Арни залетел

8 октября 2003 в 00:00, просмотров: 163

Обозреватель Эд Энджер, которому надоели “сопли либералов” по поводу губернаторских выборов в Калифорнии (они проходят сегодня и завершатся в 4 часа дня по московскому времени), в своем журнале “Уикли уорлд ньюс” предложил радикальное решение: пусть все 135 кандидатов выйдут на помост и поборются между собой. Победителя и объявят губернатором. Так, мол, выбирало своих лидеров человечество на протяжении тысячелетий.


Правда, сам Энджер признает, что такие “выборы” гарантируют победу бывшего культуриста и кинозвезды Арнольда Шварценеггера. Да, трехкратного Терминатора в открытом бою не победишь. Соперники отлично понимают его силу, поэтому и не спешат на помост, а пытаются разыграть древнюю как мир карту. На Шварценеггера отыскали свою Монику Левински. И не одну, а больше дюжины.

Шварценеггер, который раньше и не мечтал о кресле губернатора, зарабатывающего в год столько, сколько он сам — в неделю, похвалялся не только диаметром своих бицепсов. Он описывал в журналах свои сексуальные рекорды, групповой секс и прочее а-ля Лука Мудищев. Когда эту похвальбу вытащили на свет божий, Арнольд, святая простота, воскликнул: “Но ведь я не собирался становиться политиком!”

В самый канун выборов газета “Лос-Анджелес таймс” три дня подряд публиковала списки и признания женщин, которых Арнольд пытался совратить. Набралось 15 женщин. Три из них утверждали, что Арнольд хватал их за грудь; четвертая — что он залез к ней под юбку; пятая — что он хотел сорвать с нее бикини в лифте; шестая — что Арнольд усадил ее к себе на колени и спросил, испытывала ли она “определенный сексуальный акт”, и т.д.

Перед лицом такой армады Арнольд дрогнул. Находясь в Сан-Диего, он признал, что “нет дыма без огня” (это его слова), но напирал больше на дым, чем на огонь: мол, до дела не доходило.

Путешествовал Арнольд по Калифорнии на голубом автобусе, предлагая себя всем жителям штата, включая мужчин. Но вслед за ним, как шлейф прошлых грехов, шел красный автобус с женщинами, которых он когда-то пытался “задрать”. На одной из остановок между Сан-Бернардино и Сан-Франциско некая Гэйл Эскобар, официантка отеля в Санта-Монике, прервала предвыборные рулады Арнольда рассказом о том, как он пытался ее изнасиловать. Сторонники Арни пытались... заглушить ее криками: “Лесбиянка!” — а сам Шварценеггер куда-то испарился. Но это было не бегством, а стратегическим отступлением. Он слетал за своей супругой Марией Шрайвер-Кеннеди, которую с ходу бросил в бой. Мария обнимала и целовала своего посолидневшего культуриста и говорила только о том, какой он у нее джентльмен — безукоризненно нежный, как облако в штанах. Что еще у него в штанах, Мария умолчала, поскольку об этом сказал сам Арнольд несколько лет назад в интервью журналу “Премьер”.

Мария — оружие обоюдоострое. Она защищает, конечно, своего благоверного, но одновременно вызывает тучи опасных аналогий. Все женщины клана Кеннеди имели мужей — ходоков по бабам, да еще по каким! У патриарха клана Джозефа в любовницах была кинозвезда Глория Свенсон; Джон и Роберт спали с Мэрилин Монро.

Короче, у попа была собака, он ее любил... Не знаю, каков мужик Арнольд в деле, но вкуса у него ни на грош. Почти все женщины, утверждающие, что стали жертвами его сексуальных домогательств, страшны как смертный грех. Против них даже виагра бессильна. Зато женщины, приветствовавшие его на пути в Сакраменто, были хоть куда. На остановке в Кловисе Шварценеггера встречали одни дамы. Над их головами красовался плакат со словами: “Удивительные женщины присоединяются к Арнольду!”

Соперники Арнольда обвиняют его одновременно в том, что он и женолюб, и женоненавистник. В подтверждение последнего приводят его фильм “Терминатор-3”, в котором Арнольд—Терминатор засовывает женщину-робота головой в унитаз. Это обвинение потрясло Арнольда до глубины души. Он говорил, что сунул в унитаз не женщину, а робота, машину. “Поймите, это не женщина. Женщин я люблю!” — клялся Арнольд. “Но робота ведь играла женщина!” — возражали ему.

Удастся ли попытка замочить в сортире Арнольда? Об этом мы узнаем в считанные часы. Пока что он уверенно обгоняет своих многочисленных конкурентов. Найдется на него Далила или Юдифь? Или Мария Шрайвер-Кеннеди станет первой леди Калифорнии? Скоро облако рассеется, и мы увидим, что окажется в политических штанах у 15 миллионов калифорнийских избирателей.




Партнеры