Мэтр Метревели

4 октября 2003 в 00:00, просмотров: 501

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Заслуженный мастер спорта СССР. Чемпион Европы и Азии. Трехкратный финалист Уимблдона. Рекордсмен Кубка Дэвиса по числу сыгранных матчей. Он провел в этом турнире 105 встреч, 80 из которых выиграл. Лишь четыре человека в мире сыграли больше...


— Нам сказали: вы должны или проиграть, или заболеть. Ваша задача — не встретиться со сборной ЮАР. И меня не включили в команду. Шел 1974 год, у нашей сборной были все шансы выиграть Кубок Дэвиса. Но государство поставило перед нами задачу — НЕ ПОБЕДИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ...

14 лет Александр Метревели мечтал выиграть этот единственный в своем роде, старейший командный турнир. Но мечта не сбылась...


Голос мэтра звучал спокойно. Он ничем не выдал накативших переживаний. Просто констатировал факты...

— Как только судьба сводила нас с южноафриканцами, из Москвы летела телеграмма: “Заболела бабушка, возвращайся”. И мы возвращались, так и не сыграв. Нам засчитывали поражение, а юаровцы выходили в следующий круг...

* * *

— Чем тебя кормить? Говори скорей! — этот вопрос у меня с детства самый любимый. Но как же приятно было услышать его от самого Метревели. Красивей мужчины я не видела давно. Джентльмен до мозга костей. Скромный, как положено истинным звездам. И все же сквозит в его взгляде какая-то грусть.

Почему-то вспомнила, как мы летели с командой из Остравы после первого круга Кубка Дэвиса-2003 — на маленьком чартере. Обстановка была почти домашняя, самолет старенький, зато с двумя ВИП-залами в советском стиле, большие столы, большие кресла непонятной расцветки. Кажется, мы пили хороший грузинский коньяк. А может, не грузинский, но все равно хороший.

Собственно, говорили немного. И с моей стороны это была величайшая глупость. Потом, изучив повнимательней историю Кубка Дэвиса, чуть не сгорела со стыда. Как же мы все-таки привыкли воспринимать Метревели в роли комментатора! Редкого профессионала, но все же коллегу. Специально ведь не задумываешься, что каждый раз слышишь голос великого человека, к которому в любой поездке — откуда бы ни велся репортаж — бегут главные тренеры и игроки-иностранцы, чтобы рассказать, как у них дела.

— А ведь это обычная практика, — улыбается Метревели. — В Америке, например, многие знаменитости становятся комментаторами. В теннисе особенно.

— Представляю, как изменился теннис с ваших времен. Когда смотришь старые фотографии, кажется, что это вообще какая-то другая игра. Техника, пластика — все другое.

— Конечно, изменился. Выросла скорость, мощность подач. Изменилось само мышление на корте, динамика, ощущение пространства.

Закончив игровую карьеру, он сразу стал зампредом Спорткомитета Грузии.

— Это был 80-й год. Я тогда сыграл последний раз, и мне сразу предложили высокую должность. Редкая честь по тем временам. Впрочем, я всегда был законопослушным гражданином, ничего не нарушал и в плане морального облика власти не нервировал. (Забавно, но это видно даже по фотографии из казино, где Метревели смотрит на зеленое сукно, словно в школьную тетрадь. — Е.Ш.) Пять лет я на эту работу потратил, и она мне не понравилась. Сплошные интриги, никакого творчества. Так что, когда Анна Дмитриева пригласила меня на телевидение, сразу улетел в Москву. Притом что раньше никогда сюда не рвался. В Тбилиси для спортсменов, тем более именитых, делали все. В Москве — наоборот. Но в тот момент я согласился не раздумывая. Хотя все мои мысли и душа остались в Тбилиси.

С тех пор Метревели разрывается между двумя столицами. В Москве он живет фактически один. Семья осталась в Грузии, не в силах променять родную землю и виноградники на полнокровный мегаполис.

— Все же странно, что жена не осталась с вами. Как-то это не похоже на грузинских женщин...

— Ей деваться некуда. Знаете, чем больше дети, тем больше у них проблем. А мои дети живут в Тбилиси. И дом у меня там. Хозяйство. Кто-то же должен за всем этим смотреть...



От Метревели до Метревели

В Тбилиси было два Метревели: Александр и Слава — знаменитый игрок тбилисского “Динамо”.

— Мы, наверное, и подружились потому, что были тезками. Случалось, я занимал первое, а он десятое место в рейтинге популярности среди спортсменов. Иногда даже говорили “от Метревели до Метревели”.

— Вероятно, вы хорошо знали многих знаменитых жителей Тбилиси — не только футболистов?

