Суета вокруг закона

13 октября 2003 в 00:00, просмотров: 118

Еще не вступив в силу, закон “Об альтернативной гражданской службе” перессорил депутатов Госдумы. К дискуссии о том, где, как и сколько служить “альтернативщикам”, подключился Совет Федерации.

Первоначально закон об АГС учитывал лишь место работы призывника: если это в/ч — труби три года, если гражданское учреждение — 42 месяца. На прошлой неделе “казарменную льготу” депутаты отменили и срок службы предложили исчислять в зависимости от ее географии. Таскаешь ночные горшки в родной поликлинике — трудись 42 месяца. Согласен это делать где-нибудь в Урюпинске — обойдешься тремя годами.

На инициативу в Охотном Ряду моментально отреагировали в Совфеде.

— Я буду голосовать против такого закона, — заявил экс-командующий Северным флотом Федерации Вячеслав Попов. А его коллега Александр Калита назвал предложение Госдумы “популистским и вредным для государства”. Мол, чего только не выдумают депутаты в погоне за голосами избирателей.

На поддержку народа думцы, конечно, рассчитывают. Но дело не только в ней. Около года назад региональным властям предложили составить список мест, где готовы дать работу и предоставить временное жилье “альтернативщикам”. Если с первым трудностей не возникло, то во второй графе шли сплошные прочерки. Вот и получается, что домашняя АГС — не прихоть депутатов, но скорее вынужденная необходимость, без которой закон — никчемная бумажка.

Между тем призывные баталии на Охотном Ряду аукнулись не только этажом “выше”, но и ступенькой “ниже”. Мосгордума выступила с законодательной инициативой изменить закон “О воинской обязанности и военной службе” и предоставить отсрочку от призыва: а) гражданам с высшим образованием, проходящим службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе МЧС, органах уголовно-исполнительной системы, по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также в таможенных органах; б) учащимся профильных образовательных учреждений; в) всем, кто работает в милиции, пожарных частях, в системе ГУИН и на таможне, не имея высшего образования.

— Эти граждане занимают самые низкооплачиваемые должности, выполняя при этом физически трудную и опасную для жизни работу, — тут же объяснила депутат МГД Валентина Присяжнюк. Начальник ГУИН Виктор Злодеев уточнил, что изменения в законе лишь официально подтвердят фактическое положение дел в столице. Оказывается, более половины сотрудников системы исправительных учреждений — призывники, а в столичных “пожарках” этот показатель достиг 70%.

“МК” поинтересовался, как оценивают предложение московских депутатов их коллеги в Госдуме и военные.

Председатель Комитета по обороне ГД Андрей Николаев:

— Очень сомневаюсь, чтобы Дума поддержала эту инициативу, ведь в законе “О воинской обязанности и военной службе” пожарная, милицейская, таможенная и прочие к таковой не отнесены. Правда, в законах “О милиции” и “О пожарной безопасности” предусмотрен прием на службу призывников и снятие их с воинского учета. Наш комитет неоднократно предлагал правительству привести служебную практику “к единому знаменателю”. Ответа из Белого дома я не слышал.

Начальник Главного оргмобуправления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов:

— Весной 2003-го мы пошли на нарушение закона — засчитали такую службу за военную 3700 призывникам. Больше такого не будет.

Военком Москвы генерал-майор Василий Красногорский:

— Нельзя такие вопросы решать с кондачка, без всестороннего изучения и квалифицированной экспертизы. Сегодня уже действует более двадцати отсрочек, ими пользуются около 70% призывников. Так пойдет — некому в армии будет служить. А вообще не дело — сталкивать лбами представителей ведомств. Конечно, закон должен учитывать интересы различных групп. Но государственные интересы, к каким относится защита страны, все же выше.




Партнеры