорами. А “друг Джордж” вообще публично признался в любви “другу Вове”.

Нам, российским журналистам, освещающим визит президента Владимира Путина в США, пришлось добираться в Кемп-Дэвид по старинке — на автобусе. Утром позавтракать никто не успел, поэтому нас отоварили “сухим пайком”, или, как его здесь называют, “ланч-боксами” — картонными коробками с немудреной едой. Но еще хуже было московским журналистам, которым пришлось прихватить с собой весь багаж, поскольку после Кемп-Дэвида надо было сразу же ехать на базу ВВС Эндрюс, а оттуда прямиком в Златоглавую.

Дорога на Кемп-Дэвид после того, как сворачиваешь с хайвея, напоминает Рублево-Успенское шоссе. Вот только здесь природа побогаче, а дома — победнее. Резиденцию Буша можно проскочить, не заметив. Так сделано специально. Но мы, конечно, не проскочили...

Нас высадили на вертолетной площадке, наспех оборудованной под конференц-зал. Вскоре здесь появились парами сильные мира сего: госсекретарь Пауэлл с министром иностранных дел Игорем Ивановым, шеф Пентагона Рамсфелд с министром обороны Сергеем Ивановым. Вот только строгий Рушайло не пристроился к Кондолизе Райс, которая больше тяготела к владеющему в совершенстве английским Сергею Иванову. И одиноко, как гармонь, бродил вице-президент Чейни, поскольку Конституция государства Российского не предусматривает аналогичного поста.

Наконец из лесу вышли президенты Путин и Буш. Внешне они сильно разнились между собой. На Буше был видавший виды пиджачишко. На ногах — грубая дешевая обувь на резине, хотя было абсолютно сухо. ВВП, наоборот, был одет элегантно, с иголочки — в черном костюме, в длинноносых итальянских туфлях. Единственное, что сближало президентов, так это то, что и тот, и другой были без галстуков. Но и это сходство поверхностное. На Путине была черная модная водолазка, на Буше — простая рубашка с открытым воротом. Короче, Путин смотрелся крутым городским парнем, а Буш — фермером.

Первым слово взял Буш. Он сказал, что между ним и Путиным произошел отличный диалог. Что Россия и США являются союзниками в борьбе против терроризма, от которого пострадали. Президент призвал давать отпор терроризму везде, включая Чечню. Буш сказал, что обсуждалось положение в Ираке и Афганистане с учетом установления стабильности и свободы в этих странах. Затронул президент и вопросы сотрудничества в области энергетики и взаимного инвестирования. В заключение Буш сказал, что высоко уважает видение президента Путина и что благодаря видению мира российского президента у них складывается “мощное партнерство”.

Затем выступил Владимир Путин. Он подчеркнул, что сегодня Россия и США несут “особую ответственность” в области международного стратегического сотрудничества. Партнерство России и США зиждется на доверии и откровенности. Перечисляя “базовые принципы” российско-американского сотрудничества, Путин в первую очередь упомянул борьбу с терроризмом. По Ирану Путин выразился так: нужно дать Тегерану “ясный и уважительный совет не создавать ядерного оружия”. А насчет Северной Кореи он заявил, что необходимо “разблокировать эту проблему”, но что Северная Корея, в свою очередь, должна получить гарантии безопасности. Переходя к Ираку, Путин сказал о важности добиться скорейшей нормализации в этой стране. Говоря об основных итогах саммита в Кемп-Дэвиде, Путин сказал, что это была “очень полезная встреча”.

Итак, подведем итоги встречи. Оба президента рассыпались в похвалах друг к другу. Их бы устами мед пить! Но вот с лаврами, особенно Бушу, придется подождать. Путин фактически не пошел ему навстречу ни по Ираку, ни по Ирану, ни по Северной Корее. Хотя Буш, со своей стороны, сделал важную уступку, впервые безоговорочно включив Чечню во фронт борьбы с международным терроризмом. В первых комментариях американских масс-медиа красной нитью проходит мысль о том, что президент Буш не получил ничего из того, на что надеялся. В особенности по Ираку — ни единого русского солдата, ни единого русского рубля, ни даже обещания помочь отредактировать с “американским акцентом” будущую резолюцию Совета Безопасности ООН по Ираку. По Ираку и Ирану, заявляет, например, обозреватель CNN, позицию России и США разделяют “многие мили и мили”.

В более широком, фундаментальном и принципиальном плане нынешний дух Кемп-Дэвида состоит в том, что впервые за многие годы советско-американских и российско-американских отношений козыри были в основном в руках путинской Москвы. А в качестве просителя — тоже впервые — выступал бушевский Вашингтон.




Партнеры