Собачья гадость

29 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 300

Безвозвратно ушли времена, когда зловредные Стэплтоны, натравливавшие на добропорядочных граждан баскервильских монстров, драпали по Гримпенской трясине от Шерлока Холмса. Ныне стражи порядка преследуют не мерзавцев, спускающих на людей собак, а их жертв.

Ветеринар и кандидат наук Наталья Корягина всю жизнь лечит четвероногих питомцев. Специалистов подобного уровня в Ногинске раз-два и обчелся. К помощи Натальи Юрьевны прибегал и ее сосед по подъезду Ермолин. За что и “отблагодарил”.

У Ермолина есть заскок, который не дает спокойно жить жителям подъезда. Отправляясь на променад с псиной, он выпускает ее из квартиры, а сам вальяжно спускается следом. Лающая и одуревшая от сидения дома собака несется с бешеной скоростью по лестнице, наводя ужас на все живое. Однажды на ее пути возникла дочка Натальи Корягиной. Собака встала в полный рост, оперевшись передними лапами на плечи трехлетней девочки. С того дня малышка стала заикаться...

Прошло два года. Недавно, едва не сбитая с ног летящей собакой, Наталья Юрьевна опять обратилась к ее хозяину: “Дети боятся в подъезд заходить! Выпускаете ее без намордника — но поводок-то можно надеть!” В ответ Ермолин столкнул женщину с лестницы, потом подбежал и начал избивать. После чего отправился выгуливать собаку. “Я в милицию заявлю!” — бросила ему вслед несчастная. На что услышала наглое: “Моя милиция меня бережет”.

Ермолин знал, что говорил. Мать Корягиной бросилась набирать “02”. Описав ситуацию, попросила выехать наряд. Голос в трубке отчеканил: “Ваша 40-летняя дочь могла бы сама справиться с нападавшим...”

Не собираясь сдаваться, пострадавшая отнесла в Ногинское УВД заявление, приложив справку из травмопункта. Реакции не последовало. Тогда Корягина пожаловалась главе Ногинского района Владимиру Лаптеву.

— Меня возмутила эта ситуация, — негодует он. — Я немедленно позвонил начальнику УВД полковнику Ситникову и спросил: “Почему не реагируете?” Он ответил: “Завтра наведем порядок, заберем хулигана”. Звоню завтра — он опять: завтра... Я понял, тут что-то не так.

Милиция начала рассматривать случай — только это было не разбирательство, а разборка. Пострадавшую пригласил оперативный работник Назаренко. С порога он объявил, что дело об избиении не возбуждено. Вместо этого Корягину привлекают “к административной ответственности за нарушение общественного порядка”. “Громко кричала при избиении”, — так дословно мотивировал Назаренко обвинение. Два с половиной часа Назаренко допрашивал Корягину, не стесняясь в выражениях. В ход шло все: угрозы завести уголовное дело и посадить в тюрьму, провокационные вопросы...

Ермолина тоже в тот день вызвали в отделение. В кабинете Назаренко он провел всего пять минут.

— Они беседовали как старые друзья, — вспоминает Корягина. — Насколько я поняла, их связывает увлечение охотой.

А может, и что-то большее, об этом остается только догадываться.

Затем Назаренко объявил: “А теперь едем в суд”. Женщину посадили в “автозак” и, как закоренелую преступницу, повезли в здание правосудия...

Хорошо, она захватила в милицию свою коллегу — Галину Пронину. Та кинулась звонить главе района.

— Я когда услышал, ушам не поверил, — говорит Лаптев. — Звоню Ситникову: “Что ж вы делаете?! Мы на весь мир прогремим. Нас завтра назовут мафией — и будут правы. Людям некуда обратиться!” Он отвечает: “Ее, наверное, как свидетельницу везут”. — “Какую свидетельницу! На нее уже протокол пишут”. Звоню председателю суда: “Я знаю, что не имею права вмешиваться. Но вы хоть разберитесь, а потом человека осуждайте”. Судья отложила слушание на следующий день.

Но для Корягиной мытарства на этом не закончились. Ее повезли обратно в отделение и мурыжили еще часа два. Тем временем к ней домой наведался замначальника Глуховского отделения милиции Юранов. Полтора часа он допрашивал бабушку и пятилетнюю внучку, пытаясь выяснить, как собака оставила ребенка заикой два года назад. Следующий день Наталья Юрьевна провела вдали от дома по срочному вызову. С утра в квартире раздался звонок. Ее маме приказали: “Ваша дочь должна немедленно явиться в отделение. Мы ее повезем в суд”. Позже Наталья Корягина узнала, что суд прекрасно провели и без нее. Мировой судья Елена Иванченко, “скрупулезно” изучив дело, признала пострадавшую невиновной (!), а Ермоленко указала сделать замечание. И все. Побои, горькие рыдания — все это осталось не прописанным в судейских отчетах.

Теперь, когда вы будете вынуждены открыть рот, чтобы позвать на помощь милицию, задумайтесь на секунду: а не будет ли хуже?..





Партнеры