Рубенса сдали. Cпивакова приняли

7 октября 2003 в 00:00, просмотров: 181

Праздник месяца

состоялся в нашей редакции. Никто не сомневался, что им окажется вручение ежегодной театральной премии “Московского комсомольца”.

В этот день “МК” посетило настоящее созвездие: Марина Неелова, Ольга Дроздова, Чулпан Хаматова, Марина Брусникина, Александр Абдулов, Андрей Смоляков, Анатолий Белый, Илья Ильин, Юрий Колокольников, Михаил Угаров. Кроме того, для нас было великой честью принимать у себя четырех главных людей театра: Галину Волчек, Олега Табакова, Марка Захарова и Кирилла Лаврова. Последний буквально утонул в овациях, так как стал “человеком года”.

Атмосфера на церемонии награждения царила дружеская, ненапряжная, было шумно, “браво” скандировали всем лауреатам, и каждый, кто выходил на сцену за дипломом и подарками, чувствовал, что все его или ее старания увенчались успехом, а долгие ночи и дни, потраченные на репетиции, не пропали даром. Все актеры ждут, что их заметят и отметят, и хотят признания, хотя на премии все смотрят по-разному.

Галина Волчек: “Ваша премия — супер, эксклюзив”.

Александр Абдулов: “Не ждал. Спасибо”.

Ольга Дроздова: “В вашем доме журналистов неожиданно тепло и не страшно”.

Борис Плотников: “Премия “МК” — праздник в моей жизни”.

Андрей Смоляков: “Праздник, который должен быть”.

Михаил Угаров: “Неожиданный подарок”.

А Марк Захаров обобщил мнения: “Ваша премия вообще ни на что не похожа”.

После таких слов любая театральная премия может просто обзавидоваться.

Свежий воздух месяца

веял на самом душевном событии конца августа — начала сентября — фестивале современного искусства на открытом воздухе “АртКлязьма”. Несколько гектаров леса и пляжа на Клязьминском водохранилище на целых десять дней превратились в художественный “диснейленд”. Спасибо Дубоссарскому и Виноградову — порадовали публику. Известны случаи, когда граждане, приехавшие потусоваться на несколько часов, оставались на несколько дней, ночуя в машинах. Несмотря на нежаркую погоду. Все понравилось — и стриптиз на песке, и березовая роща в бальных платьях. Народ с удовольствием выпивал водочку в одноименном павильоне Бродского, полностью сделанном из старых форточных фрамуг. Парился в целлулоидной бане Айдан Салаховой, неоднократно тонул на ржавой посудине, гордо носящей имя “Титаник”, и с удовлетворением вместе с Олегом Куликом сжигал на кострах всамделишные произведения известных художников. А когда наступала темнота, все подтягивались к сказочной соломенной деревне Коли Полисского. С настоящими крестьянами, соленьями, блинами и самогоном трехкратной перегонки. И тогда наступала “лепота”. Те, кто отъезжал в город, еще долго слышали стройный хор советской песни под управлением известного концептуалиста Дмитрия Александровича Пригова. Одно осталось непонятным — где теперь те несчастные, что голышом сидели на осине, целый день без остановки завывая волком? Жалко, помнится, их было безумно. А с другой стороны — это был яркий пример того, что мухоморы делают с людьми. Так что второй по счету фестиваль оказался еще и поучительным.



Открытия месяца

Они состоялись на новой концертной площадке столицы — в Московском международном доме музыки (ММДМ) — в день начала нового концертного сезона. Собственно, впервые ММДМ распахнул двери для публики еще в конце прошлого года. Зрители оценили оригинальное расположение зрительских мест и современный дизайн. Но не обошлось без разочарования: заявленные акустические параметры большого зала оказались сильно преувеличенными. Новому президенту ММДМ Владимиру Спивакову пришлось расплачиваться за промахи прошлого руководства. В том числе и издержки неграмотного строительства. Когда летом полы сцены большого зала вскрыли, под деревом обнаружились слои из стекловаты и фанеры. В день открытия сезона акустика зала была уже качественно иной. И пока нет предела ее совершенствованию: вскоре в зале будет установлен самый большой в России орган, изготовляемый по спецзаказу германскими мастерами. Он тоже повлияет на акустику зала, причем в какую сторону, пока неизвестно. Помимо акустических открытий в день первого концерта на сцене ММДМ состоялось и творческое. Впервые на сцену вышел новый симфонический оркестр, который получил название Национальный филармонический оркестр России под руководством Владимира Спивакова. Оркестр провел свое первое выступление раньше назначенного срока — по плану сезон в Доме музыки должен был открыть маэстро Евгений Колобов, скоропостижно скончавшийся в июне этого года. Но нехватка репетиционного времени компенсировалась высоким уровнем оркестрантов, многие из которых покинули известные московские оркестры ради того, чтобы играть со Спиваковым.



