Акционерное общество “Pоссия”

15 октября 2003 в 00:00, просмотров: 194

Наша Конституция мало чем отличается от устава акционерного общества. И это не недостаток главного документа страны, а наоборот — его достоинство. Каждый гражданин имеет паспорт. Это и есть его акция. С правом голоса на выборах совета директоров, то есть всех ветвей власти. В том числе и президента.

В любом акционерном обществе так. Ежегодно в указанное место съезжаются люди, которые своими голосами определяют, чем в будущем году предстоит заниматься предприятию. Правда, сегодня между нашей страной и неким АО есть существенная разница. Обычно акционер, выбирая совет директоров, ставит перед кандидатами задачу. Скажем, повышения производительности труда, роста производства и увеличения дивидендов. Мы с вами, как граждане страны, имея такое право, на деле не пользуемся им. Нынешняя Конституция существует уже 10 лет, но за это время ни разу народ не указывал власть имущим подобных ориентиров. Они сами решали, к чему стремиться и с какой скоростью двигаться дальше. В результате зачастую непродуманного нажимания то на газ, то на тормоз страна нередко буксовала. А мы — оставались сторонними наблюдателями.

Призрачное богатство

Дошло до того, что к нам в страну начинают приезжать люди с глупыми предложениями. Не так давно Россия чуть было не стала крупнейшим продавцом воздуха. Маститая европейская делегация из политиков и ученых тормошила обитателей властных коридоров с одной-единственной целью: убедить правительство поставить подпись под так называемым Киотским протоколом и превратить воздух в товар. Шутка? Сущая правда.

Иностранцами двигала благородная цель — забота о климате Земли. Их пугают глобальное потепление, участившиеся засухи или, наоборот, наводнения. Еще в декабре 1997 года специалисты ООН решили, что человеческая деятельность влияет на содержание углекислого газа в атмосфере, и решили свести людское влияние на природу к минимуму. Для многих стран были установлены определенные квоты, с тем чтобы к 2008 г. сократить выброс углекислого газа на 5%. К примеру, европейским странам предстояло уменьшить его количество в рамках квоты на 8% (по отношению к уровню 1990 г.), Японии — на 6, России — на 100, Исландии — на 101, Австралии — на 110%. То есть, если заводы в некоей стране выбрасывают в атмосферу 100 тонн углекислого газа, а квота равна 10 тоннам, то обязательства в 110% равнозначны сокращению выбросов на 11 тонн.

Теперь выясняется: когда у нас промышленность в застое и нет денег, а у других мощная экономика и нечем дышать, чистый воздух превращается в ходовой товар. Неиспользованные квоты по вредным выбросам можно продавать. Подпиши Россия протокол и делай деньги из воздуха. Однако Россия неожиданно заупрямилась. Иностранцы были в шоке. Ведь и делать-то россиянам ничего не надо было — просто остановите заводы и живите в свое удовольствие в ожидании обещанных 10 млрд. долл. в год за неиспорченный воздух. Для сравнения: доходы столичного бюджета составят чуть меньше — примерно 9,6 млрд. долл.!

Но, если подойти к проблеме практично, ситуация выглядит совсем по-другому. США и Австралия, которые реально могут покупать у нас квоты на чистый воздух, протокол не подписывают. Там надеются, что в ближайшем будущем у них случится бурный рост экономики, и им незачем брать на себя дополнительные обязательства. В Европе и без России полно продавцов чистого воздуха: в восточноевропейских странах свой спад производства. Воздух продавать некому.

Назад в будущее

Пожалуй, разумнее было бы подумать о развитии в нашей стране нормального производства. Однако это никому в голову не приходит. Мы сами создали себе в мире такой имидж, что к нам со всего света солидные люди съезжаются делать деньги из воздуха.

Впрочем, по-другому и быть не может. Все экономические успехи в нашей стране зависят от того, кто считает. Если исходить из текущего курса рубля и нынешнего ВВП, то получится, что экономический рост есть. Однако если наши экономические достижения пересчитать через курс рубля к доллару на январь 1990 г., то выйдет обратная картина. Напомним, что тогда наша денежная единица стоила 1 американский доллар.

Такое положение вещей трудно назвать экономическим ростом. Как считает руководитель центра “Другие реформы” экономист Андрей Годзинский, мы не можем говорить об экономических успехах, если у нас продолжается колоссальное вымывание капитала и падение показателя мощности экономики. Если взять такой важный показатель, как уровень ежемесячных расходов, производимых экономикой в расчете на одного жителя на потребительском рынке, то Россия скатилась с показателя в 500 долл. на человека в 1991 г. до 60 долл. сегодня. Впрочем, это не означает, что вся страна должна начинать мечтать о светлом прошлом. Америка, к примеру, сейчас демонстрирует мощность 3000 долл. на человека.

