В цирке занялись пением

30 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 222

Звездное небо, лучи, пронизывающие пространство цирка, словно наступает рассвет, и нежный щебет птиц... Откуда-то из-под купола вылетает золотая птаха, распевающая о том, как прекрасна любовь. На ее зов слетаются на арену сойки, дрозды, вороны, перепелки, павлины и даже сам его величество Орел. Любви все на свете покорны. В том числе зрители и Людмила ДИКУЛЬ...


Цирк на проспекте Вернадского открыл новый сезон небывалой премьерой: в спектакле “Свадьба соек” танцуют, летают на всевозможных гимнастических аппаратах, поют... Персонажи появляются и исчезают самым чудесным, возможным только в цирке образом. Несмотря на то что на манеже и акробаты, выкручивающие головокружительные сальто, и жонглеры, и воздушные гимнасты, и клоуны, и дрессированные животные — это, конечно, не цирковое представление. Хотя в переработанной авторами версии популярного музыкального фильма заняты вокально-драматическая и балетная труппы — это и не мюзикл. Жанр действа не опишешь одним словом: его просто пока не придумали, потому что в мировой практике такого шоу еще не было. Истина, как обычно, была озвучена устами ребенка. Сидевший позади меня мальчишка восхищенно выдохнул: “Мама, это лучше, чем в кино! Здесь сказка живьем!”

Большой Московский цирк показал, на что он способен: задействованы все манежи — цирковой, ледовый, бассейн. Взлетают фейерверки, бьют под купол разноцветные струи фонтанов — таких роскошеств москвичи не видели, пожалуй, с 1985 года, когда в столице проходил Всемирный фестиваль молодежи. Вся эта красотища встала в копеечку: на постановку ухнули миллион долларов, которые одному цирку, конечно же, вовек бы не сыскать.

— Идея постановки “Соек” в цирке принадлежит Евгению Гинзбургу и Александру Басилая, — рассказал “МК” директор и художественный руководитель Большого цирка Леонид Костюк. — Мы давно мечтали показать произведение, необычное по художественной форме, поэтому с радостью согласились. Единственное условие, которое я выдвинул: никаких фонограмм, певцы должны петь вживую. Цирк не терпит “фанеры”: акробаты каждый день исполняют свои рискованные трюки — значит, и вокалисты пусть поют по-честному. Евгений Александрович согласился и специально для этой постановки провел кастинг среди поющей и танцующей молодежи, а я отбирал артистов цирка, способных органично влиться в музыкальный спектакль.

В результате поисков режиссеров-постановщиков разобраться кто есть кто на манеже абсолютно невозможно: цирковые артисты не только занимаются своим прямым делом — жонглируют, прыгают, но и танцуют, а Владимир Кулаков вообще прекрасно справился с сольной вокальной партией Летучей Мыши. И просто диву даешься, когда Золотая птичка-невеличка (Майя Рахимова) или юные влюбленные Сойки (Ксения Ржевская и Павел Котов) бесстрашно распевают, сидя на трапеции под самым куполом. Освоил полеты даже почтенный Нугзар Квашали (Мудрая Сова). Что уж говорить о спортивном и мужественном Орле (солист “Нотр-Дама” Владимир Дыбский) и коварном Черном Вороне (Владимир Ябчанник). Зрители кричали “браво” и завалили актеров букетами цветов.



Партнеры