— Конечно, наша семья знала всю грузинскую интеллигенцию. Режиссеров, актеров, писателей, музыкантов. Это же была элита, узкий круг. Вот только общаться толком не получалось. Когда? Все же вечно в разъездах — режиссеры и актеры на гастролях и съемках, футболисты — на сборах или матчах...

— Можно нескромный вопрос: зарплаты теннисистов в ваше время выдерживали сравнение с футбольными?

— Примерно. Нам платили рублей 250—300, по тем временам хорошая зарплата. Между прочим, я сам в футбол играл неплохо. Вот только не повезло мне: связку повредил в колене. Потом была неудачная операция. Так и не восстановился до конца...



* * *

— Я начал заниматься теннисом в 7 лет. Тогда было не важно, что корты паршивые, мячи сделаны непонятно из чего. Зато все было бесплатно и доступно... А главное, мне с тренером очень повезло. Пожилой был человек, но такой мудрый. Воспитал целую плеяду хороших ребят. Но важно даже не это, не сами тренировки. Сама атмосфера была удивительная. По вечерам всегда чай, стихи, песни...

— Вы тоже пели?

— Я — нет. По этой части, если честно, не силен. Петь за столом вообще особое искусство.

— С Вахтангом Кикабидзе, наверное, не раз за столом встречались?

— Вот он как раз совершенно не умеет петь за столом.



Отлучение

В 1977-м и 1978-м сборная СССР была дисквалифицирована и в Кубке Дэвиса не играла.

— А случилось вот что. В 1976-м мы отказались от матча с Чили. И это после блестящих побед над испанцами, немцами, чехами (дважды), венграми и югославами, которые стоили нам столько пота и крови. Впрочем, у советского правительства были свои приоритеты. Спортивные интересы с гордостью приносились в жертву политическим.

А 31 августа 1976 года от имени Федерации тенниса России в “Советском спорте” было опубликовано безумное заявление: “Всему миру известно, что в результате фашистского переворота и свержения законного правительства Народного единства в Чили продолжает царить кровавый террор, грубо попираются права человека. В тюрьмах и концлагерях продолжают томиться выдающийся деятель международного коммунистического движения, лауреат международной Ленинской премии “За укрепление мира между народами” Генеральный секретарь Коммунистической партии Чили Луис Корвалан и другие видные руководители Народного единства, тысячи чилийских патриотов. Федерация тенниса СССР выражает свое возмущение чудовищными преступлениями, творимыми военной хунтой Чили.

От имени советских спортсменов Федерация тенниса СССР гневно протестует против насилия и произвола чилийского фашистского режима и заявляет о своем отказе принять участие во встрече с теннисистами Чили в полуфинале розыгрыша Кубка Дэвиса”.

На самом деле Федерация тенниса никакого отношения к идиотскому заявлению не имела. Теннисное руководство узнало о нем точно так же, как и остальные читатели, — из свежих утренних газет. Но сути это не изменило. Временно нас выкинули из розыгрыша Кубка.



Бунт и смена капитана

— Как получилось, что главным тренером матерой теннисной сборной СССР стал 25-летний Шамиль Тарпищев?

— Я сам этому способствовал, когда со мной советовались, посчитал, что это правильная мысль — доверить процесс умному молодому человеку.

До 1974 года в советской сборной много лет бессменно капитанил 12-кратный чемпион СССР Сергей Андреев. Ему было 50 лет, он слыл непререкаемым авторитетом. Когда его убрали, теннисный мир был в шоке. Но произошло это после комсомольского собрания, которое организовали Метревели и Какулия. Шамиль Тарпищев был в то время действующим игроком, пятой ракеткой страны. У него не было никакого тренерского опыта, но он славился редкой выдержкой и дипломатическими способностями. Руководство Спорткомитета приняло невероятное по тем временам решение: в 1974 году доверило национальную сборную 25-летнему капитану...

— 74-й год был для меня на редкость успешным, — рассказывает Метревели. — Тогда мы могли, мы должны были выиграть Кубок. Все к этому шло: мы победили чехов и вышли в полуфинал.

В решающей встрече Александр тогда одолел своего давнего соперника Яна Кодаша (4:6; 6:3; 4:6; 6:3; 7:5), которому уступил финал Уимблдона-73.

Невероятная борьба длилась четыре с половиной часа. В пятом сете ситуация Метревели выглядела безнадежной. Кодаш вел 4:1.

