Звезды на вес

10 октября 2003 в 00:00, просмотров: 479

Ну какой амбициозный русский не хочет стать звездой? Если уж не для целого мира, то для своего кружка знакомых — как минимум. Стать актером массовых сцен, а проще говоря, представителем массовки — один из таких путей. Сия профессия в последнее время стала набирать популярность среди нерабочего или свободно трудящегося населения. Причем для большинства из тех, кто хотя бы раз вкусил этого хлеба, съемки в массовке превратились в своеобразный наркотик. Существуют даже целые массовочные иерархии.

О том, что же это за “заболевание” такое — массовка и как стать человеком, гордо именующим себя ее “актером”, я и попыталась выяснить, внедрившись в процесс ночной съемки фильма “Здравствуй, столица” режиссера Леонида Марягина.

Как стать женою Сталина

— Вы, девушка, собственно говоря, кто будете? — Грозный голос женщины яркой наружности не предвещал ничего хорошего. Как раз в тот момент я забиралась в автобус, который вкупе с другими авто съемочной группы привез массовку к гостинице “Националь”. В этом здании и должны были проходить съемки.

— А, вы бригадир? — обрадовалась я, вспомнив, что именно этим словом всю жизнь называли специалистов по подбору массовки. — Вот хочу у вас попробоваться!

— Во-первых, я не бригадир, это по-другому называется, — обиженно ответила женщина, — а во-вторых, кто это вам сказал, что вы будете у нас работать? У меня массовка элитная, — с гордостью развела руками массовочный “завхоз”, — люди отобраны по фотографии, многие в рекламах снимаются, по две тысячи получают! Ладно, оставайтесь, но пока без оплаты, вас еще посмотреть надо.

Тем временем некоторые представительницы элитной массовки сноровисто переодевались в углу, небрежно отгороженном от остального салона автобуса висящими костюмами и полностью просматриваемом с улицы. Сильно смущаясь такого легкого стриптиза, я постаралась как можно быстрее и незаметнее переоблачиться в платье требуемых 60-х годов.

— Да, девушка, к нам здесь относятся так себе, даже не кормят, — обернулся ко мне вальяжный мужчина лет 50, как только я приземлилась на свободное сиденье как раз за ним. — Ну максимум чай-кофе, как сегодня, а если все 12 часов сидишь? Это не то что в Голливуде, где по 100 долларов в день дают, не считая харча.

— Ну почему не кормят, на “Голубых огоньках”, в “Провинциалах”, “Клинских колбасах”, “Фанте”, может, и не кормили, а вот на “Би-Максе” кормили, Грымов в “Арси-Коле” и горячим, и холодным угощал, “Под Полярной звездой” есть давали, в колонии кормили. Это как бригадиры договорятся, — возразила темненькая девушка, сидящая рядом.

— То есть как это, в колонии? — подозрительно отодвинулась я.

— Ну в фильме мы снимались “Колония строгого режима”. Привезли нас в настоящую колонию. Предупредили, ни шагу вправо и влево — а то стрелять будут. Телефоны мобильные забрали. Тюрьма ведь настоящая. Велели не общаться с арестантами, мы видели их в бане. У нас сцена там была, как будто зэков мыться повели.

— А я жену Сталина играла, у гроба вождя стояла, — заметила женщина из другого конца салона.

— А я проституткой несколько раз была, — отозвалась ее соседка. — Во-первых, в “Провинциалах”, там девиц легкого поведения по сюжету сгоняют в “обезьянник”, потом в “Марше Турецкого”, а в “Остановке по требованию” играла девушку бандита, тоже даму полусвета. А когда играла проститутку в “Мужской работе”, мы стояли на Ленинградском вокзале в подворотне, а тут какие-то бомжи к нам подошли. Спрашивают: почем? Мы им: сегодня 500 рублей (в смысле столько за день игры в массовке платят), а раньше, говорим, давали по триста, но сейчас бригадир хороший попалась. А они: у нас и сотни-то нет, лучше вот, глотните, — и самогонку в заляпанной бутылке протягивают. Но больше всего мне понравилось быть газовщицей в фильме “Под Полярной звездой” — там нужно было всего-навсего веселиться и песни петь!

Мать-героиня против целлюлита

Тем временем помощники режиссера позвали нас “на грим” в небольшой автобус, где одновременно ваяли и девушки-гримеры, и визажисты. В течение получаса гример сооружал на моей голове нечто с помощью шпилек. Результат превзошел все ожидания — я чувствовала себя покинувшей модный парикмахерский салон 60-х.

Пока Леонид Марягин доснимал эпизод с Владимиром Меньшовым, по коридору в ожидании своего часа бродила молодая женщина, уже облаченная в нужный костюм. Ее лицо мне показалось до боли знакомым.

