Cтолицефрения

17 октября 2003 в 00:00, просмотров: 404

“Один переезд равен двум пожарам” — гласит старая народная мудрость. Но российские власти, похоже, не пугают трудности. Сразу после своей победы на выборах питерского губернатора Валентина Матвиенко ясно дала понять: переезд на берега Невы как минимум высших учебных судебных учреждений России абсолютно неизбежен. Учитывая всем известные связи Валентины Ивановны в высших эшелонах власти, ясно, что скорее всего эта идея уже получила высочайшее одобрение в Кремле.

Несмотря на кажущуюся экзотичность подобной затеи, перенос столицы — явление в мире довольно распространенное. Например, за последние столетия операцию по смене места пребывания верховной власти произвели: США (дважды), Япония, Турция, Бразилия, Нигерия, Пакистан, Казахстан (трижды)... И это не считая государств, которые временно сменить столицу вынудила либо гражданская война, либо внешнее вторжение: Германии, Франции и Китая.

Банкротство по-столичному

Возводя три сотни лет тому назад новый “город-сад” на брегах Невы, Петр I положил, как известно, несколько сотен тысяч народу. В современных условиях перенос столицы уже не приводит к столь масштабным жертвам. Зато его финансовая цена просто фантастически высока.

Сегодня туристы любят повосхищаться красотой новой-старой столицы объединенной Германии — Берлина. Но мало кто из них знает, что этот город находится сейчас на грани банкротства. Ожидая экономического бума после переезда федерального начальства, власти Берлина развернули грандиозное строительство. Было построено огромное количество офисов и квартир. Но, к полному изумлению немецких экономистов, предсказываемый всеми экономический бум так и не наступил. И более миллиона квадратных метров офисных пространств стоят сегодня пустыми. Такая же участь постигла и большую часть из 210 тысяч новых квартир. Все это вместе с другими масштабными строительными объектами привело к тому, что мэрия столицы одной из самых богатых стран Европы вынуждена резко снижать расходы на социальные нужды. Эффект от этого тоже не заставил себя долго ждать. Число людей, живущих в Берлине за чертой бедности, достигло изумительной для Западной Европы цифры — 15 процентов.

Естественно, берлинские градоначальники потребовали финансовой помощи от федерального центра. Мол, это из-за вашего появления у нас проблемы. Так что срочно выручайте! Но канцлер Шредер с его министрами эту логику не восприняли. У них свои проблемы. Экономика Германии находится в очень серьезном по местным меркам кризисе. Причем одной из главных причин этого стали непомерные затраты на перенос столицы. В итоге вся Германия сейчас потешается, глядя на невиданное зрелище — судебное разбирательство между мэрией Берлина и федеральным правительством из-за требования столицы о срочной финансовой помощи.

Еще более серьезную цену за перенос столицы заплатила Бразилия. “В конце 50-х годов прошлого века у Бразилии был шанс сделать резкий скачок вперед и превратиться в одну из самых экономически развитых стран мира, — говорит известный экономист и бывший помощник премьер-министра РФ Михаил Делягин. — Но вместо этого бразильцы увлеклись масштабными проектами. В этой стране были развернуты собственные программы создания ядерного оружия и национальной авиапромышленности. Кроме того, была выдвинута идея создания “Великой Бразилии”: сообщества государств, говорящих на португальском языке. Ну и, наконец, самые большие средства пошли на строительство новой столицы на новом месте. В результате огромный потенциал развития был полностью растрачен. Весь пар ушел в свисток”.



Полцарства за Исламабад

Конец 90-х годов. Казахстанское начальство начинает потихоньку переезжать из Алма-Аты в новую столицу — Астану. “Когда я приехал, мне сразу же выделили вполне комфортабельный кабинет с комнатой отдыха, — рассказывает один казахстанский замминистра. — А буквально напротив моего офиса мне дали уже почти доделанную квартиру. Одна незадача: нигде в округе не было горячей воды. Поэтому около трех месяцев мне пришлось жить в своем кабинете. А каждый уик-энд летал мыться в Алма-Ату”.

Впрочем, начальство, вынужденное терпеть такие “жуткие страдания”, находилось, естественно, в привилегированном положении по сравнению с простыми чиновниками. Со дня перевода столицы в Астану прошло уже шесть лет, а многие простые клерки до сих пор так и не решили жилищный вопрос. По рассказам знатоков, некоторым служащим министерств с многолетним стажем приходится мыкаться в общежитиях.