— Метревели тогда совсем обессилел и рухнул на стул, — рассказывает Фоменко. — Он понимал, что, отсиживаясь в защите, встречу не выиграть. Потому, вернувшись на корт, резко собрался и перешел к активным действиям. Сразу отыграл важнейший гейм на подаче соперника. Затем еще два. При счете 6:5 блестяще завершает тяжелую дуэль. Не отдает чеху ни очка и побеждает — 7:5. Только вот пожать руку Кодашу не может. Ноги сводят судороги...



Как нас душил апартеид

В 1966 году мы проиграли матч Кубка Дэвиса итальянцам и на следующий год в розыгрыше не участвовали. Зато в первом же круге Кубка Дэвиса-68 снова встречались со “Скуадрой адзуррой” и ее неувядающим лидером — 33-летним Пьетранджелой. Другие игроки там сменились, Гардини и Сирола ушли.

А у нас тогда вместо Метревели играл 19-летний ленинградец Александр Иванов (кстати говоря, первый и последний житель Питера, когда-либо выступавший в Кубке Дэвиса).

— На самом деле я тоже был тогда в Болонье, — рассказывает Метревели. — Только вот на корт мне выйти не дали. Посадили на скамейку запасных. Играть запретили еще в Москве. Боялись, если выйду на корт, то мы непременно победим и тогда в следующем круге неизбежно встретимся со злополучной сборной ЮАР. Так вот теннис страдал от апартеида и расовой сегрегации. С точки зрения наших властей, лучше было проиграть итальянцам умышленно, по-тихому, чем потом поднимать международный скандал.

Но в жизни все же есть какая-то высшая справедливость — как же красиво мы отыгрались в 1969-м! Метревели и Лейус тогда вдвоем задушили итальянцев всухую — 5:0. Причем “Скуадра адзурра” выставила свеженькую пару, чтоб основные игроки могли отдохнуть. Но и это их не спасло. Пьетранджела проиграл сначала Лейусу, а потом Метревели, для которого та встреча была третьей подряд. Однако он “вычесал” легендарного гранда в одну калитку — 6:2, 6:2, 6:2.

Пьетранджела отыграл в Кубке Дэвиса 144 матча и победил в 120. Равных в теннисной истории ему, наверное, уже не будет. Но в тот момент он чувствовал себя как Акела после роковой битвы. Понял, что пора уходить. Настало время нового вожака — Метревели.



Потому что люблю

— Из всех соревнований этот турнир я всегда любил больше других. Даже больше Уимблдона. Наверное, потому, что на Кубке Дэвиса играешь не за себя. И это ощущение причастности к своей команде столько раз помогало мне спасать даже самые безнадежные матчи... А ведь было время, когда этот турнир не был так престижен. К примеру, Беккер, Штих, Сампрас, Агасси никогда в нем не участвовали. Зато сейчас престиж Кубка Дэвиса сравним с футбольной Лигой чемпионов. Болельщики забывают, что они на “интеллигентном” теннисе — заходятся в эмоциях, как на стадионе...

Грустно, что Кубок Дэвиса, который “жил” у нас целый год, объехал за это время всю Россию, уже совсем скоро уедет в Лондон, где находится Международная теннисная федерация. Но почему-то есть уверенность, что он к нам обязательно еще вернется.


Статистика от знаменитого летописца отечественного тенниса Бориса Фоменко:


— Мы участвуем в Кубке Дэвиса 40 лет и провели в общей сложности 99 матчей. Мы играли тремя национальными командами — сборной СССР, сборной СНГ и сборной России.


— Сборная СССР провела 70 матчей и победила в 44 усилиями звездного состава: Александра Метревели, Теймураза Какулия, Тоомаса Лейуса, Сергея Лихачева, Александра Зверева, Вадима Борисова, Анатолия Волкова, Владимира Короткова, Константина Пугаева...


— Сборная СНГ провела всего 2 матча, зато оба выиграла — благодаря Андрею Чеснокову, Андрею Черкасову и Александру Волкову. Именно за счет этих побед сборной России не пришлось потом тащиться во втором эшелоне. Она сразу — с 1993 года — стала участвовать в розыгрыше в мировой группе. Провела 27 матчей — 9 уступила, 18 выиграла. В том числе парижский финал в 2002 году. Имена Марата Сафина, Евгения Кафельникова, Михаила Южного и Андрея Столярова навсегда теперь вписаны в историю и тяжеленное основание “серебряной салатницы”. Но если как следует присмотреться, мысленно там прочтется еще одно имя — великого мэтра Александра Метревели.


P.S. Сегодня в Москве пройдет чествование всех победителей Кубка Дэвиса начиная с 1962 года. В честь этого события в Дагестане были заказаны ковры ручной работы с портретом каждого из них.







Партнеры