Спектакль месяца

Без сомнения, им стал “Лир” в Театре им. Вахтангова. Он уже разбил критиков на два враждующих лагеря — “Лира” одни обожествляют, другие ненавидят, но равнодушных нет. Публика же, не будь дура, скупает билеты. И правильно — в “Лире” удивительным образом все срослось — режиссерская концепция (Владимир Мирзоев), уникальная декорация (художник Алла Коженкова) и игра актеров, в первую очередь Максима Суханова в роли Лира. Спектакль несет образ и энергетику чего-то древнего, корневого, пещерного. На этом уровне и первородные эмоции, и внешний ряд. Пожалуй, впервые за последние годы в театре грим вышел чуть ли не на первое место — в первом акте за счет силиконового грима Суханова просто не узнать. Грим как бы отражает и развивает идею сценографии. В общем, образный круг замкнулся. Браво, “Лир”!



Победа месяца

наших киношников на Венецианском фестивале. До последнего момента никто не верил, что Россия выйдет в фавориты, но факт остается фактом: фильм “Возвращение” взял двух “Золотых львов”. Самое потрясающее, что решающий “киногол” забил ну абсолютно никому не известный режиссер Андрей Звягинцев.

Незадолго до Венеции “Возвращение” показывали в Госкино, но никакого шума на его счет не было ни от критиков, ни тем более от прокатчиков. Свои промахнулись, спасибо, чужие похвалили.

История с “Возвращением” всем нашим крутым кинематографистам утерла нос и доказала, что кроме связей, блата, крутизны в искусстве все решает талант.

Ну и, наконец, последняя новость — в минувшую пятницу “Возвращение” выдвинули на “Оскара”.



Премьера месяца

состоялась в Большом московском цирке на проспекте Вернадского. То, что на афишах условно обозначено музыкально-цирковым ревю, по своим масштабам аналогов в мировой практике не имеет. Бывали примеры слияния эстрады и цирка, балета и цирка, но такого, как в спектакле “Свадьба соек”, где в едином творческом порыве соединились цирковая, балетная и вокальная труппы, еще не было. Режиссеры-постановщики спектакля — киношный производитель “Аттракционов” Евгений Гинзбург и худрук Большого цирка Леонид Костюк — на полную катушку использовали все возможности уникального здания цирка с его сменяющимися манежами, иллюзионными чудесами и небывалой красоты фонтанами, а звуковой дизайнер Владимир Виноградов добился просто невозможного: благодаря его техническим разработкам голоса вокалистов, поющих вживую, не растворились в подкупольном пространстве.

Режиссеры всего мира ищут сегодня новые формы в искусстве. И “Сойки” — один из таких удавшихся экспериментов. Вот только зацикливаться на нем не стоит: пусть в цирке будет много самых разных спектаклей: клоунских, дивертисментных или еще каких-то. Главное, чтобы это было так же талантливо и интересно.



Скандал месяца

закрутила на весь мир бывшая балерина Большого театра Анастасия Волочкова. Подробности происшедшего “МК” рассказал в статье “Страсти по Насте” в номере от 23 сентября.

