Чингисхан на “Mосфильме”

15 октября 2003 в 00:00, просмотров: 425

“Мосфильм” в Монголии ждали. Не как Ричарда Гира, который приехал, обошел два буддистских монастыря и уехал. Или Джулия Робертс, которая тоже была здесь проездом. Туристы — они и в Монголии туристы. Тем более из Америки. А вот свои, родные, русские — они ж не поглазеть, они — по делу. Тем более что истосковались по нему монгольские кинематографисты (все — сплошь ВГИКовские кадры) порядочно: за последние 10 лет сами сняли всего два кинофильма. И делегацию “Мосфильма” — кинодраматурга и режиссера Александра Бородянского, актеров Анну Герм и Амаду Мамадакова — встречали на ура.

Мосфильм” устраивает свои “Недели” по всему миру — за последние пять лет число таких праздников кино перевалило за 40. Только в этом году они прошли в Македонии, Париже, а следом за Монголией уже намечены в Германии и Финляндии.

Неделя “Мосфильма” в Монголии для местного населения вообще неожиданно стала чуть ли не национальным праздником. Началась она 6 октября фильмом Николая Лебедева “Звезда” — зал на 600 мест оказался переполнен чуть ли не в два раза: люди заняли все проходы и лестницы. Картина шла без субтитров, хотя публика собралась в основном молодая — старшеклассники, студенты. Раньше почти все монголы говорили по-русски, а высшее образование получали в СССР. И нынешнее правительство, как сказал посол РФ в Монголии г-н Дерковский, можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннесса. Все его члены учились у нас, а премьер-министр даже слыл одним из лучших переводчиков Пушкина на монгольский. В новые же времена русский из разряда общедоступного перешел в элитный.

Приехавшего в составе делегации актера Амаду Мамадакова после показа “Звезды”, в которой он играет, чуть не разорвали на сувениры: фотографировались с ним, брали автографы. У Амаду оказалась потрясающая биография: родился он в бурятской крошечной деревеньке Ело недалеко от границы с Монголией.

— Деревня наша — почти мужской монастырь, — рассказывал Амаду, — женщин очень мало. Я и косить умею, и корову доить, и на тракторе, и шишку добывать, и на охоту — на косуль мы ходили. Когда я окончил школу, родители сказали: “Будешь трактористом, будешь нас в старости кормить”. Я же единственный сын в семье, у меня еще две старшие сестры. И тогда же, десять лет назад, к нам приехали из Москвы какие-то люди, я пошел посмотреть. Сказали: нужно представить, что пожар. Все друзья мои кричали: “Пожар! Пожар!” А я к каждому из комиссии подходил и потихонечку так говорил: “Нужно выйти, пойдемте, я на улице вам все объясню”. Когда пожар, первое же правило — чтоб без паники. Так меня в Москву и забрали — в Горно-Алтайскую студию Щепкинского училища. Знаете, с чего для меня Москва началась? Нас в Пушкинский театр привели, а там мне больше всего люстра понравилась и кресла мягкие. Я как сел, так и уснул.

Амаду покорил всех не только своим героическим экранным образом — ролью разведчика, но и потрясающей самоиронией. Он и в “Звезде” сам придумал многое для своей роли, и главное, что все шаманские штучки на экране — настоящие. Даже траву арчин, которой Мамадаков себя для оберега окуривает, ему с родины прислали. В Великую Отечественную войну была Сибирская дивизия, в которой много бурят-охотников служили. Все они тайком от начальства (потому как советская власть все обряды запрещала) везли арчин на фронт — в воротнички зашивали, между швов.

Сам Амаду до того, как в “Звезду” попасть, пока учился, кем только не работал — и дворником, и официантом, и кондуктором в троллейбусе. После Щепки окончил режиссерский у Гончарова в ГИТИСе. Еще до “Звезды” его позвали в театр Калягина “Et Cetera” — играть спектакль привозили на военном “козлике” с солдатами. Актеров же режиссер на месяц перед съемками еще и в настоящую армию отправил — с казармой, подъемами по сигналу и пробежками с полной выкладкой.

Совсем скоро на экраны выйдет картина Владимира Хотиненко “42 метра”, в которой мы увидим Амаду среди звездной команды — Сергей Гармаш, Сергей Маковецкий, Владислав Галкин, Марат Башаров, Чулпан Хаматова. Историю из жизни подводников, почти про “Курск”, снимали в Мурманске и Севастополе. Амаду играет торпедиста. Работы много — съемки, пробы идут одни за другими. На одной из проб он познакомился с актрисой Анной Герм (название фильма из суеверия пока не утвердили, говорить не будем). Каково же было их удивление, когда они на следующий день встретились в аэропорту “Шереметьево-2” — в составе одной мосфильмовской делегации! А Анна, не успев поздороваться с новым знакомым Амаду, тут же увидела своего старого приятеля — Андрея Звягинцева, который вылетал на фестиваль в Ригу со своим “Возвращением”. Оказалось, Анна с Андреем вместе учились в ГИТИСе и частенько пили в одной компании чаек в его комнатке в коммуналке, которую он снимал недалеко от ГИТИСа. На комнатку будущая мировая знаменитость, которого сейчас рвут на части самые серьезные продюсеры со всего света, предлагая снимать фильмы у них, подрабатывал дворником.

Вот так вот все в мире кино запутано и замешено. Анну Герм после ГИТИСа позвали в Театр им. Маяковского. А в кино ее дебют состоялся в “Дне полнолуния” Карена Шахназарова, который она и представляла на Неделе “Мосфильма” в Монголии. Но еще до того, как Анна вышла на сцену Российского центра науки и культуры, где проходило открытие, ее уже в фойе обступили поклонники.

— Вы знаете, моя мама так любит вас, она все говорит: “Такой хороший фильм, а я так болею, неужели не доживу до конца, не узнаю, чем все кончится?” — так трогательно говорила Ане одна из подошедших девушек.

Артистка Герм поступила в Театр им. Гоголя и играет там в нескольких спектаклях. В “Комедии о российском дворянине Фроле Скобееве и стольничей Нардын-Нащокина дочери Аннушке” по пьесе Аверкиева у нее главная роль, скоро — ввод в спектакль “Записки Тригорина” по Уильямсу. К тому же Герм пишет сценарии и получила недавно несколько интересных предложений как сценарист.

Кроме “Звезды” и “Дня полнолуния” “Мосфильм” привез с собой картины “Яды, или Всемирная история отравлений” Карена Шахназарова, “Кто, если не мы?” Валерия Приемыхова, “Холодное лето пятьдесят третьего” Александра Прошкина и оцифрованное “Освобождение” Юрия Озерова. Фильмы шли в центральном кинотеатре Улан-Батора, название которого переводится как “звезда”, билеты стоили два доллара, и, надо сказать, места не пустовали.

А глава нашей делегации Александр Бородянский уехал из Монголии с почти подписанным договором о написании им сценария о Чингисхане. Александр Эммануилович уже 20 лет собирает материал об этом уникальном человеке. Амаду Мамадакова уже пригласили в этот русско-монгольский проект, на главную ли роль — пока секрет.




    Партнеры