Но житейские проблемы чиновников — это не самое печальное последствие переноса столицы. Еще ни одной стране не удалось избежать связанного с этим хаоса и дезорганизации системы управления.

В начале 1940-х годов над Австралией нависла реальная опасность вторжения японской армии. Империя восходящего солнца уже разбомбила американский флот в Перл-Харборе и мгновенно захватила Гонконг, Сингапур, нидерландскую колонию Индонезия... Все эксперты были единодушны: шансы на то, что Австралия станет следующей жертвой, зашкаливают за 70 процентов. Естественно, в этих условиях выживание страны стало напрямую зависеть от четкости работы госаппарата. Но наладить работу чиновников оказалось почти невозможно. Австралия в тот момент находилась аккурат в середине процесса смены столицы. И получилось так, что часть министерств осталась в старых административных центрах — Сиднее и Мельбурне, а часть была уже переведена в новую столицу — Канберру. Поэтому министрам и высшим чиновникам приходилось растрачивать свое время на поездки по железной дороге между этими тремя городами. А между тем расстояние между ними исчисляется не одной сотней километров...

Но самая трагикомическая история связана с историей создания новой столицы Пакистана — Исламабада. В первые годы после получения независимости от англичан столица Пакистана находилась в портовом городе Карачи. Но очень скоро пакистанское начальство начало жаловаться на неудобство жизни в этом городе. Мол, климат отвратительный. Да и слишком много в городе простого, необразованного и грубого народа, который мешает жить элите. Поэтому в 1958 году власти Пакистана приняли решение построить в центре страны, в местности с мягким климатом, новую компактную национальную столицу. Ненависть отдельных пакистанских правителей к Карачи была так велика, что подождать окончания строительства Исламабада они не могли. Недалеко от “столичной строительной площадки” находился город Равалпинди. Вот туда-то временно и переехала часть министров. Получилось, что у одной страны оказалось целых три столицы!

Погруженные в столь важные заботы, пакистанские власти, естественно, не могли уделять особого внимания развитию других провинций. Экономический развал в пакистанской глубинке достиг невиданных размеров. А между тем связи между Западным и Восточным Пакистаном и без того были не очень крепкими. В результате во время очередной войны с Индией Восточный Пакистан взял да и отделился. Сейчас это независимое государство Бангладеш. Зато вот уже несколько десятилетий пакистанские власти предержащие живут в комфортных условиях, и местные плебеи им не докучают.



* * *

Почти у каждой страны была очень веская причина для начала такого опасного и дорогого проекта, как перенос столицы. В Америке строительство на голом месте новой резиденции федеральных властей было вызвано главным образом реальной угрозой распада страны. В первый год после создания США ее столицей был Нью-Йорк. Затем статус главного города страны сумела отвоевать Филадельфия. Сразу после этого в стране начался полномасштабный политический кризис. Из-за права принять у себя столичные учреждения все перессорились друг с другом: Нью-Йорк с Филадельфией, северные штаты с южными... По воспоминаниям будущего президента США Джефферсона, вероятность выхода нескольких штатов из союза была весьма высока. В конце концов с большим трудом был найден компромисс. Столицу было решено построить на территории южных штатов — в нынешнем Вашингтоне, а северным за это списали их грандиозные долги.

В Японии и Турции причины смены столиц были не менее серьезными. В конце XIX века в Японии произошла кардинальная смена политического режима. Прежние правители — сегуны, проповедовавшие отказ от контактов с Западом и сохранение традиционного японского образа жизни, были свергнуты. Ведь политика сегунов завела страну в тупик. Как убедились японцы, самурайские мечи — плохое оружие против вооруженных винтовками “бледнолицых”. К власти пришел император, который по примеру нашего Петра I начал проводить курс на ускоренную модернизацию страны. Проводить новый курс из старой столицы Киото императору оказалось неудобно. Здесь было слишком сильно влияние свергнутого режима. Поэтому японские власти и переехали в Токио. В Турции прошло примерно то же самое. Власть султана была свергнута. А новый лидер страны Ататюрк решил, что ему удобнее править из новой столицы — Анкары, а не из Стамбула.

В Бразилии целью переноса столицы была необходимость развивать ранее совершенно дикий центр страны. Мол, если мы построим в необитаемых джунглях столицу, то скоро эта местность превратится в очаг цивилизации.