29 сентября перцу в этот и без того острый сюжет подсыпал министр труда Александр Починок, объявивший, что увольнение Волочковой прошло с нарушением трудового законодательства РФ. Починок отметил, что Волочкова была незаконно уволена, поскольку нельзя увольнять человека, не предупредив его заранее. В связи с этим инспекция Минтруда обязала восстановить Волочкову в должности до 6 октября. Конечно, похвально, что министр так оперативно отреагировал на жалобу одной отдельно взятой гражданки, такая бы оперативность в отношении других россиян, уволенных незаконно. Но это, конечно, мечты... А вот что касается реальности... Даже если Волочкова и вернется в Большой, то кто будет ее партнером? Желающих нет, правда, некоторое время назад вызвался выйти вместе с Волочковой в “Раймонде” Николай Цискаридзе. Поступок смелый, если вспомнить, что он и Светлану Лунькину (балерину, не столь габаритную, как Волочкова) не мог удержать на руках, да и Ульяну Лопаткину однажды уронил. Так что же, вновь обращаться к г-ну Починку за помощью, чтобы нашел партнера? И как быть с репертуаром? В театр, предположим, балерина вернулась, а спектакли не танцует, потому что... театр ее не хочет.

Не хотят Волочкову и в других тетрах, во всяком случае у балерины нет ни одного международного контракта. И лишь в родном отечестве, где ТВ и пресса так заморочили голову Волочковой, что российским гражданам почудилось, будто Анастасия Волочкова и впрямь великая балерина.

В общем, скандал с Волочковой, по всей видимости, продолжится и в октябре, став, возможно, самым громким российским скандалом нынешнего года.



Конфискация месяца

случилась на этот раз в области изобразительного искусства. Почти весь сентябрь прошел под знаком Рубенса. Некий предприниматель и коллекционер Владимир Логвиненко обнаружил, что у него в наличии находится не копия, а самый настоящий оригинал картины Рубенса “Тарквиний и Лукреция” примерно 1610 года написания. Сначала картина была в музее “Сан-Суси” под Потсдамом, потом ее подарил своей любовнице Геббельс, а в конце войны в ее доме поселился наш офицер, который, уезжая на родину, прихватил шедевр с собой. Но, несмотря на то что Логвиненко честно Рубенса купил, да еще и отреставрировал, немцы теперь хотят получить трофей обратно, причем совершенно бесплатно. Владелец шедевра, который может стоить около 80 миллионов долларов, в недоумении, а Генпрокуратура при исполнении — на всякий случай конфисковала картину до выяснения всех обстоятельств. Говорит, что временно. Следите за дальнейшими рейтингами: история наверняка получит свое громкое продолжение.



Телеграмма месяца

Ее в отчаянии отправил министр культуры Швыдкой Президенту России Путину. А что делать — государственный вандализм относительно памятников архитектуры достиг предела. Московские власти вслед за гостиницей “Москва” подняли руку на историческое здание “Военторг”. Молодец Швыдкой, что догадался включить в борьбу за памятники административный и политический ресурсы. Телеграмма сработала, и шум, поднятый вокруг “Военторга”, принес пользу — городские власти засуетились и стали оправдываться. Главный архитектор Москвы г-н Кузьмин, судя по его словам, наконец-то решил навести порядок в своем хозяйстве, но заявления, которые он делает, повергают в шок. Так, он утверждает, что лицо города формируют архитекторы-середняки (читай, троечники-четверочники). На что после этого надеяться? Разве что только на телеграммы во спасение исторического облика столицы от министра культуры президенту.



Премия месяца

Это, конечно, Нобелевская премия по литературе, которую получил 63-летний южноафриканский писатель Джозеф М.Кутзее. “В его творчестве нет двух книг, созданных по одному рецепту”, — обосновали свой выбор члены шведской академии. Вехами на пути Кутзее к нобелевской вершине стали другие престижные литературные награды. За “Жизнь и время Майкла К.” он получил Букера (всего у него их два), за роман “В ожидании варваров” — премии Джефри Фабера и премии Д.Т.Блейка... Несколько книг Кутзее издавались на русском языке — более того, один из романов называется “Осень в Петербурге” (в оригинале — “Хозяин Петербурга”). В нем южноафриканец пытается воссоздать ту среду, в которую был погружен Достоевский в канун написания “Бесов”. Сам лауреат, не жалующий прессу, комментировать свой успех отказывается. Единственное, о чем он поведал миру, — что все это стало для него полным сюрпризом. Что касается денежного вознаграждения, то Кутзее получит 10 млн. шведских крон (около 1,3 млн. долларов).





Партнеры