Кстати, приведенный уровень ежемесячных расходов не означает, что советские граждане были богаче или жили лучше. Прежнее государство около 400 долл. на одного жителя в месяц тратило на различные гигантские проекты: космос, армию, БАМ и прочее. Народу доставалось не больше сотни в виде зарплаты, путевок в различные профилактории, обучения и лечения. И все же подобная арифметика весьма показательна. Это все равно что сравнивать машины разных классов: скажем, у скоростного автомобиля “Феррари” 1 лошадиная сила приходится на 1 кг веса, а у “Запорожца” та же 1 л.с., но уже на 60 кг веса. В результате машины едут по-разному. Так и наша страна. Еще 15 лет назад Россия могла “ехать” куда быстрее, со средней скоростью 500 долл. на человека, а теперь “разгоняется” не более чем на 60.

Что же произошло? Размер нефтяной и газовой труб не уменьшился. Страна, как и прежде, торгует полезными ископаемыми и на этом неплохо зарабатывает. Большинство россиян даже считает, что жить стало лучше, чем во времена советского благоденствия. Появились колбаса, разнообразные импортные шмотки, можно свободно ездить за границу... Однако, как утверждают эксперты, на самом деле для людей мало что изменилось. Так могло быть и раньше. Правительству ничто не мешало все нефтедоллары тратить на ширпотреб. Но прежние власти понимали, что нефтяное счастье имеет предел.

Тогда деньги безрассудно вбрасывались в мегапроекты, а сейчас с аппетитом проедаются. Можно с уверенностью утверждать: любой “российский” “Мерседес” куплен в обмен на нефть или газ. Или его владелец сумел перераспределить те же сырьевые деньги через бюджет с коммерцией. Экономики сейчас нет. Осталась только труба.

За 10 лет в пять раз сократилось авиастроение и автомобилестроение. Исчезает оборонка. Россия постепенно превращается в Ирак. Все та же отечественная нефть в обмен на иностранное продовольствие! Сейчас наша промышленность существует только как вымирающий мастодонт.

Рубль в законе

Интересно, что наша промышленность может быстро начать набирать прежний вес. Если, конечно, ей будет на что опереться. Одна из причин упадка отечественной индустрии очевидна — утеря государственной монополии на национальную денежную единицу. Если бы не декреты, которые заставляют граждан на территории страны совершать сделки только в российских дензнаках, рубль бы вообще давным-давно пропал. А вся Россия перешла бы на более надежные и уважаемые в народе доллары: к чему лишняя суета и курсовые потери?

Нам постоянно внушают, полагает Годзинский, что рубль потенциально опасен. Сильная национальная валюта обязательно погубит экспортера, а вслед за ним накроется медным тазом вся экономика. Это чепуха. Сильный рубль никогда никого не убьет, если не будет прыгать в доллар и обратно. Американец, например, вообще не знает, что такое сильный или слабый доллар. Он его просто никогда ни с чем не сравнивает. Так может быть и у нас. Пока же наши люди мечутся между трех валют, вместо того чтобы пожинать плоды сильного рубля и русского капитализма.

Тем не менее реформы продолжаются уже 12 лет. А результата все нет. Видимо, власть такое положение вещей устраивает. Раз отечественная экономика под ее присмотром планомерно умирает. Но устраивает ли это нас — акционеров страны? Неплохо бы напомнить россиянам, кто мы на самом деле в этом государстве. И кто у нас в акционерном обществе обладает верховной властью.

Пока же мы ходим на выборы и выбираем себе начальников, как картошку на рынке, — из имеющегося товара. На самом деле не важно, кто будет сидеть в Думе или в Кремле. Важно, что эти люди будут там делать. Наша задача, как акционеров страны, — поставить задачу. Хочешь работать — назови свои условия. А не справишься, уволим.

К примеру, почему бы не предложить правительству поднять экономику России до человеческого уровня? Трудно представить, что кто-нибудь из сограждан будет против такой задачи. Естественно, для этого нужен референдум. Зато своим голосованием мы обяжем победивших на выборах граждан придерживаться нашей воли. И поставим им срок выполнения задачи. Конечно, по временному пункту можно будет торговаться. 5 лет мало, пусть будет 10. Главное — чтобы шли к цели, не сворачивая. Если будет составлен “протокол состава акционеров”, то от правительства к правительству, от президента к президенту эта задача будет реализоваться. Правда, власти вряд ли дозволят такой референдум. Впрочем, это и не важно. Все, кто за прогресс, могут сами прийти к избирательным урнам с разноцветными клочками бумаги. Кого все устраивает — опустят зеленые фантики. Ведь вся страна у нас на 80% в зеленых долларах. А кому это не по душе, кто предпочитает вернуть сильный оранжевый рубль — пусть голосуют оранжевым цветом.





Партнеры