Одной из главных причин переноса столицы в Казахстане были тяжелые сейсмические условия в Алма-Ате. Бывший главный город республики находится в зоне восьмибалльных землетрясений.

В сегодняшней России нет никакой суперидеи, которая бы позволила оправдать хотя бы даже частичный перенос столицы. Можно не сомневаться, правда, что сторонники плана переезда судей в Питер будут ссылаться на пример Германии. В конце 1940-х годов освободившиеся от власти Гитлера западные немцы решили разбросать центральные учреждения по разным городам ФРГ. Основной столицей стал Бонн. Но верхнюю палату парламента — бундесрат и центральный банк — разместили во Франкфурте-на-Майне. Конституционный суд — в Карлсруэ. Штаб-квартира разведки была обустроена в пригородах Мюнхена...

Одной из причин подобного “размазывания” власти по стране была идея о том, что чрезмерная концентрация власти в одном городе опасна для демократии. Но гораздо более веской была и другая причина. Маленький провинциальный городок Бонн просто физически не мог вместить в себя все немецкое начальство. Кроме того, в последнее время в Германии начали постепенно отказываться от принципа разброса госучреждений по разным городам. Например, бундесрат уже переехал из Франкфурта в Берлин.

Можно, конечно, сослаться еще и на пример Евросоюза. Как известно, “правительство” ЕС — Еврокомиссия — находится в Брюсселе, Европарламент — в Страсбурге, а Центробанк — в том же Франкфурте. Но Евросоюз — это все-таки пока еще не государство, а лишь объединение государств. Поэтому в данном случае к России опыт Евросоюза не очень применим.

К каким конкретным последствиям приведет переезд судебной власти на невские берега? Учитывая зарубежный опыт и традиционные российские реалии, сделать прогноз по этому поводу не составляет особого труда. Политическую систему страны поразит новая страшная болезнь — “столицефрения” (в дословном переводе с греческого слово “шизофрения” означает “расщепление разума”).

Последствие первое. Падение авторитета и полупаралич работы и без того находящейся в отвратительном состоянии российской судебной власти.

Вместо выполнения своих прямых обязанностей все внимание служителей Фемиды будет поглощать “великое переселение юристов”. Перебросить в Питер придется уйму народу. В самом компактном суде — Конституционном — работает около 200 нетехнических сотрудников. В Верховном суде трудятся 125 судей и около восьми сотен аппаратчиков... По оценкам экспертов, общее число “переселенцев” составит как минимум 2000 человек.

“Очень многие юридические спецы в Питер не поедут, — считает политолог Владимир Мединский. — Положим, судьям Верховного суда сразу же дадут служебные квартиры. Но на всех важных сотрудников квартир, естественно, не хватит. А ведь кроме этого надо будет еще решить вопрос с получением нормальных работ для членов их семей. Прибавьте к этому не очень хороший питерский климат. Далеко не все захотят жить в таких условиях!” Благо без работы в Москве юристы, которые откажутся переезжать в Питер, не останутся. Ведь коммерческой столицей России Москва останется при любых условиях.

Зато эффект от переезда сразу почувствуют все граждане, сталкивающиеся с судебной властью. Сейчас официальная бумага из одного министерства в другое, на соседней улице, идет несколько дней. Вопрос на засыпку: сколько она будет идти в другой город?..

Последствие второе. “Затраты на переезд судей будут чудовищными, — считает Михаил Делягин. — Точную цифру вам сегодня никто не назовет. Но разговор идет о миллиардах долларов. Никто ведь не будет пытаться минимизировать расходы и интересоваться себестоимостью. К вопросу будут подходить с прямо противоположной точки зрения: какую сумму можно будет освоить. Это будет новая грандиозная финансовая черная дыра. Затраты на 300-летие Петербурга покажутся в сравнении с ней жалкими грошами”.

Еще один интересный вопрос: судьба нынешних офисов судебной власти в Москве. Комплекс зданий Верховного суда на Поварской только что был подвергнут грандиозной реконструкции. Для Высшего арбитражного суда близ Белорусского вокзала сейчас ударными темпами сооружается не менее роскошное помещение...

Так что новая судебная столица России в случае своего появления будет дорогой во всех отношениях. Один из самых высокопоставленных российских питерцев недавно в шутку высказал следующее предложение: было бы здорово, если бы возглавляемая мной контора осталась в Москве. А я сам бы вернулся в Питер и начал вновь жить как нормальный человек! Может быть, стоит не мучиться и последовать его совету?






Партнеры