Кому нужен троянский конь?

8 октября 2003 в 00:00, просмотров: 590

Собственно, если верить Гришковцу, он был только зачинщиком всей этой истории. То есть он задумал сделать спектакль, текст для которого напишут, а точнее, наговорят сами актеры на репетициях. Если все так и происходило, то всем им пора переквалифицироваться в драматурги, потому что получившаяся пьеса вполне тянет на пятерку с плюсом. В этом можно убедиться, посмотрев спектакль “Осада” на малой сцене МХАТ им. Чехова.

Перед нами жесткий и одновременно очень теплый, с юмором, рассказ о войне, озвученный живой музыкой. Построен рассказ не по классической сюжетной схеме: завязка — кульминация — развязка. Это размышления о войнах вообще. И прежде всего о том, что кем бы и когда бы они ни велись, суть их всегда одна: подвиг, страх и кровь. В эти размышления очень остроумно вплетены истории о Сизифе, об авгиевых конюшнях, о троянском коне, об ахиллесовой пяте, строчки из песни про надежду и вечный спор разума и силы. Самое интересное: слова о том, что надо верить в силу разума, Гришковец со товарищи вкладывают в уста сильного Ахилла.

Все это не значит, что “Осада” — это только погружение в глубины древнегреческой мифологии. Тут все вполне современно. Ветеран (Сергей Угрюмов, Виталий Хаев) лет 25—30 сидит перед городским, выросшим в тепличных условиях мальчиком (Павел Ващилин, Олег Соловьев) и рассказывает истории из личного военного опыта. Ну, привирает, приукрашивает, конечно, а как без этого?

— Ты вообще как живешь-то? — по-отечески интересуется ветеран.

— Да нормально, — пожимает юноша плечами.

— Нармя-а-альна... — зло корчится ветеран. — Зря я, наверное, с конем-то с этим. Мы с ребятами его строили, лезли в него, и все это для вот этого твоего “нармя-а-альна”?

Так, слово за слово, и обычный треп выруливает на философскую мысль о бессмысленности кровопролитий: дескать, за что сражаться-то?

Кроме ветерана и юноши есть еще первый воин (Андрей Смоляков, Игорь Золотовицкий) — по всему главный, второй (Эдуард Чекмазов, Валерий Трошин) — преданный исполнитель его приказов, и третий (Александр Усов) — интеллигентный товарищ, которого вообще непонятно каким ветром на эту войну занесло. Трио — добрая метафоричная иллюстрация к тому, что происходит в сражениях и между ними: люди убивают, гибнут сами и мечтают о том, что они будут делать, когда война закончится.

Под стать этому литературно-театральному опусу и оформление спектакля (художник — Лариса Ломакина). Все вместе декорации напоминают то ли античный корабль, то ли деревенскую избу — самое место для разговоров “за жизнь”. Пол усыпан мелко порванной бумагой, и непонятно — то ли это листья, то ли пепел. Посреди установлена невысокая платформа, деревянная по краям и мягкая в середине, так что ноги героев вязнут, как в болоте.

Еще несколько интересных моментов. Во-первых, актерских составов в спектакле несколько. И не факт, что текст, который произносит один актер, будет полностью совпадать с текстом другого, играющего с ним в очередь. Во-вторых, раньше Евгений Гришковец был главным действующим лицом всех своих спектаклей. “Осада” — первое его творение, которое будет жить и без создателя. Сказать, что этот эксперимент удался, значит ничего не сказать.




Партнеры