— Она в антицеллюлитной рекламе снималась, помните? — заметив мой взгляд, пояснила сидящая рядом девушка. — Такая, в купальнике с зонтиком.

Как выяснилось, Галина была замечена не только в антицеллюлитной пропаганде, но и в рекламе препарата для женщин, а также в образе матери-героини в фильме “Лучший город земли” — продолжении “Московских окон”, где она была “беременна” на последнем месяце — в роддоме сидела. Ей тогда достаточно долго “примеряли” месяцы — у костюмеров на каждый есть специальные “животы”. Кроме того, Галина в свое время бегала под дождем в картине “Одиноким предоставляется общежитие”.

— Свою карьеру я начала более 20 лет назад, когда случайно была замечена режиссером Азарием Плисецким, который снимал “Мэри Поппинс”, — рассказывала моя новая знакомая. — Пришла к другу-осветителю в гости, а тут не хватало девочки-балерины. А я худенькая была, ну и подошла по типажу. С этого и началась моя “массовочная” история.

Сейчас Галина работает в детском саду, преподает детишкам хореографию, одновременно снимаясь в массовке. Бывает, привлекает к этому делу и малышей. Внедрила даже собственного сынишку в один детективный сериал. В целом Галина переснималась более чем в 30 фильмах и рекламах, а вот в обычной ТВ-массовке она не участвует принципиально.

Потусовавшись среди артистов массовки, я выяснила, что у “старичков” можно узнать много полезного, например, телефоны бригадиров, которых чем больше имеешь, тем лучше. Имеются целые семьи из массовочников. Вместе снимаются. Есть и совсем звезды, например, поведали мне про некого Игоря Перепелкина, красавца, сильно смахивающего на офицера благородных кровей, а потому уже успевшего стать лицом одной автомобильной корпорации и получить предложение на съемки в Адлере. Исходя из рассказов, я поняла, что и Галину, согласно массовочной градации, тоже можно причислить к звездам, но масштаба поменьше, потому что конкуренция среди женского пола — куда круче: баб больше!

50 бригадиров в одной копилке

Дослушивая рассказ о том, как Галине пришлось в фильме “Сердцебиение”, давясь, 10 раз есть бананы, которые она терпеть не может, я увидела, как начинают отбирать людей на съемку. В итоге массовкой оказались 7 человек, включая и вашу покорную слугу. Представителей золотой молодежи 60-х — именно такую роль пришлось выполнять мне и остальным отобранным по типажу людям — рассадили вокруг ресторанного стола. Через пять минут на белоснежной скатерти появились тарелки с настоящими салатиками оливье, капусткой и традиционным набором из сыра и колбаски.

— Молодой человек, вы развернитесь вполоборота, а то одна ваша спина видна! — Леонид Марягин давал ценные указания. Тем временем содержимое салатницы заметно уменьшалось, потому что времени уже было четыре часа утра и представителям мужского пола очень хотелось кушать. Согласно сюжету, подвыпивший субъект пытался нагло вторгнуться в атмосферу праздника, хватая бокал с вином (т.е. вишневым соком) прямо со стола. От молодежи требовалось продемонстрировать удивление, плавно переходящее в гнев, которое не успевало обрушиться на пьянчугу ввиду того, что его устранял вовремя подоспевший швейцар. Со стороны нашего стола проблем не было: сидящие гневались по полной. Видно, массовочники были со стажем, а вот сцена с последующим вытиранием рук все того же пьяницы о блестящий затылок рядом сидящего посетителя удавалась не сразу.

— Вы, девушка, что смеетесь? — повысил Леонид Марягин голос на приятную шатенку. — Он же вашего кавалера обидел!

Снова репетиции и — наконец-то дама прониклась нужным настроением: вслед обидчику бросается “волчий” взгляд.

Ко времени заключительных дублей с наших блюд исчезла уже и капуста, поэтому массовочники ловко разбросали остатки колбасы по блюду. Как говорится, если уж входить в роль — то по полной! Еще три минуты — и заветная фраза: “Стоп, снято!”

— Кошмар, никогда такого не было, чтобы я просидела всю ночь — и без дела! — И Галина не в лучшем настроении удалилась вслед за другими недовольными персонами.

Начало светать. Переодеваясь в автобусе, я не спеша наблюдала, как бригадир выдает каждому на улице заветные 300—400 рэ (в зависимости от того, как договорилась).

Итак, массовочные съемки это какой-никакой источник заработка (при ежедневной загруженности можно заработать до 300 долларов в месяц), а потом — возможность реализовать скрытый творческий потенциал! Ради последнего некоторые готовы за бесплатно сниматься хоть целыми сутками. Это еще одна иерархия — артисты в душе.



Партнеры